Уже подведены предварительные итоги по внешней торговле России за 2020 год. Кто-то их назвал неутешительными, кто-то шокирующими. Наиболее важным показателем внешней торговли является сальдо торгового баланса, представляющее собой разницу между экспортом и импортом.

Собственно, вся страна на протяжении уже почти трех десятков лет своего существования держалась и держится за счет положительного сальдо торгового баланса. Оно обеспечивает бюджет страны, за счет него живут миллионы наших граждан, это сальдо питает вывод капитала российскими олигархами за границу, за счет него пополняются золотовалютные резервы Российской Федерации.

Согласно данным Банка России, в 2020 году положительное сальдо внешней торговли составило 89,4 млрд долл. На фоне предыдущих лет это очень мало. Так, в 2019 году было 165,3 млрд долл., а в 2018 году — 195,1 млрд долл. По сравнению с 2018 годом более чем двукратное падение. В 2020 году товарный импорт сократился незначительно по сравнению с 2019 годом: с 254,6 до 240,1 млрд долл. А вот экспорт за год буквально обвалился: с 419,9 до 329,5 млрд долл. Т.е. более чем на 90 миллиардов долларов, или почти на 22%.

Посмотрим подробнее на изменения стоимостных объемов экспорта по основным группами товаров в 2020 году по сравнению с 2019 годом (млрд. долл.).

Примечание: суммы значений отдельных показателей могут не совпадать с итоговыми величинами из-за округления значений показателей.

Источник: Банк России

Итак, общее падение товарного экспорта России за год было обусловлено исключительно сокращениями углеводородного экспорта России. Экспорт всех прочих товаров в суммарном выражении не изменился. Кое-кто из чиновников поспешил обыграть эту ситуацию следующим образом: мол, Россия начала освобождаться от углеводородной зависимости, сходить с пресловутой «нефтяной иглы». Об этом начали говорить еще в прошлом году, когда комментировались статистические данные по итогам кварталов и отдельных месяцев. По итогам 2019 года на все прочие товары (кроме углеводородов) пришлось 43,1% российского товарного экспорта, а по итогам 2020 года — уже 55,2%.

Хорошо помню выступление президента РФ Владимира Путина перед сенаторами в сентябре прошлого года. Он поздравил их с тем, что российская экономика избавилась от критической нефтяной зависимости. Вот как удалось обыграть гигантские потери России на мировом рынке углеводородов как от падения цен, так и снижения физических объемов вывоза нефти и газа.

В 2021 году, как пообещал президент, доходы от углеводородов снизятся до одной трети российского бюджета. «Соответственно доля не нефтегазовых доходов бюджета возрастет почти до 70%, — привел свои расчеты президент. — На такой уровень устойчивости бюджета мы выходим впервые в современной истории России». Эти тенденции свидетельствуют об изменении структуры экономики, подчеркнул Путин: «Все более значимую роль играют несырьевые отрасли, набирают силу новые высокотехнологичные сектора».

Некоторые политики и журналисты (либо в силу своей некомпетентности, либо по лукавству) в снижении доли углеводородов в экспорте усматривают позитивные изменения в структуре российской экономики. В том числе ускоренное развитие высокотехнологических секторов, о чем сказал президент сенаторам в сентябре прошлого года. Однако, увы, другая часть российского экспорта (на которую в 2020 году пришлось около 57%) представлена преимущественно не продукцией высокотехнологических секторов, а товарами, которые можно назвать сырьевыми или с низкой степенью обработки.

Среди сырья — руды металлов, необработанная древесина (кругляк), калийные соли, уголь и т. д. Товары с низкой степенью обработки — чугун, сталь, химические удобрения и продукция крупнотоннажной химии, кокс, сельскохозяйственное сырье, пиломатериалы, изделия из пушнины и т. п. На фоне этого сырьевого и около-сырьевого многообразия весьма скромно выглядит товарная группа «Машины, оборудование и транспортные средства», которую можно отнести к продукции высокотехнологических секторов экономики.

Пока нет данных по итогам всего 2020 года по экспорту товаров (кроме углеводородов). Воспользуемся уже опубликованной статистикой Федеральной таможенной службы (ФТС) за первые три квартала прошлого года. Экспорт машин, оборудования и транспортных средств за январь-сентябрь 2020 года составил 12,5 млрд долл. Экспорт этих товаров за аналогичный период 2019 года составил 15,5 млрд долл.

Мы видим снижение за год на 20%. Можно еще добавить к экспорту высокотехнологических секторов то, что в статистике ФТС называется «секретные товарные группы». Это почти исключительно экспорт оружия и военной техники. По итогам трех первых кварталов прошлого года экспорт этой товарной группы составил 5 млрд долл. Против 6 млрд долл. за аналогичный период 2019 года.

Если просуммируем эти две товарные группы, то получим, что экспорт продукции высокотехнологичных секторов российской экономики за три квартала сократился за год с 21,6 до 17,5 млрд долл., или почти на 20%. Доля этой продукции в общем объеме товарного экспорта России за три квартала 2020 года составила всего 7,2%. Эти цифры, мягко говоря, не вяжутся с упомянутым выше тезисом Путина о возрастании роли высокотехнологичных секторов. Тут можно еще добавить такой неприятный штрих, как увеличение доли машин и оборудования в импорте России за год. По итогам января-сентября 2019 года она была равна 45,8%; за соответствующий период 2020 года — 46,8%. Т.е. мы все более подсаживаемся на «иглу» технического импорта. Растущая зависимость России от импорта машин и оборудование неизбежно консервирует отставание страны в развитии высокотехнологических секторов экономики.

Задача развития несырьевой (т.е. обрабатывающей) промышленности из года в год включается в различные стратегии и программы Кремля. Все они были с треском провалены. Вот и «майские указы» 2018 года поставили цель — нарастить несырьевой неэнергетический экспорт в 1,7 раза, до 255 млрд долларов к 2024 году. Статистика экспорта трех последних лет (2018−2020 гг.) дает основание полагать, что и это задание будет с треском провалено. Не уверен даже, что в 2024 году весь российский экспорт сумеет донять до 255 млрд. долларов.

Провалы России в сфере товарного экспорта отчасти амортизируются, а отчасти камуфлируются с помощью неожиданно появившейся палочки-выручалочки, которая называется «золото».

Как известно, Россия относится к группе ведущих золотодобывающих стран мира. По итогам 2019 года, согласно данным Всемирного совета по золоту, ведущими странами по объемам добычи драгоценного металла были (добыча, тонн): Китай — 383,2; Российская Федерация — 329,5; Австралия — 325,1; США — 200,2. Примечательно, что Россия в 2019 году обошла по добыче золота Австралию, переместившись с третьего на второе место. Согласно оценке Союза золотопромышленников России, производство драгоценного металла в 2020 году должно превысить показатель предыдущего года на 0,9%.

Еще раз обратимся к статистике ФТС. По итогам первых трех кварталов 2020 года экспорт золота вырос по сравнению с аналогичным периодом 2019 года в 5 раз в физическом выражении и в 6,2 раза в стоимостном. Таких резких взлетов в экспорте, наверное, не давал никакой другой товар за всю историю Российской Федерации. Видимо, власти дали «зеленый свет» драгоценному металлу для того, чтобы с его помощью хоть как-то компенсировать те гигантские потери, которые возникли в сегменте углеводородного сырья. Экспорт золота за январь-сентябрь прошлого года составил 12,5 млрд долл.

«Зеленый свет» зажегся в марте-апреле, когда, с одной стороны, начал «сыпаться» российский углеводородный экспорт, а, с другой стороны, страну накрыла так называемая «пандемия COVID-19». Банк России объявил, что с 1 апреля прекращает закупки золота в международные резервы. Тем самым, дав возможность российским участникам золотого рынка переключиться на внешний рынок. Золотодобывающие компании стали получать лицензии на прямой экспорт драгоценного металла за рубеж. В экспорт золота также включились российские банки.

По итогам года запасы драгметалла у кредитных организаций сократились на 38%, подсчитал «Интерфакс» на основе данных ЦБ РФ. На начало 2020 года на балансах российских банков числилось 90,5 т. На начало 2021 года осталось 56,0 т. «Дельта» в размере 34,5 — чистый экспорт драгоценного металла российскими банками, как считают эксперты «Интерфакс». Но прямые экспортные поставки золотодобытчиков почти на порядок больше.

Российский экспортный центр уже посчитал и опубликовал оценку экспорта золота из страны за весь 2020 год. В физическом выражении он составил фантастическую величину — 320 тонн. Что эквивалентно почти всей добыче драгоценного металла в России за прошлый год.

В физическом выражении экспорт золота в 2020 году вырос по сравнению с предыдущим годом в 2,5 раза. В стоимостном — в 4,4 раза. Ведь цены на желтый металл в это время демонстрировали небывалый рост. Валютная выручка от вывоза драгоценного металла за прошлый год составила 18,5 млрд долл. Напомню, что экспорт природного газа в прошлом году дал валютную выручку в 25,1 млрд долл. Впору говорить: «золото — новая нефть России». По итогам года на золото пришлось 5,6% российского товарного экспорта. Такого высокого показателя не было за все годы существования Российской Федерации.

Но меня такие «золотые рекорды» совсем не радуют. Всем известно, что золото — «чрезвычайные деньги», «самая твердая валюта», «стратегический ресурс». Вот, например, Китай. Хотя и является первой по объемам добычи золота страной, однако не вывозит ни одного грамма. Более того, импортирует драгоценного металла (в монетарной форме, в виде нерафинированного золота и в виде золотосодержащего сырья) примерно в два раза больше, чем добывает.

Или взять Турцию. Золота добывает немного (28 тонн в прошлом году), а импортирует по 100−150 тонн ежегодно. С помощью этого золота покрывается спрос населения на драгоценный металл. Оно также идет на пополнение резервов коммерческих банков и Центробанка Турции. При нынешних долгосрочных тенденциях цен на золото оно не просто становится конкурентом доллара США, оно его просто уничтожает.

Необходимо срочно прекратить использование российского золота для совершенно бездарного затыкания и прикрытия «дыр», образующихся в экспорте и экономике России. Его следует использовать для достижения действительно стратегических целей.

Во-первых, для проведения последовательной де-долларизации во всех секторах отечественной экономики. Во-вторых, для наращивания международных резервов страны. В-третьих, для укрепления российского рубля.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews