Юденич: На мой взгляд — я все исповеди подвергшихся насилию в Интернете не осилила, но кое-что прочла. И мое глубокое убеждение, основанное на моем опыте, на неких профессиональных знаниях, что процентов на 50-70 – это врушки. Это девушки, тетеньки, которым очень хочется внимания, сочувствия, и они это все придумали. СоловьевИ здесь тоже не надо в них бросать камнями, давайте их поймем, простим и отпустим. Ну, хочется человеку как-то привлечь к себе внимание. Она написала, что ее в 13 лет в автобусе за какие-то места взял… А вопрос-то вот еще в чем интересный. Понимаете, Анна, что считать сексуальным насилием?

Шафран: Да, это очень интересный момент.

Юденич: Да, ведь если Уголовный кодекс, там все понятно, четко оговорено. Не вопрос. В этом формате трактовать – очень жесткие трактовки. Но ведь люди расширенно трактуют. Кто-то говорит, что «меня в автобусе кто-то прижал — сексуальное насилие, у меня травма на всю жизнь осталась». Кто-то говорит, что «в парке подкараулил какой-то эксгибиционист, что-то там демонстрировал», и опять — травма на всю жизнь. Одна дама на полном серьезе, у меня пост сохранился, заявила, что, в общем, если женщина вступает в сексуальные отношения в состоянии алкогольного опьянения сильного, то это — тоже сексуальное насилие.

Владимир Соловьев: #янебоюсьсказать — профессионально раскрученная акция. Кто заказчик? 14.07.2016

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Новые комментарии
Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели