Ее привели из камеры, пристегнули к трубе наручником.snaiper
— Вы что издеваетесь? — возмутилась она, — зачем мне российская пресса? Они же все переврут! Они уже назвали меня снайпером, наводчиком, меня обвинили в убийстве русских журналистов.
Откуда вы знаете, что о вас пишет российская пресса? — спросил я, — у вас есть интернет?
— Интернета нету, но мне сказали.
Сказали те, кто вас охраняет?
— Да.
Как вас поймали?
— Меня поймал мой украинский народ, а не вы, русские.
Не спорю, и все же, как дело было?
— Я шла за нашими ранеными. У поселка Металлист было подбито два наших БТРа, вот и пошла за ранеными.
Сколько там ваших убили, ранили?
— Я точное число не знаю, видела только четверых раненых. Попросила прислать за ними машину. Тут меня задержали.
Откуда вы и сколько вам лет?
— Мне 33 года, я родом из Киева. Я старший лейтенант украинской армии. Служу 10 лет. Раньше была в десанте, потом стала штурманом боевого вертолета.
Вас взяли с оружием?
— Да, при мне был автомат.
Вы уже убили кого-то?
— Я стреляла по зеленке, откуда по нам вели огонь. Я не могу знать, попала в кого или нет.
Зачем вы пришли с оружием на эту землю?
— Это наша земля.
Давайте называть вещи своими именами. В Киеве хунта совершила государственный переворот, свергла законного президента, навязала свои порядки. А здесь люди не захотели повиноваться хунте. Они имеют право жить по своим убеждениям?
— Они не хотят подчиняться Киеву, но хотят подчиняться Москве.
Да пусть захотят подчиняться хоть Гондурасу. Имеют право?
— Народ всегда имеет право.
Так что вы от них хотите?
— А что хочет от нас Россия свои вмешательством?
Если б Россия хотела вмешаться, то давно бы здесь навела порядок. А пока мы лишь наблюдаем.
— …У меня есть желание, чтобы наши люди Украины разобрались во всем, и перестали между собой воевать.
Если вас выпустят на свободу, вы опять придете сюда с оружием?
— Меня не выпустят, меня убьют. Причем убьют ваши русские власти по тем обвинениям, которые мне приписывают.
Да больно им это надо! Ополченцы вас обменяют, и все дела.
— Если останусь жива, то поеду в Киев пробовать достучаться до власти, чтобы ей объяснить, какие здесь люди, что они не являются для нас врагами, и что надо с ними вести мирный диалог. Буду убеждать прекратить войну.
То есть, уже воевать вы сюда не придете?
— Приду только в том случае, если сюда полезет Россия. А сейчас надо людей убеждать сложить оружие.
Вы, похоже, неглупая и должны понимать,что оружие здесь не сложат.
— А как тогда быть?
Есть пример цивилизованного развода Чехословакии, которая без всякой крови разделилась на Чехию и Словакию.
— Да, это тоже вариант. А потом через время, поняв, что у нас так много общего, обратно соединиться. Я согласна на такой вариант.
Вы замужем?
— Нет.
Почему?
— Нету достойно мне мужчины.
Каким должен быть достойный?
— Смелым!
Вы десять лет в армии, и что, среди украинских военных нету смелых мужчин?
— Мне нужен не такой смелый, который в бою умереть готов. Мне нужен такой, который осмелился бы на мне жениться.

На этой ноте мы и закончили нашу беседу. Материалов по делу Надежды Савченко я не читал, потому не берусь ее обвинять или оправдывать. Пусть разберется следствие.

Еще по теме

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
  Subscribe  
Notify of
Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели