Китайская промышленность показала рост в августе на 6% по сравнению с аналогичным периодом 2016 г. При этом за восемь первых месяцев 2017 года объем промышленного производства в Китае вырос на 6,7%. Конечно, китайские аналитики ожидали рост больше – 6,4%, но все равно экономика КНР остается, что называется, впереди планеты всей. И поэтому продолжает привлекать внимание в том числе российских экспертов и специалистов, ведь наша промышленность таких темпов не показывает. Так, по данным Росстата, за первый квартал 2017 г. индекс промышленного производства показал рост аж в 0,1%, а уже за первое полугодие – 2%. Но и у нас, и у Китая этот прирост, скорее, «бумажный», и не стоит так очаровываться китайским экономическим чудом, уверен доктор экономических наук, профессор МГИМО Валентин Катасонов. В беседе с Накануне.RU он напомнил о том, что у нашей страны уже было свое экономическое чудо – и отнюдь не «бумажное».

КатасоновВопрос: Китайская промышленность показала рост на 6% за месяц и на 6,7% за первые 8 месяцев – как Вы смотрите на такие показатели?

Валентин Катасонов: Я слабо доверяю таким показателям и хотел бы обратить внимание на то, что на государственном, партийном уровне в Китае этот контрольный, плановый показатель 6-7% – правда, не по промышленному производству, а по всему ВВП – является некой просто идеей фикс. Они просто не могут себе позволить более низких темпов. Другое дело – как обстоят дела в реальной жизни. А там, конечно, не получается 6-7% годовых. Вообще, китайская статистика довольно сложно работает, там двойная, тройная бухгалтерия.

Я предпочитаю использовать какие-то натуральные показатели, например, потребление электроэнергии экономикой, отдельными отраслями. Это более объективный показатель. А такими показателями можно манипулировать.

Вопрос: А почему у них такой обязательный показатель 6-7%?

Валентин Катасонов: Потому что китайская экономика имеет очень высокий долг – я имею в виду совокупный долг государственный, корпоративный. И относительный уровень этого долга сегодня превысил в Китае 300% – это даже сам Китай признает. Он в этом и США обошел.

Поэтому в каком-то смысле «китайское чудо» – это долговой пузырь, это «чудо» обеспечивается за счет очень быстрого роста долга. Китайский долг вырос неожиданно до таких титанических размеров буквально за несколько лет. До этого проблема задолженности китайской экономики находилась на втором-третьем плане.

Так что «чудо», которое совершается за счет наращивания долга, – это не совсем «чудо», скорее даже античудо. Поэтому я отнюдь не склонен разделять такой оптимизм по поводу китайского роста. И тем более копировать китайский опыт, проецировать его на российскую почву.

У нас же были и более высокие темпы экономического роста в годы первых пятилеток, но, безусловно, там был рост без увеличения долга вообще, и особенно – внешнего долга. Так что, скорее, нам надо вспоминать свой собственный опыт 1930-х годов, когда мы проводили индустриализацию.

Вопрос: Получается, что китайская система так или иначе находится под угрозой из-за долга и потенциального снижения темпов роста?

Валентин Катасонов: Во-первых, может случиться кризис в любой момент. В позапрошлом году на фондовой бирже Китая начали падать котировки, и даже на некоторые время прекратили работу китайские биржи. Все это может повториться, поэтому с Китаем нам надо сотрудничать, но, как я говорил и говорю всегда, это сотрудничество должно все-таки опираться на определенные правила, должна быть дистанция – нельзя нам засовывать голову в Китай. Потому что, если они вдруг упадут, то они за собой и нас утянут.

Не знаю, хорошо это или плохо, но у нас пока не особо хорошо это сотрудничество-то и получается. Буквально на днях обсуждали то, насколько может быть внедрен рубль в торгово-экономические отношения России и Китая – пока не очень получается.

Вопрос: В последнее время все чаще можно слышать угрозы в адрес Китая от США – они, на Ваш взгляд, могут навредить его экономике?

Валентин Катасонов: Конечно, Китай, несмотря на некоторую «статистическую химию», все равно развивается более динамично, чем США. Но США могут действительно поставить серьезную подножку Китаю. Пока это не выходит за рамки каких-то вербальных угроз, но, например, даже Стив Мнучин заявлял, что если Китай и дальше будет хоть не напрямую, но косвенно поддерживать Северную Корею, то Америка может выключить Китай из долларовых расчетов. Но, конечно, не выключат – это безумие. Это будет двойной суицид – и Китай уничтожат, и самих себя уничтожат.

Но, тем не менее, видно, что Америка хоть еще и не объявила экономическую войну, но какие-то признаки экономической войны мы уже наблюдаем. Как ни крути, но большая часть этого экономического роста Китая обеспечивается за счет двух факторов: во-первых, за счет долга создается некий искусственный спрос на продукцию китайской экономики и промышленности; и второе – за счет сбыта этой продукции на американский рынок. Ну, и Трамп еще в период предвыборной кампании грозил, что он выровняет торговое сальдо с Китаем. И сейчас не только Трамп, но и чиновники американского правительства также говорят об этом. А это будет серьезная подножка для Китая.

Вопрос: Наша статистика говорит о росте промпроизводства в районе 2% за первое полугодие. На Ваш взгляд, тут тоже есть «статистическая химия» или намечается реальный рост?

Валентин Катасонов: Да, я думаю, что этот прирост является «бумажным». Может быть, там и есть какие-то микроскопические доли процента прироста, но они обеспечены за счет, наверное, все-таки сырьевого сектора и за счет деградации остальных отраслей экономики. И кроме того в этом году Росстат перешел под руководство Министерства экономического развития, что вообще-то является наигрубейшим нарушением правил игры. И уже не только я, но и многие другие эксперты говорят о том, что здесь, конечно, «химия» усилилась. Поэтому я вообще не особенно вчитываюсь и слежу за этими показателями Росстата.

Вопрос: Если китайская модель под большим вопросом, то остается только советская модель – новая индустриализация?

Валентин Катасонов: Может быть, это не единственная модель, может, есть и какие-то другие варианты.

Но та модель создавалась методом проб и ошибок. А это дорогого стоит. Если вы хотите начинать с нуля и получать все шишки – давайте, но я предпочитаю все-таки использовать опыт, который уже дался нам дорогой ценой, и это наш серьезный актив, это наше наследство. В любом случае некоторые элементы этого опыта необходимы.

Мы что, по-прежнему будем в условиях обострения международной напряженности проводить линию по развитию этой самой либеральной экономики? Это же не развитие. Даже название «Министерство экономического развития» напоминает Джорджа Оруэлла и придуманные им «министерство мира», «министерство изобилия» – такая же антиутопия. Какое экономическое развитие? На протяжении четверти века перманентный экономический кризис. И Министерство экономического развития делает все возможное для того, чтобы усугубить этот кризис.

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели