После установления в январе 1871 года по итогам франко-прусской войны  перемирия в Париже начались волнения,  переросшие в революцию. В столице Франции было установлено самоуправление, длившееся с 18 марта по 28 мая 1871 года (72 дня).  О Парижской коммуне, ставшей одним из наиболее знаменательных событий ХIХ века, писали Марк, Энгельс, Ленин, Каутский, Бакунин, Кропоткин, Плеханов и многие другие.  В советское время Парижской коммуне было посвящено большое количество книг, бесчисленное множество статей; я же хочу затронуть ту сторону истории Парижской коммуны, которая касается Банка Франции.

Некоторыми советскими исследователями этот вопрос рассматривался ещё в 20–30-е годы ХХ века. Это, прежде всего, обширная статья О. Л. Вайнштейна «Парижская Коммуна и Французский банк». Очень интересна статья С.Б. Кана «Французский банк и подготовка событий 18 марта 1871 года». После войны эта тема затрагивалась в монографии Платона Керженцева «История Парижской коммуны 1871 г.» (1959). Часто ссылаются на работу французского автора Проспера Оливье Лиссагарэ «История Парижской Коммуны 1871 года», впервые изданную в 1876 году; её автор был свидетелем событий в Париже в 1871 году.

Все, кто касались этой темы, приходили к выводу: самой серьезной ошибкой коммунаров было то, что они не установили контроль над Центральным банком. Захвати они Банк Франции, коммунары могли бы продержаться гораздо дольше, а может быть, и победить, распространив свою власть на всю Францию. Энгельс говорил, что отказ от захвата банка – не ошибка, а преступление Гвардии коммунаров и Совета Коммуны. В менее острой форме такое обвинение выдвинул и Маркс в работе «Гражданская война во Франции» (1871).

Банк Франции был учрежден в 1800 году Наполеоном Бонапартом. Это был один из первых центральных банков в Европе, имевший форму акционерного общества. За 19 лет существования Второй империи (1852-1871 гг.) основной капитал банка удвоился, достигнув 182,5 млн франков. К моменту начала событий в марте 1871 года его активы составляли почти 3 млрд. франков.  70% акций Банка Франции принадлежало крупной буржуазии. Многие полагают, что главными акционерами Банка Франции были Ротшильды, но информация по собственникам не раскрывалась.

Боевые действия на франко-прусском фронте начались в июле 1870 года, а в августе основная часть золотого запаса Банка Франции была вывезена из Парижа в целях безопасности. Однако в парижских хранилищах оставалось 88 миллионов франков в золотых монетах и 166 миллионов франков в банкнотах.

В марте правительствоТьера бежало из Парижа в Версаль. Среди версальцев был и управляющий банком Гюстав Рулан (Gustave Rouland).  В страшной спешке бежавшие не успели даже захватить остатки золота и банкнот.   Коммунары организовали охрану Банка Франции и его хранилища с помощью 500 национальных гвардейцев (многие из них были работниками Банка Франции).

У коммунаров были каждодневные потребности в деньгах. Самая главная статья расходов Парижской коммуны – выплата жалованья национальным гвардейцам.  Были планы и на более отдаленную перспективу. Программа Коммуны предусматривала: введение пенсий для национальных гвардейцев, получивших ранение в боях, и пособия членам семей погибших гвардейцев; организацию муниципальных лавок (цены – на треть ниже рыночных); возвращение владельцам вещей,  заложенных в ломбардах; отсрочку квартплаты (на полгода) и платежей по векселям (на 3 года); введение всеобщего бесплатного начального обучения и др.

Совет Коммуны учредил десять комиссий по самым разным вопросам. Одна из них – по финансам. Главой финансовой комиссии был назначен Франсуа Журд, бывший клерк нотариуса, бухгалтер в банке и служащий городского отдела мостов и дорог. На первое время у финансовой комиссии деньги были. Удалось собрать по Парижу 20 миллионов франков налогов. Ещё 6 миллионов были конфискованы в Hôtel de Ville. Несколько миллионов франков были взяты из кассы французского казначейства. Всего собственных средств у коммунаров было около 30 миллионов франков.

Наиболее решительные коммунары понимали, что надолго этих денег не хватит и предлагали провести экспроприацию золота и банкнот, находившихся в парижском хранилище Банка Франции. Журд был против, полагая, что экспроприация нарушит денежное обращение в стране. Он утверждал, что без золотых резервов валюта рухнет и все деньги обесценятся. Современники писали, что Журд воспринимал Банк Франции как «священную корову», к которой нельзя прикасаться.

На хозяйстве в Банке Франции после бегства управляющего банком Роланда в Версаль остался его заместитель Де Плек.  Робевший вначале перед национальным гвардейцами, он вскоре понял, что ни ему лично, ни имуществу Банка Франции ничто не грозит, стал выдавать коммунарам жалкие подачки и даже организовал тайный вывоз из Парижа клише для печатания новых банкнот.

Коммуна назначила комиссаром Банка Франции Шарля Безле, который в прошлом был инженером. Безле и Журд пришли к общему мнению, что никаких экспроприаций быть не должно. А коммунаров можно уважить, выдавая Коммуне ссуды Банка Франции. Брали ссуды и в частных банках. Например, в банке Ротшильдов. За 72 дня существования Парижской коммуны, как подсчитали историки, её расходы составили 46 млн. франков, из них 30 миллионов были покрыты за счет собственных источников коммунаров, а 16 миллионов – за счет займов.

Примечательно, что у коммунаров первоначально было неоспоримое финансовое преимущество перед противниками в лице Тьера и его правительства. Бежав в Версаль, они захватили с собой не более 10 млн. франков. Однако через подставных лиц версальцы получили из Банка Франции 257 млн. франков, которые были использованы ими для формирования армии против революционного Парижа (см.: Антюхина-Московченко В.И. Третья республика во Франции. 1870–1918. М.: Мысль,1986).

Картина парадоксальная: коммунары хотели сделать революцию, прибегая к помощи ростовщиков. Некоторые исследователи выдвигали сомнения: а была ли вообще попытка пролетарской революции? Например, коммунары не сделали попытки экспроприировать капиталы Ротшильдов; национальная гвардия охраняла в Париже все 250 объектов недвижимости, принадлежавших Ротшильдам. Как писал О. Л. Вайнштейн в статье «Парижская Коммуна и Французский банк», уже не Коммуна управляла финансами, а финансы Коммуной.

Действия Журда были осуждены Марксом и Энгельсом. Золото и деньги надо было конфисковать и потратить на дело революции. Параллельно с Парижской создавались коммуны в других городах Франции, причем и в тех, где находилось вывезенное в августе 1870 года золото из главного хранилища Банка Франции. Однако коммунары не взяли на дело революции  ни одной унции золота Центробанка. Михаил Бакунин, который наблюдал события в Париже с близкого расстояния, даже предполагал, что руководители коммунаров действовали… прямо в интересах Ротшильдов. Надо сказать, эта версия не является столь уж фантастической; Энгельс, например, называл поведение некоторых руководителей Парижской коммуны предательским.

Так почему руководители коммунаров даже обсуждать боялись вопрос об экспроприации золота Банка Франции? Потому что это золото в виде французской контрибуции было обещано германскому канцлеру Бисмарку. А Бисмарк обещал, что, получив французское золото, он сделает немецкую марку золотой.

В 1873 году марка действительно стала золотой. С этого момента и был запущен процесс перехода многих стран Европы к золотому стандарту, что являлось стратегической целью Ротшильдов. Диктатуры пролетариата в Париже и во Франции в 1871 году не получилось. А диктатура золота была Ротшильдами установлена и в  первоначальном виде (как золотомонетный стандарт) просуществовала до начала Первой мировой войны.

P.SБольшевики извлекли уроки из истории Парижской коммуны. В «Апрельских тезисах» (1917) Ленин говорил, что в случае вооруженного восстания первым делом надо захватывать железнодорожные вокзалы, телеграф и Государственный банк. Так и было на практике. Сразу после революционного переворота 25 октября 1917 года большевики приступили к захвату главной конторы Государственного банка в Петрограде. Далее процесс пошел по всей сети учреждений Госбанка.  До конца 1917 года   захват Государственного банка Российской империи с его 11 конторами, 133 постоянными и 5 временными отделениями, 42 агентствами при зернохранилищах был завершен. Захват был столь стремительным, что почти никакие активы из Госбанка не были выведены. Суммарные активы Госбанка на 23 октября 1917 г. равнялись 24,2 млрд. руб. Параллельно проходила национализация частных коммерческих банков и их присоединение к Госбанку. К началу 1918 года процесс был завершён. Появилась единая централизованная государственная банковская система Советской республики.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews