В предыдущей статье я писал о том, что отношение властей разных стран к частным цифровым валютам (ЧЦВ), или криптовалютам с момента их рождения (примерно десять лет назад) до настоящего времени медленно, но верно эволюционировало. Вектор эволюции четко обозначился: от категорического «нет» (жесткий запрет) до вкрадчиво-подобострастного «да» (постепенная легализация и даже стимулирование).

КатасоновСдача позиций денежными властями разных стран имеет примерно одно и то же оправдание: мол, органы финансового надзора не в состоянии отслеживать и контролировать создание и обращение криптовалют. Поэтому, мол, надо не запрещать, а попытаться выманить криптовалюты из их «подполья». А затем придать им легальный статус и осуществлять надзор. Скорость продвижения отдельных стран к легализации криптовалют различна.

На сегодняшний день мы видим пеструю картину. Считается, что режим наибольшего благоприятствования криптовалюты имеют в таких странах, как Швейцария и Япония. Швейцария активно поощряет стартапы в области разработки криптовалют и обеспечивающих их технологий (особенно блокчейн). В начале этого года там была легализована первая местная криптовалюта. Япония с 1 апреля нынешнего года приравняла криптовалюты к обычным валютам, в том числе йене.

До недавнего времени лидером по масштабам деятельности, связанной с криптовалютами, был Китай. Во-первых, на него приходилась основная часть эмиссии («добычи») биткоина (эта главная цифровая валюта на сегодняшний день). Кроме того, в Китае была сосредоточена деятельность по биржевой торговле биткоином и другими криптовалютами. Но несколько месяцев назад власти Китая стали резко «закручивать гайки» по части использования криптовалют. Это обусловлено тем, что криптовалюты стали все шире применяться в качестве инструмента нелегального выведения капиталов из Китая. Правда, чтобы нейтрализовать этот «негатив», власти Китая заявили, что начинают подготовку к введению официальной цифровой валюты, которая будет обращаться в стране наравне с юанем. Подробностей того, что собой может представлять эта «параллельная валюта», нет. Впрочем, с аналогичными заявлениями о планах выпуска «официальных цифровых валют» в последнее время делали заявления и денежные власти некоторых других стран. Например, Банк Англии.

В Европейском союзе наиболее толерантное отношение к криптовалютам демонстрирует Германия. Еще в конце августа 2013 года министерство финансов этой страны сделало заявление о том, что биткойн не может быть классифицирован как электронная или иностранная валюта, а больше подходит под определение частные деньги, с помощью которых могут осуществляться многосторонние клиринговые операции.

Между тем, несмотря на громкие заявления о легализации криптовалют, денежные власти ни одной из стран до сих пор не дали своего «добро» на то, чтобы банки могли работать с биткоином и другими аналогичными цифровыми валютами также, как они работают с национальными деньгами или известными иностранными валютами типа доллара США, евро или швейцарского франка. Именно у этой «красной черты» пока останавливаются даже самые «продвинутые» государства. Криптовалюты легализуются, но сфера их обитания четко определяется. Проникновение криптовалют внутрь банковской сферы пока не допускается. Будут ли завтра банки открывать своим клиентам счета в биткоинах или иных частных цифровых валютах, время покажет.

Слышал, что где-то уже создаются биткоин-банки, которые открывают клиентам счета в криптовалютах. Наверное, такое возможно. Но, полагаю, что подобные биткоин-банки не имеют статуса обычных коммерческих банков, подпадающих под надзор Центробанков и иных банковских регуляторов. Даже те страны, которые, как считается, наиболее толерантны по отношению к криптовалютам, не решаются легализовать их проникновение внутрь банковской системы. Тот же Китай, считавшийся до последнего времени «заповедником биткоина», категорически запрещал своим банкам открывать криптовалютные счета и совершать какие-либо операции с частными цифровыми валютами.

Впрочем, есть страны, которые железобетонно противостоят натиску криптовалют, не допускают их создание и использование, жестко наказывают за нарушения соответствующих запретов. Это, в частности, Бангладеш, Эквадор, Боливия.

В целом, смена позиций денежных властей по вопросу криптовалют в течение нескольких лет мне напоминает ситуацию с кампанией борьбы с наркотиками. Власти некоторых стран, например, Голландии, в свое время пришли к парадоксальному решению по вопросу наркотиков: мол, борьба за полный запрет наркотического зелья не дает результата; поэтому надо не запрещать наркотики, а легализовать и контролировать их использование. В результате несколько миллионов граждан Голландии вполне легально «сидит на игле», открыто приобретая зелье в магазинах, аптеках и кафе. Частичная легализация такого наркотика, как марихуана, произошла в некоторых штатах США, а также в таких странах, как Аргентина, Бельгия, Канада, Австралия, Великобритания, Германия, Чехия, Мексика. Эксперты, знакомые с ситуацией не понаслышке, признают, что подобная частичная легализация наркотиков порождена не тем, что полиция и другие ведомства не в состоянии бороться с зельем. Это результат лоббирования соответствующих законов наркобизнесом, получающим гигантские прибыли от «культурной» торговли наркотиками. В мире криптовалют — похожая ситуация. В предыдущей статье я также высказал предположение, что легализация криптовалют нужна «хозяевам денег» (главных акционеров ФРС США) и обусловлена действиями их лоббистов.

Теперь о ситуации с криптовалютами в России. Реакция денежных властей на появление криптовалют была такой же, какой она бывала в более ранние годы, когда на финансовом небосклоне появлялись какие-то «альтернативные деньги» (вспомним, например, «уральские франки», которые собирался в 90-е годы прошлого века выпускать екатеринбургский губернатор Э. Россель) или «денежные суррогаты» (вексель, вексельная схема взаимозачетов — те же 90-е годы).

Первые официальные заявления властей по данному вопросу были сделаны в 2014 году. 27 января указанного года пресс-служба Банка России опубликовала информационное письмо «Об использовании при совершении сделок „виртуальных валют“, в частности, Биткойн». В нем Центробанк предупредил, что в связи с отсутствием обеспечения и юридически обязанных субъектов операции по «виртуальным валютам» являются спекулятивными. В связи с анонимным характером деятельности по выпуску «виртуальных валют», неограниченным кругом субъектов, и по их использованию для совершения операций граждане и юридические лица могут быть, в том числе непреднамеренно, вовлечены в противоправную деятельность, включая легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путём, и финансирование терроризма. Предоставление российскими компаниями и иными юридическими лицами услуг по обмену «виртуальных валют» на рубли и иностранную валюту, а также на товары (работы, услуги) будет рассматриваться как сомнительные операции. Было обещано, что такие операции будут выявляться и расследоваться в соответствии с законодательством о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма.

Через десять дней (6 февраля 2014 г.) Росфинмониторинг выпустил еще более грозное информационное письмо под названием «Об использовании криптовалют». В нем было заявлено, что сделки с использованием криптовалют будут автоматически попадать в категорию операций, направленных на легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма. Короче говоря, желающим побаловаться криптовалютами было обещано много неприятностей.

Выразил свое отношение к криптовалютам и российский Минфин. В данном министерстве тему курирует заместитель министра Алексей Моисеев. 20 марта 2015 г. он заявил о том, что до конца года будет принят закон по борьбе с использованием денежных суррогатов на территории России. Закон фактически запретит использование в России виртуальных валют, в том числе биткойнов. Будут предусмотрены строгие наказания. 26 октября 2015 года «Известия» сообщили, что Министерство финансов России решило ужесточить подход к наказанию за выпуск и оборот криптовалют. Указанное ведомство разработало поправки в Уголовный кодекс, согласно которым нарушителей будут сажать в тюрьму на срок до четырех лет.

В 2015—2016 гг. правоохранительные органы очень рьяно боролись против сайтов, предлагающих куплю-продажу услуг и товаров с использованием криптовалют. Суды выносили решения о закрытии сайтов с частными определениями, что криптовалюты — опасный инструмент, используемый для торговли наркотиками, отмывания «грязных» денег и финансирования терроризма. Одним из первых громких дел было решение Невьянского городского суда Свердловской области от 13 января 2015 года. Оно предписывало включение в единый реестр запрещённых семи сайтов, связанных с тематикой биткойн, в том числе сайт bitcoin.org.

Не скупились в этот период на жесткие оценки криптовалют и народные избранники. Депутат Госдумы от ЛДПР Андрей Свинцов заявил: «Все эти криптовалюты созданы американскими спецслужбами как раз для финансирования терроризма и цветных революций». А вот что сказал депутат Госдумы от «Справедливой России» Андрей Крутов: «Криптовалюты ставят под угрозу финансовую стабильность и финансовый суверенитет России». В окружении президента России настроения были также явно не в пользу криптовалют. Советник президента России Герман Клименко в марте 2016 года выступил с такой жесткой оценкой: «Криптовалюта — незаконное средство платежа, простите, во всех странах мира на текущий момент времени все легенды о том, что они разрешены — фикция. Надо отдать должное тем, кто придумал „Биткоин“, и кто придумал термин криптовалюта, мем, вирус в голову попал».

Все ждали «запретительного» закона по криптовалютам. Позади уже 2015 и 2016 гг. А обещанного заместителем министра финансов Алексеем Моисеевым закона о криптовалютах все еще нет. Причина очевидна. Во власти происходит серьезный отход от прежних жестких позиций. Разворот еще не завершился. Минфин сообщает в сто первый раз, что проект закона находится в финальной фазе разработки. Последнее обещание — закон родится до конца 2017 года. Некоторые российские СМИ вообще приняли желаемое за действительное. И в апреле заявили о том, что законопроект принят. Если он принят, тогда он уже не «законопроект», а «закон». Но закона еще нет. А заявлений действительно много.

Прежде всего, активизировались лоббисты криптовалют. Сообщество лоббистов очень пестрое. Но, пожалуй, наиболее яркой, знаковой фигурой является глава Сбербанка Герман Греф. Он публично заявляет не только о своей поддержке полной легализации криптовалют в России, но также о том, что уже активно пользуется этими валютами (не как руководитель Сбербанка, а как частное лицо). В частности, в ноябре 2016 года он признался журналистам, что любит играть с биткоинами и уже получил от этой игры неплохой доход.

К чудачествам (далеко небезобидным) Германа Грефа мы уже привыкли. Но примечательно, что заявления официальных представителей Центробанка и Минфина по теме криптовалют сегодня уже имеют совершенно другую тональность (чем в 2014 года или даже в прошлом году). В апреле 2017 года глава департамента финансовых технологий ЦБ РФ Вадим Калухов на форуме «Блокчейн: диалог бизнеса и власти» подтвердил, что Банк России никогда не выступал за запрет криптовалют, а лишь предупредил в январе 2014 года, что использование криптовалют может нести риски. И что тогдашнее предупреждение было не вполне официальным, а имело всего лишь форму пресс-релиза.

Наконец, российские СМИ в апреле 2017 года разнесли заявление минфиновского «куратора» криптовалют Алексея Моисеева о том, что в 2018 году биткоин может официально получить в России статус «финансового продукта». Это радикальный разворот. Еще в прошлом году Минфин пытался подвести биткоин и другие криптовалюты (Alipay, Cryptocheck, Ripple, Zcash, Tether и других — всего их более 2000) под действие закона о денежных суррогатах. Сегодня это уже «финансовый продукт».

Как разъясняет сам Моисеев и поддерживающие его эксперты, единственным ограничением для криптовалют будет запрет на их использование для обслуживания «теневой экономики» (наркотики, отмывание «грязных денег» и т. д.) и финансирования терроризма. Это уже совершенно другая концепция. О тех угрозах, которые исходят от криптовалют для рубля и финансовой системы России, те, кому это положено по должности (чиновники Центробанка и Минфина), почему-то перестали говорить.

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Еще по теме

Новые комментарии
Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели