В.Путин: Добрый вечер, уважаемые друзья, дамы и господа!

Прежде чем мы начнём серию вопросов и ответов, хочу поблагодарить Президента Турции господина Эрдогана и всех наших турецких коллег за то, что они так профессионально подошли к организации работы «двадцатки», создали очень хорошую доверительную и откровенную рабочую атмосферу для обсуждения тех тем, ради которых «двадцатка» и собралась.

ПутинХочу поблагодарить всех граждан Турции за доброжелательный подход к нашей работе и за помощь, которую мы чувствовали практически на каждом шагу.

Вопрос: Как я понимаю, одной из центральных тем саммита стала борьба с терроризмом. Понятно, что без эффективной борьбы против финансирования террористов победить эту проблему не удастся. Обсуждались ли какие‑то конкретные меры на саммите? В каком ключе шло обсуждение этих мер? До чего в итоге договорились?

Владимир Путин: Пресс-конференция по итогам саммита G20

В.Путин: Да, разумеется, эта тема была одной из ключевых – борьба с терроризмом, особенно после трагических событий с захватом заложников и гибелью людей в Париже. Но, конечно, мы всё понимаем и говорили о том, что нужно пресекать пути финансирования террористической деятельности.

Я приводил примеры, связанные с нашими данными о финансировании физическими лицами различных подразделений ИГИЛа в разных странах. Финансирование, как мы установили, идёт из 40 стран, причём в том числе из стран «двадцатки». Обсуждали эту тему.

Обсуждали необходимость исполнения соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН, которая, кстати, была принята по инициативе Российской Федерации, по предотвращению финансирования терроризма и по пресечению незаконной торговли предметами искусства, когда террористы грабят музеи на тех территориях, которые захватывают, и по предотвращению незаконной продажи и получения доходов от нефти и нефтепродуктов.

Более того, я даже продемонстрировал нашим коллегам наши снимки из космоса и с самолётов, на которых ясно показано и видно, какие масштабы приобретает эта незаконная торговля нефтью и нефтепродуктами. Колонны автомашин-заправщиков растянуты на десятки километров, так что с высоты 4–5 тысяч метров они уходят за горизонт. Выглядит это просто как нефтепроводная система.

Мы с коллегами, конечно, этот вопрос обсуждали, и надеюсь, что мы и дальше продолжим эту работу, которая, на мой взгляд, является чрезвычайно важной для борьбы с террором.

Вопрос: Владимир Владимирович, в основе «двадцатки» всегда были экономические вопросы. Какие из экономических тем, которые Вы обсуждали с лидерами, Вы бы для себя выделили? И подвопрос: Вы занимались экономикой и на полях саммита, встречались с главой МВФ. О чем вы говорили, каковы итоги переговоров и в чем суть предложений, которые Вы сделали по долговой проблеме Украины МВФ?

В.Путин: Действительно «двадцатка» – это, прежде всего, экономический саммит, саммит для обсуждения экономических вопросов. Поэтому в центре, кроме вопросов борьбы с террором, что естественно после последних событий и активизации террористов на различных направлениях, мы, конечно, обсуждали экономические проблемы. Среди них я бы выделил инвестиционные вопросы и проблемы, прежде всего связанные с инвестициями в крупные инфраструктурные проекты и с поддержкой малого и среднего бизнеса.

Затем – вопросы борьбы с уходом от налогообложения, с незаконным сокращением налогооблагаемой базы.

Ну и третья тема – это вовлечение в трудовую деятельность людей старшего поколения и, вообще, проблемы, связанные с рынком труда. Здесь два аспекта: и уменьшение количества безработных среди молодежи («двадцатка» ставит перед собой задачу свести это к 15 процентам в ближайшие несколько лет), и вовлечение, как я уже сказал, в трудовую деятельностью людей старшего поколения. Это так называемая «серебряная» экономика.

Действительно, во всех развитых странах наблюдается процесс старения населения. Количество трудовых ресурсов сокращается, количество людей, которые обеспечивают выплаты в пенсионные фонды, сокращается, а количество людей пенсионного возраста увеличивается. Это действительно является уже сегодня достаточно ощутимым вызовом для экономик развитых стран, и, безусловно, мы не могли не обсуждать эту тему.

Я бы сказал еще, наверное, и о такой проблеме, как проблема климатических изменений, которая очень близко примыкает к вопросам развития экономики и обеспечения темпов роста экономики.

Про МВФ. Это одна из острых проблем сегодняшнего дня и в наших взаимоотношениях и с Украиной, и тема, проблема, которая очень активно в последние месяцы обсуждается и с нашими коллегами по Международному валютному фонду.

Наши партнеры по МВФ убеждают нас в том, что мы могли бы пойти на реструктуризацию украинского долга в объеме 3 миллиардов долларов, который должен был быть выплачен до конца следующего месяца, до конца этого года, и уверяют нас в том, что мы должны были бы пойти на встречу Украине и перенести этот платеж в объеме 3 миллиардов долларов на следующий год. Уверяют нас в том, что это и Украине поможет, и обеспечит выплаты России, как кредитору.

Мы обратили внимание наших партнеров на то, что наш долг является не частным долгом, это суверенный долг, который предоставлен Украине на нерыночных принципах, на нерыночных условиях, это суверенный долг украинского государства. Тем не менее и именно для того, чтобы обеспечить получение денег, возврат этих денег, и для того, чтобы не ставить Украину в сложное положение, мы сделали, на мой взгляд, неожиданное предложение нашим партнерам, мы не просто согласились на реструктуризацию украинского долга, но и предложили лучшие условия этой реструктуризации, чем от нас просил Международный валютный фонд.

Нас просили перенести этот платеж в объеме 3 миллиардов на следующий год. Я сказал, что мы готовы пойти на более глубокую реструктуризацию, готовы на то, чтобы в этом году вообще не получать никаких денег, а в следующем году получить миллиард, в 2016-м, в 2017-м – еще миллиард и в 2018-м – еще один миллиард. Но наши партнеры уверены, что кредитоспособность украинского государства будет расти, и у нас нет оснований сомневаться в том, что мы получим даже три миллиарда в следующем году. А если это так, то нет никаких опасений у наших партнеров выставить гарантии по этому кредиту. И мы попросили таких гарантий либо от Правительства Соединенных Штатов, либо от Евросоюза, либо от одного из солидных международных финансовых институтов. Причем мы надеемся, что этот вопрос будет решен до начала декабря текущего года в силу определенного графика работы Международного валютного фонда.

Мы переговорили по этому вопросу и с госпожой Лагард, и сегодня так, «на ногах», но все‑таки переговорили и с Президентом Соединенных Штатов, и с Министром финансов США. Должен сказать, что это предложение воспринято с интересом. Мы договорились с партнерами, что в самое ближайшее время предметно пообсуждаем детали наших предложений.

Ну и на самом‑то деле, действительно, если наши партнеры считают, что кредитоспособность Украины будет возрастать, и нас в этом убеждают, значит, они верят в это, а если верят в это, пусть дадут гарантии. А если они не способны дать гарантии, то, значит, они не верят в будущее украинской экономики. Это плохо, мне кажется, и для них, поскольку, понятно, они убеждают нас в том, чего нет на самом деле, это плохо и для наших украинских партнеров.

Мы думаем, что на самом деле все это возможно, и мы не видим никаких проблем в том, чтобы мы разделили риски с нашими партнерами.

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Иван
2015-11-16 21:07:38
молодцы
Иван
2015-11-16 21:08:41
Без гарантий можно все потерять, а так получился ход конем
Новые комментарии
Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели