Кампания, начавшаяся после уничтожения малайзийского «Боинга», является очередной попыткой США удержать Украину в своей орбите и зажать в угол Россию. Независимо от того, сбили ли самолет киевские авантюристы, вашингтонские циники или же попадание ракеты стало следствием трагического стечения обстоятельств. Но Москва под давлением не прогнется.

Порошенко и Обама

После 17 июля Запад оказывает на Владимира Путина серьезнейшее психологическое давление. Но как и все, что Вашингтон предпринимает в последнее время для окружения России и удержания собственного геополитического превосходства, эта попытка окажется безрезультатной. Более того, в случае, если подтвердится версия о сознательном уничтожении самолета, падение «Боинга» станет еще одним мощным ударом по и так уже обваливающейся американской гегемонии.

«Если подтвердится версия о сознательном уничтожении самолета, падение «Боинга» станет еще одним мощным ударом по и так уже обваливающейся американской гегемонии»

Вопрос о том, как был уничтожен малайзийский «Боинг», пока что не имеет ответа, но уже видно, кто пытается использовать эту трагедию. Для США она стала поводом для психической атаки в той информационной войне, которая ведется против России. На самом деле есть всего две версии уничтожения самолета: случайное попадание ракеты или сознательное уничтожение. И если в первом случае, пока еще нет результатов экспертизы и показаний черных ящиков, можно подозревать как украинскую армию, так и ополченцев, то во втором однозначно подозрение падает даже не на Киев, а на США, неоднократно в своей истории устраивавших массовую гибель людей (включая собственных граждан), чтобы потом свалить вину за это на противника и использовать трагедию как повод для нападения. И в небе над Донбассом такую операцию – руками украинских военных – могли организовать только спецслужбы США.

В борьбе за Украину, которая является лишь наиболее ярким проявлением глобального противостояния США и России, ставки настолько высоки, что сомневаться в способности Вашингтона прибегнуть к подобной провокации не приходится. Цель ее понятна: торпедировать нежелание Европы присоединяться к попыткам США организовать изоляцию России. Гибель сотен европейцев должна заставить всех сомневающихся и упирающихся в Европе поверить в англосаксонскую сказку о кровавом Путине, новой реинкарнации Гитлера.

Именно поэтому американцы будут выжимать максимум из этой истории, даже если они ничего не организовывали, а «Боинг» был случайно сбит украинской армией. Пока международные эксперты изучат записи черных ящиков и останки самолета, пока придут к каким-то выводам хотя бы о том, с земли или с воздуха он был сбит, пройдет несколько недель, а то и месяцев. Даже если потом однозначно выяснится, что его сбил украинский Су-25, пройдет достаточно времени для того, чтобы Европа уже оказалась втянута в американскую стратегию окружения России. Все это прекрасно понимают и в Москве, и в Берлине, на это и делают ставку в Вашингтоне.

Для США критически важно добиться участия Европы в политике сдерживания России пока еще не поздно, то есть до того момента, как ситуация на Украине начнет ухудшаться уже обвально. Потому что в Вашингтоне считают, что Москва, столкнувшись с монолитной позицией Запада, испугается и отступится от Украины. И тогда проамериканский режим в Киеве будет спасен, восстание в Новороссии подавлено, а возрождение великой имперской России остановлено. На это рассчитывают, в это верят англосаксонские стратеги, потому что они по-прежнему считают Россию объектом своей игры, отказываясь признавать то, что одновременно и все более успешно Москва играет свою партию, в которой она диктует правила и выбирает темп и направление ударов.

Дело в том, что США просто не способны понять, что они не в состоянии изменить позицию России. Ни сами, ни вместе с Европой. Ни по Украине, ни по глобальной повестке дня. Россия не отступится от отстаивания своих национальных интересов, важнейшей частью которых является сохранение Украины в орбите русского мира, что сейчас возможно только через поддержку Новороссии, ни в случае введения санкций третьего, четвертого и двадцать четвертого уровня, ни в случае объявления Западом полной блокады и изоляции. Потому что Владимир Путин уже давно готов к разрыву с Западом и последующей конфронтации. И все, что он делал во время украинского кризиса, объяснялось не страхом, не агрессией, а просто желанием сочетать отстаивание национальных интересов с сохранением контактов и отношений с Европой. Именно с Европой, потому что на США Путин уже давно (года три назад минимум) махнул рукой, окончательно убедившись в том, что американцы однозначно нацелились на изоляцию и сдерживание как его лично, так и России.

Излишне эмоциональные патриоты уже много месяцев упрекают Путина за миролюбивую риторику, за то, что не ввел войска, при каждом удобном случае начиная уже просто неприличную истерику про то, что Путин вот-вот сдаст Новороссию. Не замечая (а точнее, делая вид), что президент все это время продолжает держать удар на всех фронтах глобального противостояния, а не только на одном, пусть и самом важном, украинском. Путин не может отступить не потому, что его загнали в угол (как мечтают наши либералы), и не потому, что он слишком далеко зашел (он еще в середине пути), а потому, что он осуществляет осмысленную и выстраданную программу по возвращению России на геополитическую орбиту высшего уровня.

Эта программа не написана на бумаге и не просчитана компьютерами, она базируется на его вере в Россию и знании, чувствовании ее духа, высчитывании энергии и планов противника. Судьбоносные масштабы происходящего сейчас осознаются всеми русскими людьми, потому что от успеха этой борьбы зависит само будущее нашей страны, наших детей, нашей цивилизации. Поэтому смешно пугать нас санкциями и изоляцией. Наоборот, мы были изолированы – от собственной судьбы, воли, силы, – и теперь мы сами выходим из изоляции, и сдержать это не под силу никаким Соединенным Штатам.

Но вот траектории выхода могут быть разными, и именно поэтому Путин так бился над сохранением некоторого подобия нейтралитета Европы в противостоянии США и России. Конечно же, не ценой отступления от русского интереса, не ценой сдачи чего-либо, но путем осторожного продвижения к поставленной перед нами историей цели. Если в результате уничтожения «Боинга» эта ставка Путина окажется бита, и США сумеют дожать Европу, ну что ж, значит Россия будет вынуждена идти по другой, менее симпатичной Путину (хотя, вполне возможно, как выяснится в дальнейшем, и не более сложной) дороге к построению нового миропорядка. Цели России от этого не изменятся.

Но пока еще есть очень большие вопросы насчет того, что США смогут убедить Европу в необходимости введения санкций, как вследствие отсутствия у них доказательств причастности России к уничтожению «Боинга», так и по причине того, что с каждым днем подозрения об украинском следе будут усиливаться. Если в течение ближайшей недели США не смогут предоставить убедительные свидетельства причастности повстанцев к уничтожению самолета, то даже после шумной кампании в прессе им будет трудно продавить Германию, убедив ее согласиться на санкции в отношении России. Вашингтону нужен блицкриг, пока европейцы еще находятся в эмоциональном шоке, англосаксам проще давить на те силы в европейских верхах, которые всячески уклоняются от расставленной для них ловушки «трансатлантического партнерства».

Вторая цель психической атаки на Россию – надежда на то, что, оправдываясь, Москва ослабит помощь повстанцам, и Киев сумеет добиться перелома в военных действиях. Иллюзорность этих надежд, в том случае если боевые действия не прекратятся, докажет ближайшее время.

Что в этой ситуации будет делать Россия? Понятно, что требовать независимого расследования катастрофы, обличать Киев и Вашингтон в нежелании обнародовать всю имеющуюся у них информацию. А в отношении украинской ситуации, в первую очередь, настаивать на необходимости прекращения огня, то есть говорить о том же, о чем мы говорили все последние месяцы. Понятно, что Киев и США сейчас явно не будут склонны идти на переговоры: многим в Киеве и некоторым в Вашингтоне кажется, что стоит еще чуть поднажать и …

Но если перемирие – понятно, что, увы, временное – сейчас не будет достигнуто, то неизбежный новый виток эскалации конфликта (уже с городскими боями) позволит России говорить о том, что Европа сама не хочет остановки войны, раз не может убедить в этом прислушивающийся к ней Киев. А раз Америка войну разжигает, Европа не хочет ее остановить (то есть по-прежнему делает вид, что во всем виновата Россия), то кто-то же должен это сделать. Может быть, России отправить своих миротворцев?

Украинской войне пока не видно конца. Напротив, противостояние Киева и Донецка будет только нарастать, и история с «Боингом» лишь еще больше ожесточит противников. Пока из Вашингтона Киеву не прикажут остановиться, война будет продолжаться. Усадить стороны за стол переговоров (чтобы достичь хотя бы шаткого перемирия) можно будет только при достижении некоторого военного паритета, конечно, не в военной силе, а в ситуации на фронте. Пока что его явно не предвидится. Значит, война будет уносить все новые и новые гражданские жертвы, но в отличие от пассажиров «Боинга», о них не будут скорбеть мировые (то есть западные) СМИ. Так же, как они почти не замечают уже нескольких сотен палестинцев, убитых за последние дни. Это чужие войны для «лучших людей» нашей планеты, но эти войны, тем не менее, ведутся во имя евроатлантических ценностей, и именно противников атлантизма и убивают в Газе и Луганске. И именно для того, чтобы в будущем лишить Запад возможности развязывать такие войны, Россия и выходит из изоляции.

http://vz.ru/politics/2014/7/21/696601.html

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Ростислав Ищенко (новое видео)
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели