The Wall Street Journal, ссылаясь на данные ЦБ, сообщает, что России удалось ослабить влияние доллара в своей экономике. К таким выводам издание пришло, исходя из нескольких показателей: во-первых, доля доходов от экспорта в долларах снизилась во втором квартале 2018 года до 68% – против 80% в 2013 году. Во-вторых, в сентябре сократилась доля вкладов частных лиц и компаний в иностранных валютах в российских банках – сейчас 26%, два года назад – 37%.

КатасоновНаконец, еще одним доводом стало то, что в двусторонней торговле между Россией и Китаем увеличились расчеты в рублях и юанях – за четыре года доля таких расчетов выросла в четыре раза, отмечает издание. Однако все равно цифра невелика – 19%.

Вместе с тем, отчеты о дедолларизации – всего лишь прикрытие позора, происходящего в нашей экономике, уверен доктор экономических наук Валентин Катасонов. Он рассказал об этом в беседе с Накануне.RU.

– Кажется, доллар действительно сокращает свое влияние?

– Безусловно, какие-то тренды просматриваются, но, к сожалению, процесс слишком вялотекущий. Вот назвали цифру доли доллара в экспортной выручке российских экспортеров в 2013 году, но ведь это было еще благоприятное время – до экономических санкций. А в 2014 году – когда пошли первые санкции со стороны США и их союзников – было произнесено немало слов, обещаний, команд по поводу того, что нам надо эмансипироваться от американской валюты, потому что существуют риски, во-первых, замораживания валютных активов, номинированных в долларах, а во-вторых, блокирования операций с использованием доллара через систему SWIFT.

Но, к сожалению, прогресс минимальный. Частично долю американского доллара в экспорте, импорте – я даже не беру во внимание другие виды расчетов, только по внешней торговле – заместила европейская валюта, евро. Я внимательно слежу за этой темой – постоянно говорится, что надо повышать долю рубля или, в крайнем случае, повышать долю национальных валют – то есть торговать в рубле или в валютах стран-партнеров.

– Например, как с Китаем?

– Давайте посмотрим на примере Китая – в 2014 году, когда начались экономические санкции, обе стороны заявляли о том, что Китаю и России надо переходить на национальные валюты. Но доллар в торговле этих двух стран, как был, так и остается основной валютой. Не просто на первом месте, а доля превышает намного 60%.

– Приводят цифру расчетов в национальных валютах — лишь 19%…

– А если вы посмотрите на декларации 2014 года, то там предполагалось чуть ли не все 100% покрывать юанем и рублем. Да, конечно, некий прогресс есть, но он достаточно скромный.

– Почему эти декларации не были реализованы?

– Потому что в декабре 2014 года Центральный банк допустил обвал российского рубля. Для того, чтобы переходить на использование рубля, необходимо партнерам гарантировать стабильность нашей денежной единицы, а ЦБ сделал с точностью до наоборот – в 2013-14 годах, как раз в момент обострения ситуации вокруг России, заявил о том, что он переходит к таргетированию инфляции. То есть фактически публично на весь мир заявил о том, что отказывается от выполнения той задачи, которая поставлена Конституцией РФ, статьей 75: защита и обеспечение стабильности российского рубля.

Любой грамотный экономист понимает, что такое стабильность рубля – это поддержание стабильной покупательной способности рубля внутри страны, то есть недопущение его обесценивания, и поддержание его валютного курса по отношению к другим денежным единицам. А Центральный банк не только сделал заявление, но он и подкрепил это тем, что он отказался от валютных интервенций для поддержания курса рубля.

Это и послужило искушением для валютных спекулянтов, которые, естественно, воспользовались этим моментом, обрушили российский рубль. И после этого китайская сторона отказала нам – как мы можем переходить на торговлю в рублях, если вы не можете держать свой рубль?

То есть на самом деле удар в спину был нанесен Центральным банком: а) ЦБ нарушил Конституцию грубейшим образом; б) фактически спровоцировал обвал рубля и таким образом поставил Россию под удар.

Поэтому китайцы сказали – мы тогда тоже снимаем с себя какие-то обязательства по юаню. Вот так все и вернулось на круги своя.

– А что с другими нашими партнерами?

– До сих пор партнеры прекрасно понимают, что с Россией опасно иметь дело, поэтому все это – некие мантры насчет дедолларизации расчетов. Для дедолларизации расчетов необходимы условия, а эти условия не выполняются.

– Тем не менее, как-то можно вывести внешнюю торговлю из-под удара?

– Конечно, есть другие возможности – речь идет о бартерной торговле. Сейчас против Ирана опять вернулись санкции – заблокировали систему SWIFT, а в 2014-15 годах мы начинали с Ираном переговоры о том, что они нам будут поставлять «черное золото», а мы им будем поставлять машины, оборудование, оказывать какие-то услуги, монтажные работы, особенно в энергетике. Тогда по каким-то причинам эти переговоры не были доведены до финала, сейчас опять говорят о том, что российско-иранская торговля будет развиваться на бартерной основе. Поживем – увидим.

– Тем не менее, можно сказать, что у нас идет какой-то процесс дедолларизации, суверенизации российской экономики?

– Для того, чтобы страна была независимой, суверенной – для этого, конечно, нужна стопроцентная дедолларизация. И когда специалисты говорят о дедолларизации, они имеют в виду широкую дедолларизацию – вообще отказ от использования иностранных валют, по крайней мере, внутри экономики. А у нас ведь внутри российской экономики доллар доминирует. Мы просто этого не замечаем. Нас очень легко обмануть – вы достаете из бумажника, допустим, тысячную купюру. Вроде бы, российская символика, все написано по-русски, «Банк России», на старых купюрах «курица», на новых купюрах, вроде, более приличный орел.

Но, тем не менее, как эта купюра попала в обращение? А в результате того, что ЦБ закупил на валютном рынке иностранную валюту, в том числе доллар. То есть российский рубль – это «перекрашенный» зеленый доллар. Это и есть та долларизация, которая на 100% захватила внутреннюю российскую экономику.

Практически все денежное обращение РФ долларизировано. С этого надо начинать, а дальше можно продолжать разговоры по поводу наличных долларов в обращении внутри России. Наличные доллары сегодня хранят не только и не столько на банковских депозитах, сколько «под матрасами». Есть экспертные оценки, которые говорят о том, что если перевести эту наличную долларовую массу в рубли по нынешнему официальному курсу, то получится, что долларовая масса составляет около половины от рублевой наличной массы. А если еще учесть другие иностранные валюты, которые тоже находятся где-то «под матрасами», а не в банках, то получается уже «фифти-фифти»: 50% денежной наличной массы – иностранная валюта, а 50% – рубли.

В общем, к сожалению, наша внутренняя экономика в высшей степени долларизована. Это очень серьезный вопрос. А о долларизации экономики внутри страны вообще никто не говорит. Хотя это еще более страшная вещь.

– Как итог, может ли этот вялотекущий процесс все-таки вылиться во что-то большее? Может ли эта пародия на дедолларизацию обрести все условия и превратиться полноценный процесс уменьшения влияния доллара на экономику?

– Мы все время смотрим куда-то за горизонт. А давайте смотреть себе под ноги – а под ногами мы имеем предательство и измену, «пятую колонну». «Пятая колонна» сделает все возможное, чтобы не допустить процесса дедолларизации. И прежде всего, «пятая колонна» – это Неглинка, адрес Центрального банка. И Минфин в этом смысле тоже хорош, потому что Минфин исполняет бюджет, используя иностранную валюту – это просто позор.

Минфин сейчас закупает большое количество валюты на внутреннем валютном рынке для того, чтобы потом, пользуясь обесцениванием российского рубля, легче было исполнять свои бюджетные обязательства. Это вообще безобразие. Это, строго говоря, тоже нарушение российского законодательства.

популярный интернет


Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео


Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели