В Китае открылась очередная сессия Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП). Резонансным стало выступление премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна. Помимо всего, он сообщил, что в этом году Китай планирует полностью открыть для иностранных компаний многие отрасли своей экономики. Закрытых секторов почти не останется. «Доступ к таким сферам, как телекоммуникации, медицина, образование и автомобили на чистых энергоносителях, будет расширен», — заявил премьер в своем выступлении на сессии ВСНП. Среди сфер, вход в которые был крайне ограничен или запрещен, фигурируют сфера ценных бумаг, банковский сектор и даже управление фондами. Но и там запланированы послабления.

КатасоновОбещаны определенные преференции иностранным инвесторам. Как сказано в докладе премьера, «иностранные инвесторы смогут получить отсрочку от уплаты налогов, а процедуры создания предприятий с иностранными инвестициями будут упрощены». Вместе с тем, такая либерализация для иностранных инвесторов не будет означать отказ государства от выполнения ряда важных экономических функций и бюджетных инвестиций. Государственное инвестирование сохранит лидирующие позиции. Господдержка составит около 85 миллиардов долларов и будет направлена преимущественно в сельскохозяйственный сектор, на развитие инноваций, защиту окружающей среды и обеспечение социальной безопасности

Накануне сессии, в воскресенье, на пресс-конференции важные заявления сделал представитель первой сессии ВСНП 13-го созыва Чжан Есуй. Он сообщил, что китайские законодатели планируют разработать новый основной закон в целях поощрения и защиты иностранных инвестиций. В настоящее время в Китае действуют Закон КНР о смешанных предприятиях, основанных на китайском и иностранном капитале, Закон КНР о предприятиях, основанных на иностранном капитале, а также Закон КНР об обществах, основанных на началах сотрудничества китайских и иностранных инвесторов.

Планируемый новый закон будет разработан на основе интеграции данных трех законов и упростит иностранным инвесторам ориентацию в нормативной среде Китая, пояснил докладчик. Необходимость нового закона вызвана тем, что партийно-государственное руководство страны готовится проводить политику дальнейшей торгово-инвестиционной либерализации как для резидентов, так и нерезидентов. Представитель сессии ВСНП также пояснил, что новый закон должен поставить отечественных и иностранных инвесторов в равные условия, что необходимо для создания справедливой конкуренции и полноценного рыночного климата.

Трудно пока сказать, чем обусловлены такие решительные заявления Пекина по поводу иностранного капитала. Или это привычная китайская риторика, за которой не последует никаких заметных изменений. Или же Китай действительно решил распахнуть двери для нерезидентов, учитывая многолетнюю критику Запада по поводу закрытости экономики страны. Может быть, Пекин решил проводить такую политику ради того, чтобы сделать юань более привлекательной и конвертируемой валютой? Но ведь Пекин прекрасно понимает, что ценой повышения конвертируемости и привлекательности юаня может стать утрата контроля государства над экономикой. А главное, Пекин пока нигде и никак не озвучивал контуры долгосрочной валютой политики, ограничиваясь не очень внятными формулировками о необходимости «интернационализации юаня». А может быть, эти заявления являются попыткой Китая получить все-таки долгожданный статус «рыночной экономики»?

Государство делает вторую попытку вернуть награбленное в РФ

Напомню, что в прошлом году истекал установленный при вступлении КНР в ВТО срок приведения китайской экономики к «рыночным стандартам». Запад посчитал, что Пекин этого условия не выполнил, переходный период завершился, и отныне китайские товары и услуги будут облагаться в других странах дополнительными пошлинами. Вот поэтому Пекин в последнее время очень часто стал использовать применительно к своей экономике и экономической политике определение «рыночная».

Нельзя сказать, чтобы Китай полностью запрещал иностранные инвестиции. Только что ЮНКТАД опубликовал очередной годовой доклад World Investment Report, из которого следует, что Китай даже при сохранении существенных барьеров для иностранных инвесторов, тем не менее, попал в разряд ведущих импортеров иностранного капитала. Как видно из табл.1, в 2016 году объем прямых иностранных инвестиций в китайскую экономику составил 133,7 млрд долл. По этому показателю Китай оказался на третьем месте в мире после США и Великобритании. Для сравнения: у России этот показатель был равен 37,7 млрд долл.

Примечательно, что на четвертом месте по объему привлеченных ПИИ оказался Гонконг, который представляет собой специальную административную территорию, которая очень тесно связана с экономикой континентального Китая (КНР). В совокупности на КНР и Гонконг пришлось 16,6% ПИИ в 2016 году.

Табл. 1. Ведущие страны по величине полученных прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в 2016 году.

Кстати, показатели объемов ПИИ отдельных стран от года к году могут сильно «скакать». Так, в 2015 году расстановка стран по привлеченным ПИИ сильно отличалась от картины 2016 года. Вот как выглядел список ведущих стран (млрд. долл.): США — 348,4; Гонконг — 174,4; КНР — 135,6. Обратим внимание, что Великобритании не было даже в списке топ-10. ПИИ в эту страну в 2015 году составили всего лишь 33,1 млрд долл. Не секрет, что Гонконг является для континентального Китая своеобразными «воротами», через которые входит и выходит значительная часть всех капиталов. Вот как выглядела географическая структура импорта капитала в виде ПИИ континентальным Китаем в 2016 году, по оценкам банка Santander (% к итогу):

Гонконг — 69; Сингапур — 5; Южная Корея — 5; США — 3; Макао — 3; Тайвань — 3; Япония — 3; Германия — 2; Великобритания — 2; Люксембург — 1. Китаисты иногда используют понятие «большой Китай», куда кроме КНР («материковый», или «континентальный» Китай), включают также Гонконг, Макао и Тайвань. Получается, что ¾ всех ПИИ, приходящих в континентальный Китай, — капитал из «большого Китая».

Основные ворота для иностранного капитала в КНР — Гонконг. Чтобы понять, откуда действительно в континентальный Китай приходят инвестиции, надо изучать географическую структуру импорта капитала прежде всего Гонконга.

В 2015 году импорт капитала в виде ПИИ в Гонконг составил 174,4 млрд долл. Вот как эта сумма, по оценкам специалистов банка Santander, в 2015 году распределялась по странам-экспортерам (%): Британские Виргинские острова — 32,3; Каймановы острова — 29,9; КНР — 14,8; Бермудские острова — 4,4; Великобритания — 4,1; Сингапур — 1,7; Япония — 1,7; острова Кука — 0,5; США — 0,2. Получается, что примерно 2/3 всех ПИИ пришли в Гонконг из офшорных юрисдикций. Поэтому небезосновательно денежные власти некоторых стран сам Гонконг заносят в списки офшорных юрисдикций (операции с которыми считаются подозрительными).

Примечательно, что, согласно тому же источнику, 94% всего капитала в виде ПИИ пришло в сектор финансов, банков, инвестиционных фондов и т. п. На промышленность, строительство и торговлю (как оптовую, так и розничную) пришлось всего 6%.

Но буквально в последние несколько лет Пекин все больше привлекает инвестиции напрямую, минуя эти «ворота». Поэтому можно ожидать, что переход КНР по импорту капитала с третьего места на второе, а Гонконга со второго на третье место неслучайно.

А вот картина накопленных ПИИ по ведущим странам мира (табл. 2).

К концу 2016 года, по данным ЮНКТАД, позиции лидера по этому показателю прочно удерживали США (24% всех накопленных в мире ПИИ). На втором месте находился Гонконг (он на второе место вышел еще несколько лет назад). А на третьем оказался Китай. Далее следуют Великобритания и Сингапур.

В период 2000—2016 гг. общий объем накопленных ПИИ в мире увеличился в 3,57 раза. А по Китаю этот показатель увеличился в 7 раз. В результате доля Китая в накопленных ПИИ выросла с 2,6% в 2000 г. до 5,1% в 2016 году. Можно ожидать, что доля Китая будет и далее увеличиваться. Уровень накопленных ПИИ часто измеряется показателем абсолютного объема таких инвестиций к ВВП страны. Для сравнения: у Гонконга, выступающего транзитной площадкой для ПИИ этот показатель составляет около 500%. А у Китая он еще весьма низкий. В 2014 году был равен 10,3; в 2015 году — 10,9; в 2016 году — 12,1% ВВП.

Либеральная оппозиция пытается шутить, но ей не смешно

До последнего времени иностранный капитал в Китай привлекался в очень ограниченное число отраслей и секторов. По оценкам банка Santander, из общего объема накопленных в китайской экономике ПИИ на конец 2016 года на обрабатывающую промышленность пришлось 43,2%, на сектор недвижимости — 20,0%, на бизнес-услуги — 6,2%, на торговлю (оптовую и розничную) — 5,7%, на транспорт, логистику и телекоммуникации — 2,0%.

В Китае была в 2013 году создана зона свободной торговли Шанхая, позднее появились еще десять таких зон, в которых иностранцы имели право осуществлять инвестиции, но и там существовали свои квоты и ограничения (скажем, по доле участия в капитале). Некоторые виды производств и бизнеса были запрещены для иностранного капитала даже в таких зонах. Особенно это касалось банковского и финансового сектора экономики. По некоторым оценкам, доля иностранного капитала в активах банковского сектора Китая варьировала от 1 до 2%.

Для внимательных наблюдателей за экономической жизнью Китая заявление премьера на сессии ВСНП не оказалось неожиданностью. Еще в июне прошлого года Государственный совет (кабинет министров) Китая объявил о смягчении ограничений на иностранные инвестиции в ряде секторов, таких как банковское дело, кредитные рейтинги и бухгалтерский учет. Но он не раскрывал никаких подробностей или временных рамок.

Было несколько подобных заявлений в прошлом году и со стороны руководителей Народного банка Китая (НБК), Минфина, Государственной администрации иностранных валют Китая (SAFE), Комиссии по регулированию банковской деятельности Китая (CBRC).

Суть заявлений в том, что Китай собирается отменить правила, которые ограничивают 25% долю иностранного капитала в китайских банках и управляющих компаниях. Иностранным компаниям разрешат получать контроль в местных брокерских компаниях: лимит для них будет повышен с 49% до 51% в ближайшее время, и его полностью отменят через три года. В страховых компаниях предельная доля иностранцев вырастет до 51% через три года, и ограничение отменят окончательно, вероятно, через пять лет.

Но ни Госсовет, ни денежные власти Китая не раскрыли в прошлом году никаких подробностей или временных рамок. Видимо, такие подробности и сроки будут обнародованы вскоре после окончания нынешней сессии ВСНП.

популярный интернет


Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели