Сегодня, 19 мая, стартует первое зарубежное турне президента Дональда Трампа, и главная его остановка — Саудовская Аравия. Для встречи с Трампом саудовский король бин Салман соберет у себя глав 20 арабских государств. Турне продолжится в Израиле и Ватикане.

Вероника КрашенинниковаБелый дом изначально пытался наполнить первый визит историческим величием: Трамп посетит столицы трех религий и обратится к мусульманскому миру. Однако в контексте обвинений и скандалов в Вашингтоне это турне выглядит скорее как бегство — подобно визиту президента Никсона на Ближний Восток в июне 1974 года, когда волна Уотергейта уже захлестывала его — меньше чем через два месяца Никсон ушел в отставку. Кроме того, чиновники Белого дома опасаются, что неопытный и не контролирующий свою речь президент наговорит на череду новых, уже международных, скандалов.

Но персональные страдания Трампа не должны прикрывать системные военно-политические инициативы, которые руками президента проводят его генералитет и стоящий за ним капитал.

В Эр-Рияде Трамп заявит важнейшую инициативу, которая заложит новый военно-политический альянс: так называемый «арабский НАТО». Официальная цель «арабского НАТО» — «борьба с терроризмом и сдерживание Ирана». Альянс возглавит Саудовская Аравия, ядро составят Объединенные Арабские Эмираты, Египет и Иордания; в общей сложности соберется 41 государство (что вдвое больше числа собственно арабских государств). Соединенные Штаты берут на себя роль организатора и функцию поддержки, хотя формально в альянс не войдут. С Израилем «арабский НАТО» будет сотрудничать и обмениваться информацией — у Саудовской Аравии и у спонсируемых ею террористических группировок серьезных проблем с этим государством не наблюдается.

Как и Североатлантический альянс, «арабский НАТО» обзаведется уставом и постоянным военным контингентом, который при необходимости будет пополняться из вооруженных сил государств-членов, а также наемниками. Управлять альянсом будет совет министров обороны государств-членов с поочередным председательством.

Глубокую серьезность намерений по созданию «арабского НАТО» подтверждает гигантский пакет оружейных контрактов: в Эр-Рияде Трамп заявит о продажах оружия Саудовской Аравии на сумму от 98 до 128 миллиардов долларов, сообщает «Вашингтон пост». А за 10 лет общий объем продаж может достигнуть 350 миллиардов долларов. Таким образом Трамп снимает с саудитов все военные ограничения: поставки вооружений ранее были приторможены администрацией Барака Обамы — в частности за многочисленные гражданские жертвы в Йемене, совершенные американским оружием. По словам американских официальных лиц, продажи обеспечат глубокую модернизацию армии и флота Саудовской Аравии, а также производство и сборку некоторых вооружений на месте.

Для сравнения: 350 миллиардов долларов — это семь годовых оборонных бюджетов России. Такое количество оружия уже точно не для саудовской войны в Йемене. Оно — для очень большой войны на Ближнем Востоке. Первым в расчетах Вашингтона и Эр-Рияда стоит Башар Асад, затем — Иран.

Советник по национальной безопасности генерал Герберт Макмастер так сформулировал задачу Трампа: «Он поможет нашим арабским и исламским партнерам предпринять решительные новые шаги для продвижения мира и противодействия тем, кто от ИГИЛ*, «Аль-Каиды»* до Ирана и режима Асада распространяют хаос и насилие, которые принесли столько страданий всему мусульманскому миру и за его рамками». Именно так видят угрозу в Белом доме — «Аль-Каида»* и ИГИЛ*, Иран и Сирия в одной строке через запятую.

Еще до вступления в должность и много раз после администрация Трампа многоголосьем заявляла, что считает Иран спонсором терроризма. Ни в коем случае не Саудовскую Аравию — саудиты Вашингтону партнеры. Напомним: 15 из 19 террористов «Аль-Каиды»*, совершивших теракт 11 сентября 2001 года, были из Саудовской Аравии.

Идея «арабского НАТО» витала в военно-политических кабинетах на протяжении нескольких лет. Необходимость создания ближневосточного военного альянса обострялась по мере того, как «европейский» НАТО терял интерес к американским войнам.

При Трампе «звезды сошлись». Белый дом даже не стесняется говорить, что эскалация на Ближнем Востоке отвечает главным пунктам доктрины Трампа «Америка прежде всего»: утвердить американское лидерство в регионе, переложить финансовое бремя военных действий на союзников и обеспечить рабочие места в США, создавая заказы для военно-промышленного комплекса.

К официальному обоснованию стоит добавить, что военные авантюры вполне во вкусе Трампа: доминирование и насилие, самоутверждение любыми средствами — это его стиль. Но гораздо более серьезная причина — стоящие за Трампом интересы военно-промышленного комплекса и ультраконсервативный капитал — братья Кохи, семья Мерсер, семья Эрика Принса, создателя компании «Блэкуотер», и других бенефициаров войны.

Что касается Саудовской Аравии, Белый дом вошел в полный резонанс с министром обороны Саудовской Аравии наследным принцем Мухаммедом ибн Салманом (Muhammed bin Sаlman). В Вашингтоне его по-свойски зовут «МС» — собственно, американцы и способствовали стремительному продвижению 31-летнего принца, известного особо жгучей жаждой власти, любовью к оружию и войнам. Саудовское вторжение в Йемен в марте 2015-го под типично американским названием «Буря решимости» стартовало через полтора месяца после его назначения на пост министра обороны. Национальный герой Ирана генерал Касем Сулеймани, разработавший операцию по спасению российских летчиков Су-24, сбитого Турцией, говорил о принце: он «настолько нетерпеливый, что может убить своего отца-короля», чтобы занять трон.

Стоит отметить, что переговоры с принцем-министром стартовали еще в ноябре, сразу после выборов: принц направил делегацию на встречу с зятем Трампа Джаредом Кушнером и с другими помощниками будущего президента. Готовящиеся оружейные контракты подразумевают создание военно-промышленного производства в самой Саудовской Аравии — согласно амбициозному плану молодого принца.

Что все это значит для России? Сегодня российские ВКС на дальних рубежах, в Сирии, борются с терроризмом, спонсируемым Саудовской Аравией, Катаром, США и другими их союзниками. Когда спонсоры терроризма объединятся в военно-политический альянс и обретут гигантское количество оружия, насколько повысится их террористическая мощь? Куда американские и саудовские хозяева направят вооруженные до зубов террористические армии, подавив сопротивление в регионе? Как мы будем противостоять этим ордам в Средней Азии, на Кавказе? Если уже сегодня сотни и тысячи террористов российского происхождения воюют в регионе и планируют вернуться домой, сколько их будет после резкого расширения конфликта и как мы предотвратим их возвращение?

Пока мы увещеваем Белый дом совместно бороться с терроризмом, Белый дом делает свое дело. То, что мы называем терроризмом, для США — не проблема. Терроризм для США — инструмент расправы с неугодными лидерами, перекраивания политической карты под свои интересы и получения контроля над природными ресурсами. Наши призывы к совместной борьбе там считают «дымовыми завесами, чтобы скрыть насилие, которое Кремль провоцирует в Чечне, на Украине и в Сирии».

Что нам делать в данной ситуации? Для начала прекратить верить в пустословие Трампа и уяснить, что он со своими генералами для нас — прямая и непосредственная угроза.

Причем теперь, даже если Трамп уйдет, угроза останется — он выпустил джинна из бутылки, в этом и была его миссия. Нам придется в срочном порядке заняться построением комплексной системы сдерживания грядущей агрессии с южного направления — и это тема для отдельного серьезного разговора.

* Террористическая организация, запрещенная в России.

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео





Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели