ЦБ понизил ставку до рекордных 4,5%, чтобы облегчить доступ бизнесу и гражданам к кредитам, это открывает новые возможности для запуска инвестпроектов, развития ипотечного кредитования, заявил президент РФ Владимир Путин.

«Буквально на днях, как вы знаете, ключевая ставка была вновь понижена – сразу на один процентный пункт, до 4,5%. Обращаю внимание, до минимального значения за всю нашу новейшую историю», – сказал Путин во время обращения к гражданам.

Ранее экономический блок кабмина настаивал на том, что снижение ставки в стране неоправданно, так как необратимо вызывает за собой инфляцию. Что же изменилось сейчас? В такой трудной экономической ситуации люди скорее всего решатся брать кредиты, но смогут ли они обеспечить эти займы в будущем, когда эпидемия закончится?

Доктор экономических наук Валентин Катасонов в беседе с Накануне.RU объяснил, почему одним снижением ставок не «поднять с ног» экономику России.

Катасонов

– Валентин Юрьевич, как оцениваете то, что ЦБ понизил ставку – скажется ли это положительно на нашей экономике?

– Снижение ключевой ставки не повлияет на экономику России кардинальным образом.

Наше внимание сконцентрировали на том, что якобы ключевая ставка определяет все основные параметры. Приведу в пример такой образ для понимания – представьте себе, что вы живете в доме, дом отапливается газом, есть газовый котёл, а в котле регулятор температуры, какие-то товарищи хозяину дома сказали – ты можешь пользоваться газовым котлом и ставить любую температуру, но при этом открой, пожалуйста, двери и окна и держи их всегда открытыми. Наступает осень, потом зима, на улице – 30, вы выставляете температуру и доводите ее до максимума, предположим, до +100, а в доме все равно холодно.

Это такой аллегорический образ для того, чтобы было понятно, что происходит. Все сконцентрировали свое внимание на этом регуляторе, на этом самом инструменте управления, но почему-то никто не обращает внимания на то, что можно «понизить температуру» до +20, но при этом закрыть двери и окна.

– Что именно под открытыми дверями и окнами вы имеете в виду?

– Я имею в виду полную открытость российской экономики. Как вы можете вообще регулировать температуру в доме, если у вас открыты двери и окна? Необходимо ввести ограничения, даже запреты, на свободное движение капитала. Все регуляторы находятся за пределами России, это, прежде всего, центральные банки других стран, Федеральная резервная система, у которых есть богатый инструментарий для того, чтобы управлять потоками капиталов. Например, рейтинговые оценки российской экономики, российских компаний. Повысили рейтинг – значит, капитал двигается в сторону России, в России становится немного теплее, понизили рейтинг – становится холоднее. Собственно говоря, на этих колебаниях температуры и строится весь спекулятивный бизнес.

Для того, чтобы уничтожить Россию, предположим, заморозить ее, можно использовать те же самые инструменты. Это не только экономический, но еще и политический инструмент, сама по себе ключевая ставка ничего не решает, необходимо наводить порядок в доме. И не просто для того, чтобы поддерживать температуру в доме на комфортном уровне, но и для того, чтобы чужие люди не заходили в ваш дом, потому что намерения, как у любых чужаков, у них зачастую недобрые.

– Тоже своего рода аллегория?

– Да, что такое так называемые иностранные инвестиции, которые приходят в Россию? В настоящее время это просто какие-то мародеры, которые грабят страну, потому что «снимают сливки» и выносят все за пределы государства. Конечно, в этом участвуют не только иностранные спекулянты, но и российские.

– Раньше не могли понизить ставку, потому что боялись инфляции, а что сейчас изменилось?

– Для нас самое страшное – не инфляция. Наше сознание пытаются перепрограммировать, чтобы мы стали следить за совсем ненужными показателями. Что для нас важно? Важен уровень жизни. Важно, чтобы восстанавливалась экономика, реальный сектор, инфляция – это 101 показатель. Если вы сосредоточите все свое внимание на 101 показателе, вы точно уйдете не туда.

ЦБ специально занимается таргетированием инфляции, а между прочим это грубейшее нарушение Конституции РФ, статья 75 говорит о том, что главной функцией Центрального банка является обеспечение устойчивости российского рубля. А устойчивость российского рубля – это не таргетирование инфляции, это нулевая инфляция. Это значит, что сейчас они заранее уже закладывают какую-то инфляцию.

ЦБ отказывается от выполнения своей основной функции или обязанности. И плюс к этому он полностью отказался от поддержания валютного курса рубля. Рубль находится в свободном плавании.

– А вот если переходить на частности. «Сбербанк» снизил минимальную ставку по потребкредитам на 1%, снижается и стоимость ипотеки. Разве это не позволит вздохнуть полегче населению, предпринимателям?

– Если снижается процентная ставка по кредитам – то люди, безусловно, будут брать больше кредитов. Но опять-таки не для того, чтобы развивать российскую экономику, а для того, чтобы на финансовом фондовом рынке что-то удалось провернуть определенным товарищам, а этот результат – вывести из страны. Все механизмы настроены на то, чтобы Россию давить, чтобы из нее, как из лимона, выжать остатки былого богатства.

– Собственно удар придется как раз по обычным людям, которые могут взять кредиты, но отдать их не смогут? Что будет после пандемии, ведь экономика, получается, еще на долгое время уйдет в рецессию?

– Конечно, многие не смогут отдавать эти кредиты. Ведь доходы падают, людей просто превратят в рабов, которые работают, чтобы отдавать деньги банкам. И это не зависит от того, какая будет процентная ставка, если доходы людей падают, то возможность выполнения своих обязательств по кредитам также падает. Посмотрите, сколько уже сегодня просроченных кредитов. А ведь просрочки начали возникать еще до коронавирусного кризиса. Что такое просроченный кредит – в конце концов придут какие-нибудь рейдеры, которых называют коллекторами, и просто заберут то, что у вас есть.

– Вы часто высказывались за то, чтобы ставку снижали, разве сегодня это все-таки не положительный момент?

– Для того, чтобы вылечить человека, необходима комплексная терапия, а когда нам предлагают одну какую-то «волшебную пилюлю» – это уже гомеопатия и шарлатанство. Так и с экономикой – у нас пока нет комплексной терапии. А почему так? Потому что по большому счету нашим «врачам» нет никакого смысла вас вылечивать, пациент должен всегда находиться в полуживом состоянии для того, чтобы его можно было использовать так, как используют сейчас. Никому не выгодно, чтобы российская экономика была здоровой – никому из тех, кто занимается кредитами, кто занимается вопросами ключевой ставки и так далее. Потому что над ними стоят хозяева денег.

Все сосредоточились на каких-то частностях, а картины целиком никто не видит. Нам мешают ее увидеть, иначе мы поймем, что нас просто убивают такой политикой. Меры все принимают и принимают, пациент при этом чувствует себя все хуже и хуже, но радуется – «о, ставку понизили!».

– А что еще в комплексную терапию входит?

– Если переводить на профессиональный язык, то надо, прежде всего, перекрыть свободное движение капитала, нужно немедленно выйти из Всемирной торговой организации, потому что мы не в состоянии восстанавливать свою экономику при таких импортных пошлинах, они практически отсутствуют, никакого восстановления экономики без этого невозможно. Необходимо, чтобы Центральный банк из «валютного обменника» превратился в реальный ЦБ.

ЦБ – это институт, который выдает кредиты, а в Банке России 80% всех активов – это валютные резервы. Если мы начнем использовать правильные слова, нам все станет понятно. ФРС – это Центральный банк, Европейский ЦБ — да, но Банк России – просто «валютный обменник», российский рубль – это «перекрашенная иностранная валюта». Схема, увы, типичная для колониальных стран

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews