Среди всех героических личностей Латинской Америки в послевоенное время особое место занимает Уго Чавес, бывший президентом Венесуэлы в 1999–2013 годах (то есть до конца своей жизни). Им было начато много реформ, в том числе в социально-экономической сфере. Смерть Чавеса прервала эти реформы. Но нынешней России есть чему поучиться у этого героического политика в плане именно таких реформ.

Три урока от Чавеса

Конечно, основной отраслью Венесуэлы была и остаётся нефтедобыча. Именно здесь были сосредоточены ключевые преобразования экономики при Чавесе. Об этих преобразованиях было сказано уже много. Но Венесуэла также была и остаётся золотодобывающей страной. В 2010 году добыча драгоценного металла в Венесуэле составила 24,9 т. Это на тот момент 25-е место в мировом рейтинге золотодобывающих стран. В 2019 году добыча золота в Венесуэле была равна 27,8 т (30-е место в мире).

Так вот, одним из аспектов реформ Чавеса была перестройка золотого хозяйства страны. Что может быть поучительно и для сегодняшней России. Не вдаваясь в детали, отмечу три направления такой перестройки.

Во-первых, национализация золотодобычи. Она была начата в 2011 году и до кончины Чавеса в 2013 году была в основном завершена. Национализация золотодобывающего сектора – продолжение политики Уго Чавеса по национализации природных ресурсов, до этого уже были национализированы запасы нефти и природного газа. Чавес справедливо называл золото «стратегическим ресурсом», который должен находиться в руках государства.

Во-вторых, обязательная продажа всего добываемого в стране золота государству. Конкретно – Центральному банку Венесуэлы, на балансе которого находятся золотовалютные резервы страны. Когда Чавес пришёл к власти, то золотой резерв был уже достаточно внушительный: 318,5 т в 2000 году. В 2010 году было уже 365,8 т. Накопление резервного золота происходило преимущественно за счёт закупок драгоценного металла на мировом рынке. Чавес в конце своей жизни сделал ставку на накопление резерва не за счёт мирового рынка, что требовало иностранной валюты, а за счёт внутренней добычи драгоценного металла.

В-третьих, возвращение золота, входящего в состав международных резервов Венесуэлы и хранящегося за пределами страны, домой. О репатриации золотых резервов Венесуэлы стоимостью 11 млрд долларов из банков Европы и США Чавес также объявил в 2011 году. Он уточнил, что золото будет использоваться для усиления резервов Центробанка страны, а не для оплаты национального долга или для его собственных нужд. До конца при жизни Чавеса репатриация полностью не была проведена в силу всяческих препон, выставлявшихся Венесуэле. Дело Чавеса продолжил Николас Мадуро, но и ему не удалось полностью вернуть золотой запас на родину. 

Чьи вы, хлопцы, будете?

Что мы можем и должны взять из опыта Чавеса? К счастью, нам не надо возвращать золото официальных резервов домой из-за границы. Если верить заявлениям председателя Центробанка России Эльвиры Набиуллиной, всё золото резервов (на данный момент примерно 2296 тонн) находится на территории России. Преимущественно в центральном хранилище Банка России, что на улице Правды в Москве.

А вот по поводу национализации золотодобычи следует задуматься. У нас в золотодобыче крупнейшими компаниями являются: «Полюс Золото» (добыча в 2020 году составила 86,1 т); «Полиметалл» (27,2 т); «Петропавловск» (17,0 т); Kinross Gold (14,7 т); Nord Gold SE (14,5 т) и т.д. На самом деле все эти компании только условно (или формально) можно назвать «российскими» (юридическая регистрация в России). На самом деле это «дочки» международных транснациональных корпораций. Сведения об этих «российских» компаниях можем найти на сайте «Золотодобыча».

Вот, например, упомянутый выше «Петропавловск«. В графе «Учредитель» читаем: «КОМПАНИЯ «ПИТЕР ХАМБРО МАЙНИНГ ПЛК» (Соединённое Королевство)». Далее читаем: «Штаб-квартира находится в Лондоне». Как выясняется, под вывеской «Петропавловск» скрывается не одна, а несколько компаний. Читаем: «Группа компаний была создана в 1994 году в Амурской области Павлом Масловским и Питером Хамбро. До 2002 года она называлась Peter Hambro Mining».

А вот Kinross Gold. Ребята решили даже вывеску не менять.  Впрочем, в некоторых случаях они пользуются другим названием: «Чукотская ЧГГК» – «Чукотская горно-геологическая компания». Это дочерняя структура транснациональной корпорации, «мама» и штаб-квартира которой находятся в Канаде. На Россию приходится 20% добычи этой ТНК.

Nord Gold SE. Также иностранная вывеска. Но нам сообщают: пугаться не надо, владелец «свой» – глава «Северстали» Алексей Мордашов. Ему, согласно официальным данным, принадлежат 99,9% акционерного капитала Nord Gold SE. Но штаб-квартира размещается опять же в Лондоне, а не в Вологде, рядом с металлургическими заводами Мордашова.  А у председателя совета директоров Nord Gold SE удивительно красивое имя: Дэвид Морган.

И чем больше погружаешься в изучение «российского» золотодобывающего бизнеса, тем больше убеждаешься, что он совсем не российский. 

От недр страны до Центробанка

И уж тем более становится понятным, почему это вдруг Эльвира Набиуллина в марте прошлого года объявила мораторий на закупку золота Центральным банком с 1 апреля 2020 года. Кстати, этот мораторий до сих пор не отменён, он уже длится 15 месяцев. Всем этим ребятам из Nord Gold SE, «Петропавловска», Kinross Gold и прочая (пёстрый интернационал «креативных» деятелей из России, Англии, Канады, США и т.д.) не интересно продавать драгоценный металл Банку России. Они не хотят расставаться с драгоценным металлом. Тем более не сегодня-завтра он может подорожать, причём не на проценты, а в разы. И потому гонят его в Лондон, где у них настоящая «родина», где они хотят быть «хозяевами золота». Думаю, что мораторий на закупку золота Банком России – результат лоббирования финансового мегарегулятора «золотым интернационалом», осуществляющим грабёж России. Неглинка опять сыграла в поддавки, уступив русское золото интернационалу спекулянтов.

Так что опыт Чавеса по национализации золота нам очень и очень нужен. Национализацию следует понимать в широком смысле: национализация недр, национализация добычи, национализация «готового продукта». Поскольку «готовый продукт» – рафинированное золото в стандартных слитках – должен поступать на хранение в Центральный банк России, то национализация золота в широком смысле предполагает также и национализацию Банка России.

Он ведь «не отвечает по обязательствам государства», как записано в статье 2 Федерального закона о Банке России. Случись что, государству может потребоваться золото из резервов. Но Банк России может отказать государству: мы, мол, не отвечаем по вашим казённым обязательствам и золота вам не дадим. Подобные коллизии между Центробанками и правительствами в мировой практике уже случались.

Так что национализацию золота надо проводить по всей цепочке: от недр, где прячется ещё не открытый геологами драгоценный металл, до Банка России включительно. У Чавеса Центробанк, между прочим, также был государственным. 

P.SПока писал статью, пришла шокирующая новость. 28 июня президент России Владимир Путин подписал закон, смягчающий нормы валютного контроля для ряда русских экспортёров, в том числе компаний, занимающихся вывозом золота, металлов и зерна. В общей сложности смягчение валютного контроля затронет экспорт на 160 млрд долларов. Согласно указанному закону с 1 июля экспортёры освобождаются от требования обязательно зачислять выручку на русские счета, если продают товары, которые в соответствии с единой товарной номенклатурой Евразийского экономического союза относятся к несырьевым и неэнергетическим.

В этот перечень включено в том числе золото всех видов (группа 7108) – от монетарного и слитков до порошка, прутков и необработанных форм. Отныне экспортёры русского золота в лице «Полюс Золота», «Полиметалла», Nord Gold SE и прочая могут смело открывать счета в банках любимого ими города Лондона. Более надёжный и комфортный «запасной аэродром» золотым мародёрам, грабящим Россию, трудно найти.

Нетрудно догадаться, что интернационал золотых спекулянтов-мародёров приложил руку к лоббированию этого закона. Можно предположить, что мораторий Банка России на пополнение международных резервов за счёт русского золота теперь станет бессрочным. С учётом этого последнего события, полагаю, что эффективная национализация русского золота невозможна без национализации Российского государства.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews