19 марта, в последний день сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП), депутаты почти единогласно проголосовали за предложенные кандидатуры на ключевые должности в правительстве. Произошло заметное обновление Кабинета министров. Делегаты сессии ВСНП утвердили на должность первого вице-премьера Госсовета (правительство КНР) бывшего главу партийного комитета Шанхая Хань Чжэна. КатасоновДругими заместителями главы правительства стали члены Политбюро: бывший глава отдела Единого фронта ЦКСунь Чуньлань, бывший руководитель партийного комитета провинции Гуандун Ху Чуньхуа и ведущий советник председателя КНР Си Цзиньпина по финансово-экономическим вопросам Лю Хэ. Произошло и обновление Госсовета (в него входят пять человек, по своим полномочиям они выше министров). Новым членом Госсовета стал Сяо Цзе (с возложением на него функций секретаря Госсовета), до этого министр финансов.

На должность министра обороны КНР утверждён бывший главком ракетных войск генерал Вэй Фэнхэ. Министром финансов КНР стал Лю Кунь, ранее заместитель главы Минфина. Делегаты также утвердили на должность главы Народного банка Китая (НБК) И Гана. Ранее он занимал должность заместителя председателя Центробанка.

Итак, из новых фигур в правительстве Китая большая их часть прямо или косвенно будет заниматься финансово-экономическими вопросами. Прямо – вице-премьерЛю Хэ, министр финансов Лю Кунь и председатель НБК И Ган. Скорее всего, такжеСяо Цзе. А косвенно – первый вице-премьер Хань Чжэн и вице-премьеры Сунь Чуньлань и Ху Чуньхуа. В связи с этим возникает вопрос: будет ли обновлённый финансово-экономический блок правительства продолжать прежний курс или обновление произведено для того, чтобы курс изменился? Что-то подсказывают биографии новых назначенцев.

Лю Хэ (1952 г. рождения) окончил в Китае Народный университет (экономическое образование), позднее – Гарвардский университет (политическое образование). Занимался академическими исследованиями, но постепенно стал привлекаться к разработке государственных экономических программ и документов. Хорошо известен в западных финансовых и политических кругах. В этом году возглавлял китайскую делегацию на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Медленно поднимаясь по карьерной лестнице, в конце концов стал ведущим советником председателя КНР Си Цзиньпина по финансово-экономическим вопросам. В кулуарах Лю Хэ называют «экономическим царем» Китая.

Сейчас заботой Лю Хэ являются переговоры с Вашингтоном в связи с обострением американо-китайских торгово-экономических отношений. Лю Хэ общается напрямую по телефону с министром финансов США Стивеном Мнучиным. Многочисленные заявления Лю Хэ свидетельствуют о том, что он – сторонник открытости китайской экономики, но против любых резких движений. Принцип такой: каждый шаг по открытию экономики должен сопровождаться шагом в деле укрепления государственного регулирования.

Новый министр финансов Лю Кунь родился в 1956 году в провинции Гуандун (юг КНР). Окончил факультет экономики Сямэньского университета. С 1988 по 2013 год занимал различные государственные и партийные должности в руководящих органах провинции Гуандун. С февраля 2017 года возглавлял бюджетную комиссию постоянного комитета ВСНП. Новый министр финансов уже успел сделать заявления, обещающие серьёзные изменения в финансовой системе Китая. Выступая 25 марта на форуме «Развитие Китая — 2018», Лю Кунь пообещал продолжение налоговой реформы, сутью которой является переход от налога на предпринимательскую деятельность (взимался в стране на протяжении 60 лет) к налогу на добавленную стоимость (НДС). Реформа была запущена в Шанхае в 2012 году и была распространена на всю страну в мае 2016 года. Новый министр обещал, что ставки НДС будут снижены в промышленном, транспортном и некоторых других секторах экономики, а также обещал начать реформу индивидуального подоходного налога.

Смена руководителя Центробанка Китая ни для кого неожиданностью не была, но назначение на этот пост И Гана многих удивило. Новый глава НБК родился в 1958 г. и является доктором экономических наук. С 1997 г. он занимал разные должности в структуре НБК, в том числе начальника департамента монетарной политики, а затем и заместителя главы НБК. О взглядах уступившего ему свой пост Чжоу Сяочуаня яуже писал; можно предположить, что И Ган будет продолжать его курс. И Ган и Чжоу Сяочуань на протяжении многих лет добивались, чтобы китайский юань стал более свободно торгуемой валютой. Именно благодаря их усилиям в 2015 году состоялось решение МВФ о придании юаню статуса резервной валюты. Оба выступают за всё большую интернационализацию юаня, что, в свою очередь, требует открытия экономики и финансовых рынков Китая. Правда, в 2015 году Китай оказался на грани финансового кризиса, когда случилось резкое падение фондовых индексов. В 2015-2016 гг. происходило слишком быстрое ослабление юаня, что противоречило планам интернационализации китайской валюты. Начался ускоренный отток капитала из страны. В результате Чжоу Сяочуаню и его заместителю И Гану пришлось на время забыть о либерализации валютно-финансовой сферы и начать закручивать гайки (ужесточение кредитной политики, введение ограничений на трансграничное движение капитала и др.).

В марте в Китае был обнародован план преобразования финансовых регуляторов, который предусматривает расширение ответственности НБК. Теперь Центральный банк будет не только определять денежно-кредитную политику, но и устанавливать правила для банковской сферы и рынка ценных бумаг. Вполне вероятно, что Центробанк Китая получит статус финансового мегарегулятора (по аналогии с Банком России, который также несколько лет назад получил полномочия мегарегулятора).

Одновременно с расширением полномочий и повышением статуса Народного банка Китая у этого ведомства, вероятно, резко возрастёт сложность проблем, решение которых на него будет возложено. Чжоу Сяочуань занимал пост руководителя НБК на протяжении более 15 лет, ему удавалось справляться с решением текущих проблем, но ценой того, что окончательная расплата относилась на будущее. И это будущее может наступить с приходом к управлению НБК И Гана. Прежде всего, это возможная расплата по такой тщательно маскируемой проблеме, как гигантская задолженность китайской экономики (все виды задолженности: государственного сектора, банковского сектора, сектора нефинансовых компаний, сектора домашних хозяйств). Даже по официальным статистическим данным Китая, совокупный долг приближается к 300% ВВП. А ведь ещё имеется долг, порождённый теневым банкингом, с учётом которого уровень совокупной задолженности Китая оценивается в страшную цифру 600% ВВП.

Проблема неподъёмной задолженности захватила многие государственные компании, которые традиционно рассматривались локомотивами китайской экономики, поразила региональные и местные органы власти. Пекин даже толком не знает, каков уровень задолженности нижнего звена государства. Одним словом, И Гану вместе с его коллегой министром финансов Лю Кунем и их шефом Лю Хэ предстоит сложнейшая задача «разминирования» китайской экономики (снижения опасного уровня задолженности).

На это накладывается новая проблема, связанная с обострением торгово-экономических отношений Китая и США. Вашингтон требует от Пекина более свободного доступа американского бизнеса не только на товарный рынок Китая, но также на его рынок финансовых услуг. Последнее означало бы, что американские банки и финансовые компании получили возможность без ограничений заниматься бизнесом в КНР. Сейчас в Китае действуют жёсткие ограничения для иностранного капитала в финансово-банковской сфере.

И Ган после своего назначения никаких громких заявлений пока не делал. Может быть, за исключением того, что достаточно позитивно высказался в отношении биткойна, который, по его словам, предоставляет людям значительную степень свободы в их финансовой деятельности. Он и ранее отзывался о биткойне положительно, называя его «вдохновляющим» и «познавательным». Правда, Китай в последний год начал очень жёстко закручивать гайки в вопросах обращения криптовалют в стране и проведения ICO.

Ключевым выражением, которое уже несколько раз прозвучало из уст И Гана после его назначения, является «борьба с финансовыми рисками». Он заявил: «У нас есть три основные задачи, касающиеся финансовой системы. Во-первых, проводить разумную денежно-кредитную политику. Во-вторых, продвигать финансовые реформы и открывать [финансовый сектор]. В-третьих, выиграть битву против финансовых рисков». Из трёх названных задач наиболее актуальной является третья. В переводе на понятный язык фраза «выиграть битву против финансовых рисков» означает не допустить в стране финансового кризиса. Полагаю, это является задачей №1 для руководителей финансово-экономического блока китайского правительства.

популярный интернет



Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели