«Роснефть» может стать мировым лидером в нефтегазовой отрасли благодаря COVID-19. С таким сенсационным заявлением выступил глава компании Игорь Сечин, комментируя финансовую отчетность за первый квартал 2020 года.

Катасонов

По мнению Сечина, 2020 год «может стать переломным» для мировой «нефтянки» из-за беспрецедентного снижения спроса в условиях пандемии, что привело к падению цен на нефть.

«В этой ситуации на первый план выходят качество ресурсной базы, диверсификация рынков сбыта, долгосрочный характер отношений с потребителями, высокий уровень операционной и финансовой эффективности. Наша компания является признанным мировым лидером по всем названным параметрам», — заявил Сечин.

Негативные факторы на повлияли на способность компании генерировать свободный денежный поток, подчеркнул глава «Роснефти». В первом квартале 2020 года этот поток составил 219 млрд. рублей.

«Благодаря этому и несмотря на ухудшение макроэкономической конъюнктуры, мы продолжаем сокращать долговую нагрузку и направлять денежные средства акционерам», — заверил Игорь Сечин. Он добавил, что выплаты за 2019 год могут составить рекордные 354,1 млрд. рублей.

«В ситуации, когда многие мировые нефтегазовые компании принимают решения о снижении дивидендов и прекращении программ выкупа акций, решения компании о продолжении распределения денежных средств акционерам говорят о нашей уверенности в способности не только успешно справиться с новыми вызовами, но и выйти из сложившейся непростой ситуации лидером отрасли», — сказал Сечин.

Заметим, глава «Роснефти» демонстрирует несгибаемый оптимизм не в первый раз. В октябре 2014-го он с жаром уверял, что в будущем, когда добыча будет вестись в основном на шельфе, цена на нефть поднимется выше $ 150 за баррель. Прогноз сбылся с точностью до наоборот: в ходе торгов 20 апреля 2020 года стоимость контракта на поставку нефти WTI достигала минус $ 40,32 за баррель — абсолютного исторического минимума. Но сейчас это не мешает Сечину строить очередные наполеоновские планы.

Приступ эйфории у главы «Роснефти», возможно, связан с личными успехами. Как сообщила газета «Ведомости», правительство продлило контракт Игоря Сечина во главе «Роснефти» еще на пять лет. 12 мая, несмотря на карантин, его удостоил аудиенции президент Владимир Путин.

На встрече Сечин попросил почти вдвое снизить тарифы на прокачку нефти — как утверждают в «Транснефти», основываясь на некорректных подсчетах. Кроме того, он рассказал Путину, что «Роснефть» приступила к бурению поисково-разведочных скважин на Таймыре. Общий объем инвестиций в «Восток Ойл» за весь период реализации проекта может достичь 10 трлн. рублей — это убийственная сумма для России. Путин рассказ про Таймыр благосклонно выслушал.

После этого победоносное настроение Игоря Ивановича, видимо, достигло апогея. Жаль только, что его заряд оптимизма никак не влияет на настроения на мировых рынках. А они довольно мрачные.

Да, Международное энергетическое агентство (МЭА) в ежемесячном отчете улучшило на 0,7 млн. баррелей в сутки прогноз по спросу на нефть в 2020 году на фоне смягчения карантина — до 8,6 млн. баррелей в сутки. Но все равно падение спроса остается историческим максимумом.

В такой ситуации, по мнению аналитиков, и США и Саудовская Аравия могут — когда обстановка с COVID-19 более-менее стабилизируется, — поставить вопрос о запрете нефтяного экспорта из РФ ради поддержания цен. Если так случиться, «Ростнефть», а вместе с ней и Россия, окажутся не в лидерах нефтегазового рынка, а в его безнадежных аутсайдерах.

— Сечин говорит пустые слова — может быть, чтобы подпитать оптимизм Путина, — считает председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — На самом деле, по моим данным, «Ростнефть» рассчитывает на получение очень серьезных денег из бюджета.

Тот факт, что Сечин не ноет, не клянчит, говорит о том, что деньги компания уже получила, либо ей твердо пообещали деньги дать. Честно говоря, не очень прилично, на фоне такого бюджетного паразитизма, рассказывать о каких-то невиданных перспективах и дивидендах.

Кстати о дивидендах. «Роснефть», напомню, принадлежит государству, однако деятельность компании предельно непрозрачная. Фактически, все ее акции принадлежат «Роснефтегазу» — а это не просто непрозрачная, а даже мало известная широким кругам корпорация. Она-то и получает дивиденды, о которых рассказывает Сечин.

Я в свое время пытался разобраться в деятельности главного акционера «Роснефти». И понял одно: это, можно сказать, офшорная компания, которая действует в интересах узкого круга лиц.

Так что на счет дивидендов Игорь Иванович лучше бы помалкивал. Эти деньги, на мой взгляд, должны идти в российский бюджет — при чем тут промежуточное звено под названием «Роснефтегаз»?!

«СП»: — «Роснефть» действительно может стать мировым лидером в нефтегазовой отрасли?

— Нет — ситуация, можно сказать, тухлая с двух концов. Прежде всего, она тухлая со стороны внешних рынков: понятно, что в ближайшее время они не восстановятся. Уже есть прогнозы на 2021 год, и в самом оптимистичном из них говорится, что прирост мирового ВВП будет равен нулю. Оптимизма любой нефтедобывающей компании, по идее, это внушать никак не должно.

Есть и другой момент — Соединенные Штаты явно нацелились на то, чтобы стать главным экспортером на рынке «черного золота». Американцы от этих планов не отступят — по крайней мере, если в Белом доме останется Дональд Трамп, он эту линию точно продолжит.

Что касается другого конца — имеется в виду ресурсная база нефтедобычи в России. Всем специалистам хорошо известно, что база у нас сильно истощена. Еще до вирусно-экономического кризиса говорили, что пик добычи в РФ может быть достигнут в 2024 году, а дальше начнется резкое падение.

Это значит, даже в случае благоприятной конъюнктуры на рынке нефти Россия не в состоянии будет использовать эту возможность.

На деле, «нефтянка» в нашей стране держится на запасах, которые были открыты еще в советское время, и тогда же пущены в эксплуатацию. Именно поэтому наши нефтедобывающие компании так остро переживали резкое падение цен, и необходимость сокращения добычи. Дебет очень многих скважин низкий, и останавливать такую скважину нельзя: если остановишь, потом уже не запустишь.

«СП»: — Какой из этого вывод?

— Вопреки прогнозам Сечина, мы за счет экономики трубы долго существовать не сможем. И пока еще есть возможность, я считаю, нам необходимо проводить какую-то индустриализацию: развивать промышленность, делать российскую экономику самодостаточной.

Добавлю, что само сочетание «экономика трубы» звучит не очень прилично. Все же экономика — это серьезная созидающая деятельность, единый народнохозяйственный комплекс, а вовсе не торговля природными ресурсами, которые нам дал господь бог.

«СП»: — Есть версия, что США с Саудовской Аравией попытаются максимально вытеснить Россию с нефтяного рынка — ввести санкции, запрещающие нам нефтяной экспорт. Они могут это сделать?

— Запросто, я считаю. Невооруженным глазом видно, что США и Саудовская Аравия состоят в едином альянсе, и мы этому альянсу не можем противостоять. Неслучайно министр финансов США Стивен Мнучин недавно заявил, что американские власти рассматривают возможность оказания прямой помощи нефтяной промышленности в связи с ситуацией на рынках.

Вот вам и главный козырь — у США есть станок, печатающий международную резервную валюту, а у России нет. Поэтому понятно, чем может закончиться игра против США и Саудовской Аравии на нефтяном рынке: поражением «Роснефти».

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews