19 апреля правительство России приняло постановление № 622 под названием «Об ограничениях на предоставление информации и документации аудиторской организации, индивидуальному аудитору». 29 апреля оно вступило в силу. Почему в последнее время оно оказалось в центре внимания экспертов?

Иностранные аудиторы больше не смогут получить доступ к отчётности банков и кредитных организаций, специализированных депозитариев и страховщиков, НПФ и управляющих компанией, инвестирующих средства пенсионных накоплений. Иностранцам нельзя больше проводить аудит в микрофинансовых и клиринговых компаниях, а также в торговых сетях. Уже не приходится говорить об ограничениях и запретах по аудированию компаний, включённых в сводный реестр организаций ОПК. Таков смысл правительственного постановления.

Позвольте вам выйти вон!

Часть патриотически настроенной общественности заметила этот документ и с восторгом его восприняла. Мол, «Большой четвёрке» международных аудиторов (Deloitte, KPMG, PwC, EY) Россия указала на дверь. Но, если говорить честно, указанное постановление № 622 мало что изменит в положении на рынке аудиторских услуг. «Большая четвёрка» действует с большим упреждением. Это в «лихие 90-е» и в начале нулевых она на российском рынке нагло оказывала «услуги» отечественным клиентам с помощью своих компаний, которые принадлежали к иностранным юрисдикциям и в которых работали преимущественно или исключительно иностранцы. Позже эти компании перешли на схемы, которые уже давно использовали в других странах мира.

В России привыкли считать, что иностранной компанией считается такая организация, которая имеет один или несколько следующих признаков:

1) принадлежность к иностранной юрисдикции (зарегистрирована в другой стране);

2) в капитале участвуют иностранные юридические и физические лица;

3) персонал состоит частично или полностью из сотрудников с иностранным гражданством.

У нас уже сравнительно давно установился порядок, согласно которому аудиторская компания, которая планирует проводить проверку российской организации, включённой в специальный реестр (стратегически значимых организаций с секретной информацией), должна получать лицензию ФСБ. Это правильно. Но лицензия выдаётся при отсутствии у аудитора тех выше мною обозначенных признаков «иностранца».

Для сведения тех, кто воспринял постановление № 622 как сенсацию, сообщу, что на российском рынке аудиторских услуг «иностранцев» уже давно нет. Они «переоделись» в «своих». И проблем с допусками к стратегически важным организациям у них нет. Но на самом деле «своими» они не стали, они «переодетые» иностранцы, которые действуют в интересах своих корпораций и стоящих за ними спецслужб, а также других «бенефициаров» Запада (правда, далеко не все из сотрудников, особенно молодых, это осознают).

Кусты и ветви

На примере Ernst & Young (EY) могу показать, что на самом деле представляет собой такая «натурализация» или «национализация» глобальных аудиторских компаний. Корпорация EY сообщает, что у неё по всему миру более 700 офисов в 150 странах, в которых в общей сложности работает 284 тысячи человек. Штаб-квартира – в Лондоне. Головная организация оказанием аудиторских и консалтинговых услуг не занимается. Она выступает лишь «гарантом» по операциям своих офисов и координирует их деятельность. Компанией определены три основные региональные ветви, каждая из которых имеет своего координатора. Первая охватывает всю Америку (как Северную, так и Южную). Вторая – Юго-Восточную Азию и Тихоокеанский регион. Третья – Европу, Ближний Восток, Индию и Африку (регион EMEIA). Последняя ветвь – самая большая по числу стран – 97; число сотрудников в офисах этой ветви – 115 тысяч. Россия включена именно в неё. В высшем руководстве EY EMEIA отвечает дама по имени Джулия Линн Тейгланд (Julie Linn Teigland) – американка, последние тридцать лет проживающая и работающая в Германии.

В рамках EMEIA имеются более мелкие региональные ветви. Одна из них – регион Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы и Центральной Азии. В рамках этой ветви имеются ещё более мелкие веточки. Одна из них – регион СНГ. Россия находится именно здесь. Офисы находятся в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Екатеринбурге, Казани, Краснодаре, Ростове-на-Дону, Тольятти, Владивостоке. Офисы в других странах СНГ – в Минске, Алматы, Астане, Атырау, Бишкеке, Баку, Киеве, Ташкенте, Тбилиси, Ереване.

Контроль и «морковки»

Компании «Большой четвёрки» не являются публичными, они не размещают акций на фондовом рынке. Они принадлежат так называемым «управляющим партнёрам» – лицам, имеющим опыт работы в сфере аудита. Решение произвести сотрудника компании в «управляющего партнёра», в конечном счёте, принимается в головной компании. И тут мы видим ещё более важную особенность гигантов аудиторского бизнеса: отдельные звенья этих гигантских империй (офисы) находятся под неформальным контролем со стороны головных компаний. Некоторые эксперты, не разобравшись в вопросе, заявляют, что, мол, отношения многочисленных компаний с головными компаниями сводятся к тому, что между ними заключается договор франшизы. Мол, головные компании торгуют своим «брендом». А местным предпринимателям для успешной работы на своих рынках очень помогают звучные вывески, в которых используются названия Deloitte, PwC, Ernst & Young (EY) и KPMG.

Что же касается иерархии, то тут обратная последовательность. И на самом верхнем этаже – головная компания «Ernst & Young Global Limited», с офисом в Лондоне. В открытом доступе информации о ней не больше, чем об английских спецслужбах МИ-5 или МИ-6. Известно лишь, что компания непубличная, с ограниченной ответственностью, создана в 1989 году, а штат сотрудников – 10 тысяч человек.

Чем же скрепляются разбросанные по десяткам стран офисы в единое целое в империях Big-4? Прежде всего, тем, что для сотрудников нижнего уровня создаётся мотивация повышения по службе, им предлагается обменять напряжённый труд и лояльность империи на занятие должности на более высоком этаже управленческой иерархии. Молодого сотрудника могут соблазнять такой «морковкой», как получение им статуса «управляющего партнёра». Срабатывает механизм «естественного отбора». Те, кто выдерживают большие физические и психологические нагрузки, доказывают свою лояльность империи. Нередки случаи, что человек имеет должность в данном офисе, а по совместительству может участвовать в работе на более высоком этаже. Между офисами как по горизонтали, так и по вертикали происходит постоянная циркуляция информации, все работают по единым корпоративным стандартам и методикам.

В тесноте, да не в обиде

Как это выглядит в России на примере всё той же EY. Компаний, в названиях которых используется словосочетание Ernst & Young, целая куча. 5 декабря 2002 года в России была зарегистрирована компания ООО «Эрнст энд Янг» (по адресу г. Москва, Садовническая наб., д. 77, стр. 1). На сегодняшний день в ней десять управляющих партнёров с разными долями в капитале. Все с русскими фамилиями и, надо полагать, российскими паспортами. Учредитель – Юшенков Олег Владимирович (он же управляющий партнёр с долей в 13%). У компании – 9 офисов в разных городах России – Москве, Владивостоке, Екатеринбурге, Казани, Краснодаре, Новосибирске, Ростове-на-Дону, Санкт-Петербурге, Тольятти. Всего – 3500 сотрудников, все – граждане России. С какого боку не зайди – российская компания, правда, с экзотическим названием «Эрнст энд Янг».

А вот информация с главного сайта Ernst & Young – того, который принадлежит штаб-квартире в Лондоне. На сайте есть страница «EY Member Firms and Affiliates» («Фирмы-члены и филиалы EY»). По состоянию на 12 июня 2020 года в списке число позиций равнялось 491. По России – 10 позиций. Кроме упомянутой выше компании ООО «Эрнст энд Янг», имеются ещё девять офисов, которые имеют статус либо самостоятельной компании, либо филиала. Вот список: 1) Center for Audit Technologies and Solutions Limited Liability Company (Москва); 2) Ernst & Young (CIS) B.V. (Алматы, Казахстан); 3) Ernst & Young (CIS) B.V. (Амстердам, Нидерланды); 4) Ernst & Young (CIS) B.V. (Москва); 5) Ernst & Young Business Advisory Services LLC (Москва); 6) Ernst & Young IT Limited Liability Company (Москва); 7) Ernst & Young LLC (Москва); 8) Ernst & Young LLC (Казань); 9) Ernst & Young Valuation and Advisory Services LLC (Москва); 10) EY Academy of Business Limited Liability Company (Москва). Половина указанных организаций расположена по одному адресу: Москва, Садовническая набережная 77, здание 1.

Господин с перспективой

Упомянутые мною выше 10 российских организаций Ernst & Young входят в низовую региональную ветвь, называемую «СНГ». Ещё с десяток в рамках данной ветки находятся в ближнем зарубежье. А «веткой» СНГ руководит некто Александр Ивлев. Он окончил Московский государственный лингвистический университет (1991 г.), имеет диплом EMBA Школы бизнеса им. Бута Чикагского университета (2003 г.). Перечисление его званий и наград заняло бы несколько страниц, поэтому я ограничусь лишь некоторыми штрихами. Непременный член оргкомитетов Петербургского международного экономического форума, Гайдаровского форума, Восточного экономического форума. Также член Экспертного совета форума «Открытые инновации», Общественного совета Минэкономразвития России. Постоянный фигурант рейтинга «Топ-1000 российских менеджеров». Участвует в работе Консультативного совета по иностранным инвестициям в России и выступает координатором его иностранных участников.

Александра Ивлева привечают и «с той стороны». Карьеру в EY начал в 1995 году с должности директора по маркетингу и развитию бизнеса в британской компании. В 2001-м стал партнёром и директором по маркетингу и внешним связям представительства EY. С 2003 года Ernst & Young доверила ему курировать международную программу EY «Предприниматель года» в России. В 2007 году Всемирный экономический форум (ВЭФ) избрал Александра членом организации «Молодые глобальные лидеры».

В общем, идеальная фигура для наведения мостов британской компании Ernst & Young с российским руководством. С одной стороны, Александр российский гражданин, по-русски говорит без акцента. С другой, уже гражданин империи EY. И по-английски говорит почти без акцента. Уже и «управляющий партнёр» по странам СНГ (с 2018 года). И с явным намеком на возможность дальнейшего роста. Ведь одновременно он получил должность замруководителя по работе с клиентами по странам Центральной, Восточной, Юго-Восточной Европы и Центральной Азии. А это ступенькой выше, чем ветка «СНГ».

Кстати, три года назад в управлении веткой «СНГ» Александр сменил австралийца Джо Ватта (Joe Watt). Тот сделал тогда колоссальный карьерный прыжок, заняв должность главного операционного директора в EY Global Risk Management. А это уже Лондонский офис. Наверное, Ивлеву тоже хотелось бы повторить такой «прыжок кенгуру».

Ты их в дверь, они в окно

В общем, увы, пока никакой революции не произошло. Офисы «Большой четвёрки» в России уверены, что они «резиденты», российские юридические лица, на них ограничения постановления № 622 не распространяются. Конечно, можно всё-таки более скрупулезно подойти к выполнению того, что записано в постановлении правительства № 622. И постараться не ограничивать идентификацию иностранных аудиторских компаний такими признаками, как юрисдикция регистрации, наличие иностранных собственников в капитале компании, наличие иностранцев в персонале. Если обратить внимание на их название, то они достаточно быстро сумеют «переодеться», поменяют свои вывески. Тогда для их идентификации могут потребоваться знания и опыт спецслужб. В любом случае полумерами типа постановления правительства № 622 от 19 апреля выгнать из страны экономических разведчиков, прикрывающих свои истинные цели аудитом, не получится.

Нам нужны проверки субъектов хозяйственной деятельности, но не в таком объёме и не с теми целями, ради которых три последних десятилетия проводились аудиты. Ведь ранее они проводились ради того, чтобы попытать счастья на мировом финансовом рынке, получить там денег. Сегодня в связи с нарастающими санкциями против российского долга эти мечты у российского бизнеса начинают рассеиваться.

Сейчас проверки нужны государству. Но заниматься проверками хозяйствующих субъектов в стране должны не какие-то «креативные» личности, которые проходили обучение в разных забугорных университетах и центрах, даже если у них паспорта России. Делать это должны граждане России, прошедшие глубокую проверку и получившие на это разрешение компетентных государственных органов. А проверка хозяйствующих субъектов должна быть регулярной и проводиться специальным учреждением типа Счётной палаты. В Советском Союзе такие проверки осуществляло Контрольно-ревизионное управление Минфина (КРУ). Плюс к этому аналогичные структуры в Минфинах союзных республик. Такие структуры, похоже, нужны и сейчас.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews