В своем обращении к народу по поводу борьбы с коронавирусом президент Владимир Путин озвучил такую меру борьбы, как введение налога на доходы физических лиц по банковским депозитам.

Катасонов

Напомню, что президент РФ предложил пополнить доходы российского бюджета для покрытия порожденных коронавирусом дополнительных расходов за счет двух мер. Во-первых, за счет введения налога в 15% на инвестиционные доходы, выводимые из России в офшорные юрисдикции (так называемый офшорный налог, о нем я уже писал). Во-вторых, за счет налога в 13% на процентный доход с вкладов и инвестиций в долговые ценные бумаги объемом более 1 млн. рублей. При этом глава государства разъяснил для непонятливых, что налогом будет облагаться не сам вклад или инвестиция, а только получаемые проценты.

«Все дополнительные поступления в бюджет, которые будут получены в результате реализации двух обозначенных мер (налоги на доход с депозитов и ценных бумаг, а также офшорных налогов — В.К.), предлагаю целевым образом направлять на финансирование мер поддержки семей с детьми, на помощь людям, столкнувшимся с безработицей или оказавшимся на больничном», — сказал президент. По его словам, «именно в такой солидарности и заключается сила общества». Очень красивая, пафосная фраза! Вот только никаких дополнительных поступлений в бюджет не будет. По поводу так называемого офшорного налога я уже объяснил причину моего скепсиса. Теперь разъясню причину моего скепсиса по налогу на доходы по банковским депозитам (далее для краткости — депозитному налогу).

Российские СМИ успели назвать инициативу Путина «стрижкой депозитов». Они уже поспешили всех обрадовать цифрами тех дополнительных поступлений, которые получит бюджет от введения депозитного налога. По данным АСВ (Агентства страхования вкладов), на 1 марта всего в банках было открыто 594 млн. счетов 231 млн. физических лиц и индивидуальных предпринимателей (ИП), объем средств на которых составляет 31,5 трлн. руб. Количество счетов физических лиц и ИП на сумму выше свыше 1 млн руб. на 1 марта составило 5,9 млн. или 1% от количества всех счетов. Объем средств на счетах свыше 1 млн руб. равняется 17,95 трлн руб. Таким образом, под налоговую инициативу президента подпадает 57% всей суммы денежных средств, которые были размещены на банковских счетах на начало месяца.

Средняя процентная ставка по депозитам физических лиц десяти крупнейших банков (данные Банка России) в марте составляла 4,5%. Эксперты уже успели подсчитать, сколько могла бы дать мера по депозитному налогу в бюджет. Оценки не сильно разнятся — в диапазоне от 100 до 120 млрд. рублей. На бумаге все красиво. Но только на бумаге. Потому что расчеты основываются на параметрах сегодняшней ситуации. А она уже завтра может резко измениться.

Первой реакцией клиентов банков на инициативу президента станет «дробление» крупных депозитов на несколько безопасных с суммами в размере 999 тысяч рублей. У нас клиенты банков привыкли очень оперативно реагировать на любые изменения политической и экономической конъюнктуры. Но в данном случае у них есть запас времени, успеют получить свои «законные» проценты по срочным депозитным счетам. После чего и начнут производить переоформление и «дробление» счетов.

Для того, чтобы предложение Путина по депозитному налогу можно было внедрять в жизнь, надо внести поправки в Налоговый кодекс Российской Федерации. Поправки, ухудшающие положение налогоплательщика, могут ступить в силу не ранее чем с 1 января года, следующего за годом принятия поправок. В данном случае — с 1 января 2021 года. А налоги будут уплачиваться примерно через два года, если отсчитывать от даты оглашения президентом инициативы по депозитному налогу. Думаю (очень надеюсь), что к тому времени о коронавирусе уже никто вспоминать не будет (весной 2022 году нас скорее всего будут ждать какие-нибудь другие «сюрпризы»). Борьбу с коронавирусом наши журналисты и политики окрестили «войной». Хороша война, если патроны воюющим подвезут через два года!

Но, боюсь, что никакой «стрижки депозитов» не произойдет по другой, еще более фундаментальной причине. Не будет депозитов! А лысую голову, как известно, постричь невозможно.

Процесс «депозитного облысения» в банковском мире западных стран уже давно обозначился. Там Центробанки (ФРС, ЕЦБ, Банк Японии, Банк Англии, Национальный банк Швейцарии и др.) опустили ключевую ставку почти до нуля или даже ниже нуля. Это неизбежно влияет на понижение процентных ставок как по активным, так и пассивным операциям коммерческих банков. Сегодня уже не редкость, когда процентная ставка по депозитам коммерческих банков близка к нулю или даже нулевая. А в некоторых банках Швейцарии даже отрицательная, т.е. клиент еще должен доплачивать банку за депозитную «услугу». «Физикам» (физическим лицам) ничего другого не остается, как уходить на фондовый рынок (покупка ценных бумаг) или в «кэш» — наличные деньги. Обыватель небезосновательно считает, что хранить деньги под матрасом надежнее, чем на депозитном счете банка.

Российские «физики» уже начинают чувствовать эту мировую тенденцию. По валютным депозитам процентная ставка ничтожна, а по депозитам в евро она уже нулевая. Но спасать не будут и рублевые депозиты. Может быть, в номинальном выражении банкам удастся удерживать ставку по рублевым депозитам на уровне 4 или даже 5 процентов годовых. Но клиент-то будет ориентироваться на реальную ставку, т.е. номинальную ставку, скорректированную с учетом изменения покупательной способности российского рубля. Проще говоря, с учетом инфляции. А она сейчас будет быстро разгоняться.

Валютный курс рубля будет неизбежно и дальше падать. Не за горами «психологическая планка» в 100 рублей за доллар. Учитывая запредельно высокую зависимость российской экономики от импорта, падение валютного курса рубля будет раскручивать инфляцию. А она, в свою очередь, приведет к тому, что реальная процентная ставка по депозитам упадет ниже нуля. А если так, то клиент побежит из банка. Куда? В ценные бумаги на финансовом рынке? Но там еще больший обвал. В рублевый кэш под матрасом? Но рубль будет обесцениваться. Бедному российскому «физику» остается бежать в американский доллар, причем не депозитный, а «матрасный». Может быть, наиболее дальновидные частично уйдут в золото. Кто-то уйдет в такие активы, как «гречка» и другие продукты длительного хранения. И все.

Есть еще более прозаическая причина того, что банковские депозиты «физиков» начнут таять. Потому что это их своеобразные «резервы», предназначенные для разных жизненных форс-мажоров. Нынешняя истерия коронавируса в мире и в России — серьезнейший форс-мажор, который может длится еще долгие месяцы. При падающей экономике и падающих доходах пополнять банковские депозиты будет нечем. Так что, как ни крути, но получается следующая картина: волос на голове клиента не останется, и стричь будет нечего.

Увы, вместо серьезного разговора о необходимости реформирования налоговой системы страны опять мы видим PR-акцию или сеанс психотерапии. Президент при оглашении инициативы введения депозитного налога сослался на мировой опыт. А почему бы ему не вспомнить мировой опыт использования прогрессивной шкалы подоходного налога? Во Франции, например, ставка такого налога варьирует от 5,5 до 75%, в США — от 10 до 39,6%, в Великобритании — от 20 до 45%. Максимальные ставки подоходного налога, предназначенные для богатых, составляют (в процентах): в Швеция — 57; Дании — 55,6; Бельгии — 50; Португалии — 48; Испании — 45. А у нас в России богатые платят по ставке 13%. Говоря об офшорах, почему-то вспоминают какие-то экзотические юрисдикции типа Багамских островов. А ведь у нас Россия, занимающая шестую часть суши планеты, представляет собой гигантский уникальный офшор для богатеньких. Представьте себе, что триллионов рублей можно было бы собрать в российскую казну, если бы у нас ввести, например, американскую шкалу налогообложения.

Еще раз возвращусь к инициативе президента о введении депозитного налога. Мои знакомые банкиры прокомментировали ее следующим образом: предложение Путина лишь спровоцирует бегство вкладчиков и ускорит наступление банковского кризиса. Уже стало известно о письме Ассоциации банков России (АБР) на имя главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной. В нем отмечается, что российские банки уже столкнулись с наплывом клиентов, закрывающих вклады и требующих выдать наличные со счетов после обращения президента Владимира Путина к народу.

Ситуация чревата «набегом на банки, первые признаки которого уже видны», констатируют в АБР. Закрытие вкладов и изъятие наличных приходится на момент, когда в стране вводятся кредитные каникулы для пострадавших от коронавируса. Это ставит банковскую систему под двойной удар: приток платежей сокращается, а отток — набирает обороты. В связи с происходящими в эти дни событиями в банковской сфере почему-то вспомнил крылатую фразу В.С. Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Хотя я говорил лишь об одной инициативе президента, но и другие не лучше. Например, недельные «каникулы» могут оказаться смертельными для многих компаний малого бизнеса. Обещанные президентом «примочки» (отсрочки в выплатах налогов и проч.) от летального исхода не спасут. Опять-таки об этом я говорю не понаслышке, таково мнение моих знакомых предпринимателей. А еще одним доказательством такой реакции стала встреча президента с представителями бизнеса после своего обращения к народу. Встреча сомнений предпринимателей не рассеяла. «Президент умыл руки» — так считает бизнес, по крайней мере, малый.

Выскажу крамольную мысль: было бы лучше, если бы вообще не было никакого обращения к народу по поводу коронавируса. А теперь всем стало понятно, что и народ, и предприниматели брошены на произвол судьбы. Спасать власть будет лишь самых богатых.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews