Первые сообщения о разработке Западом нового грозного оружия поступили советскому руководству в самый тяжелый момент — в конце сентября 1941 года, когда гитлеровские войска рвались к Москве.Эти сведения пришли в Москву от участника «Кембриджской пятерки» Джона Кернкросса.

Сын лавочника из Шотландии Джон поступил в престижный Кембридж благодаря своему блестящему уму и трудоспособности. Учебный год 1933–1934 он провел в парижской Сорбонне и сдружился со студентами-коммунистами. В октябре 1934 года Кернкросс поступил в аспирантуру Кембриджского Тринити-колледжа, где его научным руководителем по французской литературе стал Энтони Блант, уже член «Кембриджской пятерки», — он и привел его в группу в 1937 году. Диссертация Джона была посвящена творчеству Мольера — такой псевдоним он и получил от советской разведки.Кернкросс поступает на службу в Форин-офис — британский МИД, затем Министерство финансов и Министерство снабжения, а летом 1940 года становится личным секретарем титулованного политика лорда Хэнки. Морис Хэнки занимал посты от секретаря комитета имперской обороны и секретаря кабинета министров до генерального казначея при премьер-министре Уинстоне Черчилле. Через его руки проходили документы по вопросам обороны и безопасности, регулярные доклады спецслужб, засекреченные сообщения о состоянии экономики и прогнозы по ее развитию, а также информация из научно-исследовательских институтов военно-промышленного комплекса. Два трудоголика отлично сработались.Тем временем в Москве в конце 1940 года руководитель научно-технической разведки НКВД Леонид Квасников (в будущем Герой России, посмертно), разослал в ряд зарубежных резидентур указание собрать сведения о возможно ведущихся в этих странах работах по созданию атомного оружия. Первой откликнулась лондонская резидентура.В 20-х числах сентября 1941 года Джон Кернкросс добыл полный текст доклада премьеру Черчиллю о планах создания атомного оружия совместно с американцами. В нем утверждалось, что на это потребуются, возможно, не десятилетия, как прогнозировалось ранее, а всего около двух лет. Ускорение стало возможно по той причине, что английские и американские ученые с зимы 1940 года работали над проектом совместно, делились достижениями и неудачами, сокращая путь к успешному результату.

Вильям Генрихович Фишер

В Британии проект осуществлялся под кодовым названием «Тьюб Эллойз» (Tube Alloys Project, «Трубный сплав»), а в Соединенных Штатах сначала, с 1939 по 1942 год, — «Урановый комитет», он же «Комитет S-1», а с 13 августа 1942 года — «Манхэттенский проект» (Manhattan Project). В добытом Кернкроссом докладе сообщалось о предполагаемой конструкции атомной бомбы и перенесении центра тяжести дорогостоящих исследований и возможного производства на территорию США в связи с военной обстановкой в Европе.Вскоре англо-американское партнерство определило исходный материал для супероружия: обогащенный уран. А в 1942 году Джон Кернкросс сообщил, что к разработкам подключилась и Канада.Информация Кернкросса была подкреплена и разведывательными источниками в Соединенных Штатах. Подтверждающую роль сыграли и поначалу непонятные сигналы из захваченных фашистами стран, в частности Норвегии: там уже велись тайные работы по добыче урана.Атомная бомба, видевшаяся в начале войны делом весьма далекого будущего, предстала явной и непосредственной угрозой. И хотя фронт в то время гудел под ударами жесточайшего традиционного оружия Третьего рейха и завоеванной им Европы, были предприняты первые шаги для реализации атомного проекта.В 1943 году сам Леонид Квасников был направлен в Нью-Йорк в качестве заместителя резидента по научно-технической разведке — на этом посту он руководил сбором данных об американском атомном проекте.Как только Великая Отечественная война была победоносно завершена, все усилия советской державы были тут же брошены на форсированное создание атомного оружия. И здесь неоценимую помощь советским ученым оказали сообщения другого члена «пятерки» — Дональда Маклина.

Атака соединений 5 Гвардейской танковой армии в районе Прохоровки

Летом 1945 года Маклин занял должность первого секретаря английского посольства в Вашингтоне и место содиректора (от Британии) секретариата в так называемом Комитете совместной политики. Именно по линии этого «Комитета» шла координация деятельности американской и британской организаций, занимавшихся созданием атомной бомбы. Все политические документы проходили через руки Дональда Маклина.Но даже у таких традиционных союзников, как Великобритания и США, сотрудничество в этой области, мягко говоря, разладилось. Вашингтон просто изгнал британского партнера из проекта, приняв летом 1946 года закон Макмагона, который запрещал передачу атомной информации кому бы то ни было, включая и Великобританию. Подобное решение многими в Британии было воспринято как национальное оскорбление.Джон Кернкросс и Дональд Маклин на своих постах собирали информацию политического характера. Сбором научной и технической информации занимались иные «наши люди». Одним из самых важных источников для Москвы был немецкий ученый Клаус Фукс, бежавший в Британию после прихода Гитлера к власти, — он с августа 1944 года работал в составе британской группы в «Манхэттенском проекте» в Лос-Аламосе, в департаменте теоретической физики. В 1950 году работа Фукса на Советский Союз была раскрыта, он получил 14 лет тюрьмы. После девяти лет заключения его отпустили жить в Берлин, и уже там Фукс получил высокие награды: высший в ГДР орден Карла Маркса и советский орден Дружбы народов.

Фотография разведчика Кима Филби на экране монитора. 1996 год

Австрийский физик Виктор Вайскопф, работавший с Клаусом Фуксом в «Манхэттенском проекте», так объяснял мотивацию немецкого ученого: «Он был убежденным коммунистом. Он полагал, что атомная бомба не должна принадлежать только западному миру. <…> Равновесие должно существовать».И конечно, самая известная пара советских агентов в Америке — супруги Юлиус и Этель Розенберг. Для сбора информации Юлиус создал сеть, в которой было по крайней мере 18 человек, большинство — инженеры компаний военно-промышленного комплекса США. После ареста Фукса американское расследование дотянулось и до Розенбергов. Приговор — смертный. Занявший в 1953 году пост президента Дуайт Эйзенхауэр утвердил этот приговор, несмотря на мощную международную кампанию, в которой приняли участие самые известные люди — от физика Альберта Эйнштейна до писателя Томаса Манна и папы Римского Пия XII.По сумме героической работы советских разведчиков и советских ученых-ядерщиков во главе с академиком Игорем Курчатовым первое испытание советской атомной бомбы состоялось на полигоне в Семипалатинске 29 августа 1949 года.Так СССР прервал монополию США на ядерное оружие. Ядерный паритет спас не только нашу страну, но и весь мир.И продолжает спасать сегодня.

Лидер Кембриджской пятёрки Ким Филби. 1955 год

Предыдущие статьи цикла рассказали, кем были участники «Кембриджской пятерки»,как они помогали Советскому Союзу подготовиться к нападению Третьего рейха и затем громить гитлеровские войска. В следующих статьях читайте об операциях в годы холодной войны и о мотивации тех за рубежом, кто работал вместе с СССР. Автор благодарит коллег — соучредителя Фонда памяти Кима Филби полковника СВР в отставке Михаила Богданова и историка разведки Сергея Саенко. Эта серия является частью просветительского проекта «Ким Филби и «Кембриджская пятерка»: сохранение исторической памяти о героях-разведчиках». Цель проекта — рассказать широкой аудитории о подвиге выдающихся советских разведчиков-британцев, посвятивших свои жизни борьбе против фашизма, за строительство справедливого мира.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews