Влияние мирового вирусно-экономического кризиса на разные отрасли экономики и разные рынки неодинаково. Рухнули цены на нефть (в начале апреля – до минимального уровня, зафиксированного 21 год назад), прекратились международные авиаперевозки, полностью парализован международный и даже внутренний туризм. И чуть ли не единственным рынком, демонстрирующим положительную динамику, оказался рынок золота.

Катасонов

В декабре 2019 года цена на жёлтый металл поднялась с 1460 до 1500 долларов за тройскую унцию. 9 марта 2020 года цена достигла 1700 долларов, что является самым высоким показателем с 2012 года. Рекорд был достигнут не без помощи коронавируса. Эксперты прогнозируют, что в текущем году средняя цена золота будет держаться на уровне 1750 долл. за тройскую унцию. А в следующем году этот «бычий» рынок должен стать «ревущим бычьим» рынком: цены должны достичь 1935 долл. за тройскую унцию.

Даже если бы не было вирусной инфекции, цены на жёлтый металл всё равно бы имели тенденцию к росту. В сентябре 2019 года не состоялось пролонгирование на очередные пять лет Вашингтонского соглашения по золоту. Напомню, что в 70-е годы ХХ века был ликвидирован золотодолларовый стандарт и монополистом в мире денег стал доллар США. Это было оформлено решениями о демонетизации золота на международной валютно-финансовой конференции в Ямайке в январе 1976 года. Золото тем не менее оставалось опасным конкурентом доллара США. Чтобы валюта, эмитируемая ФРС США, могла действительно занять монопольные позиции в мире, надо было ослабить или ликвидировать его конкурента – золото. В 80-е годы был создан тайный картель в составе американского казначейства, Федерального резервного банка Нью-Йорка, Банка Англии, ведущих банков лондонского Сити и Уолл-стрит, некоторых швейцарских банков и других институтов. Картель играл на понижение золота. Проводились регулярно золотые интервенции за счёт золота из официальных резервов США и, возможно, некоторых других стран. Это одна из величайших афер ХХ века, которую ещё предстоит расследовать.

В 1999 году тайный картель был замещён официальным картелем – соглашением двух десятков ведущих центробанков (так называемое Вашингтонское соглашение). Центробанки обязывались продавать часть своих золотых резервов. Всего было четыре соглашения, каждое действовало в течение пяти лет, затем заключалось новое (с пересмотренными квотами центробанков на продажу золота). ЦБ всё неохотнее расставались со своим золотом. Все факторы действовали в пользу повышения цены, и становилось всё труднее играть в поддавки, т. е. совершать заведомо невыгодные операции по продаже жёлтого металла. Четвёртое соглашение (2014-2019) фактически существовало только на бумаге. Центробанки бойкотировали выполнение своих обязательств в рамках выставленных квот на продажу золота. Очередное пятилетнее соглашение в сентябре 2019 года подписано не было. Рынок золота стал рынком, где нет искусственного занижения цены на драгоценный металл. И этот фактор должен был определить повышательную динамику цен на золото в 2020 году.

Тут появился вирус, который стал дополнительно подпитывать «бычьи» тенденции на рынке золота. Вирусный фактор спровоцировал сильнейший спад в мировой экономике. Во время кризисов мотивация участников рынков меняется, главной их целью становится не получение прибыли и приумножение капитала, а его сохранение. В этих условиях золото превращается в самое надёжное средство сохранения богатства. Начинается бегство из наличных и особенно безналичных денег и ценных бумаг в жёлтый металл. Так было во время всех экономических кризисов предыдущих двух столетий.

Кризис 2020 года в этом плане – не исключение. Опытные финансовые аналитики хорошо знают золотое правило экономических рецессий: падение фондовых индексов и цен на товарных рынках сопровождается одновременным повышением цен на жёлтый металл. В первые три месяца 2020 года на фондовых рынках было несколько серьёзных «подземных толчков», сопровождавшихся падениями курсов акций ведущих компаний и фондовых индексов: 19-21 февраля, 24-28 февраля, 2-6 марта, 9-13 марта. Падение 9 марта назвали «чёрным понедельником», его списывают исключительно на действие фактора COVID-19. Индекс Dow Jones Industrial Average в США в этот день потерял более 2000 пунктов, что было для данного индекса самым глубоким падением на суточной основе.

Вирусный фактор в сфере золотой экономики проявился и в другом. После объявления Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) о том, что в мире началась пандемия, в ряде стран предприятия золотой экономики были временно остановлены. Я имею в виду предприятия, занимающиеся добычей золота, переработкой золотосодержащих отходов, аффинажем драгоценного металла. Наиболее радикальные меры были предприняты в ЮАР, где на карантин были переведены все золотодобывающие шахты страны. На конец марта сокращение мощностей по добыче золота в результате установления карантинных каникул составило (в процентах от полной добывающей мощности): Канада – 55,3; Аргентина – 58,8; Бразилия – 4,8; Россия – 8,2; США – 0,7. Всего предложение драгоценного металла добывающими предприятиями в мире под влиянием фактора коронавируса сократилось на 14,3%. Известно, что наибольшими аффинажными мощностями обладает Швейцария. Там в марте большая часть аффинажных предприятий была остановлена, что тоже способствовало повышению цен на жёлтый металл.

Важной для понимания изменений в золотой экономике является политика центробанков в области золотых резервов в период вирусного кризиса. В 2017-2019 гг. центробанки активно накапливали золото в составе своих резервов. В 2017 году их чистые закупки (т. е. закупки за вычетом продаж), по данным Всемирного совета по золоту (World Gold Council, WGC), составили 374,8 т. В 2018 году центробанки всего мира нарастили свои официальные запасы золота на 651,5 т. Это максимальный прирост с 1971 года, когда де-факто был отменён золотодолларовый стандарт. Крупнейшим покупателем золота в 2018 году стал Центробанк России – 274 тонны.

Только что Всемирный совет по золоту обнародовал данные по итогам 2019 года. Прирост золотых резервов центробанков составил 650,3 т, то есть оказался меньше позапрошлогоднего прироста на символические 1,2 тонны. Примечательно следующее. Если по итогам первых двух кварталов прошлого года наблюдалась существенно более высокая закупочная активность центробанков по сравнению с соответствующими периодами 2018 года, то по итогам третьего и четвертого кварталов было, наоборот, существенное снижение. Так, в 3 квартале 2018 года прирост был равен 253,1 т, а в 3 квартале 2019 года – 156,2 т. Снижение за год составило 38%. В первые два месяца текущего года тенденция стала ещё более очевидной. В январе – феврале 2020 года чистые покупки золота центробанками составили лишь 64,5 т против 116,1 т в первые два месяца 2019 года. Падение – на 44%.

Чем объяснить эту несколько странную тенденцию? Вроде бы ветер начинает дуть в паруса золота и государствам следовало бы ускоренными темпами наращивать золотые резервы, увеличивать долю драгоценного металла в международных резервах. Особенно на фоне растущих рисков обесценения многих резервных валют (центробанки США, Англии, Японии, других стран Запада, ЕЦБ включили свои печатные станки, запустили программы количественных смягчений, а это рано или поздно приведёт к краху резервных валют). Версий много. Одна из них: центробанки дают возможность ускоренными темпами наращивать запасы золота частным инвестиционным фондам и банкам, которые как минимум хотят с помощью золота хеджироваться, а как максимум хорошо заработать на драгоценном металле.

Другая более простая и очевидная версия: признаки экономической рецессии стали очевидными уже в середине прошлого года. Опуская многие детали, скажу, что это способствовало снижению темпов наращивания международных резервов и, видимо, сказалось на темпах наращивания их золотой части.

В феврале чистые приобретения золота центробанками составили 36 тонн. Лидерами по наращиванию золотых резервов в феврале были Россия и Турция. Однако одновременно ряд центробанков начал продавать жёлтый металл. Например, Узбекистан в феврале месяце продал более 3 тонн. Чистые покупки золота центробанками могут сокращаться и далее в случае дальнейшего обострения вирусно-экономического кризиса. Вместе с тем превращение центробанков в чистых продавцов золота в мировом масштабе эксперты считают маловероятным (золото скинут центробанки экономически слабых стран).

В наиболее выигрышном положении оказываются центробанки тех стран, где развита золотодобыча. Им не надо тратить иностранную валюту из международных резервов для закупки драгоценного металла на мировом рынке. Они это могут делать с помощью той национальной валюты, которую эмитируют. В первую десятку золотодобывающих стран, по данным Всемирного совета по золоту, в 2018 году входили (в скобках – объём добычи золота в 2018 году в тоннах): Китай (404,1); Австралия (314,9); Российская Федерация (297,3); США (221,7); Канада (189,0); Перу (158,4); Индонезия (136,9); Гана (130,5); ЮАР (129,8); Мексика (115,4).

Что касается Российской Федерации, то её Центробанк в 2018 году закупил 274 тонны золота, что составило 92% по отношению к добыче драгоценного металла в том же году. Это была очень мощная поддержка валютного цеха российской экономики. В 2019 году закупки Центробанком золота уменьшились до 156 тонн и составили немного более половины добычи драгоценного металла. Особенно закупки уменьшились во втором полугодии.

Золотодобывающие компании России вынуждены были переориентироваться на поставки металла за пределы страны. В феврале месяце Федеральная таможенная служба России (ФТС) опубликовала данные об экспорте золота в прошлом году. Продажи российского золота за рубеж подскочили в 2019 году по сравнению с предыдущим в восемь раз, до 5,7 млрд долл. Почти весь объём золота был вывезен в Великобританию. В текущем году, по данным ФТС, вывоз золота из России ускорился: за январь-февраль для продажи за рубеж российскую границу пересекли 17 тонн драгметалла на сумму 854 млн долларов. Экспорт золота взлетел в 7 раз относительно того же периода прошлого года. Главным направлением остаётся Лондон – крупнейший в мире центр торговли физическим слитками. За первые два месяца 2020 года в столицу Британии из России было вывезено 15,4 тонны на 775 млн долларов.

P.S. В конце марта на сайте Банка России появился пресс-релиз, сообщающий, что с 1 апреля Центробанк прекращает закупки драгоценного металла у российских золотодобытчиков. Эксперты пока не могут дать рационального объяснения этому решению.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews