Раздуванием своих активов занимаются ФРС США, а также центробанки ЕС, Великобритании, Японии и Швейцарии. Совокупные активы пятерки центробанков (ФРС США, ЕЦБ и упомянутые три центробанка) в 2006 г. составляли примерно 3,5 трлн долларов, а в конце первого квартала 2017 года – уже 14,7 трлн долларов, то есть произошел более чем четырехкратный рост на фоне стагнирующей мировой экономики. Такие данные приводит экономист, профессор МГИМО Валентин Катасонов в своей статье.

Катасонов«Надувание центробанками пузырей – это мина под экономику, взрыв которой неизбежен. Разрушительный эффект взрыва будет неизмеримо больше, чем от кризиса 2007-2009 гг.», – считает он.

Центральные банки экономически развитых стран формируют свои активы преимущественно за счет покупки государственных ценных бумаг, изредка – путем выдачи кредитов «нужным» банкам. Прежде всего, речь идет об облигациях своих казначейств (министерств финансов), имеющих высокие или высшие кредитные рейтинги. Во вторую очередь могут покупаться казначейские бумаги «дружественных» государств, опять-таки потому, что они имеют высшие рейтинги.

Считается, что центробанк должен проводить консервативную денежно-кредитную политику и держать дистанцию от таких ненадежных, рисковых инструментов, как корпоративные облигации, акции, финансовые производные инструменты. Абсолютный приоритет казначейским бумагам в активах центробанка был экономическим догматом последних десятилетий.

После финансового кризиса 2007-2009 гг. ситуация изменилась. Прежде всего, разворот осуществил Федеральный резерв США, покупались не только казначейские бумаги США (облигации, векселя, ноты), но и ипотечные бумаги. Последние не имели высокого рейтинга, их вообще называли «мусорными».

Европейский центральный банк (ЕЦБ) начал скупать государственные долговые бумаги европейских стран, а затем и корпоративные бумаги. Фактически ЕЦБ с прошлого года стал выступать не только в роли «спасителя» всей Европы или отдельных стран — членов ЕС и еврозоны, но и в роли «спасителя» отдельных корпоративных структур, причем относящихся не к банковскому сектору, а к промышленности, транспорту, телекоммуникациям и другим отраслям.

Еще дальше пошел Банк Японии, который до финансового кризиса 2007-2009 гг. стал практиковать покупку корпоративных бумаг на внутреннем рынке. В текущем десятилетии Банк Японии вообще стал единственной доминирующей силой на рынке корпоративных ценных бумаг, обращающихся на фондовой бирже Nikkei 225. Причем он покупает как облигации, так и акции, делая это не напрямую, а через ETF (Exchange Traded Funds) – биржевые инвестиционные фонды.

Два центральных банка, активно реализующих программы количественных смягчений, – Банк Англии и Национальный банк Швейцарии – предпочитают не афишировать и даже всячески скрывать свои операции по «стимулированию экономики».

«Наиболее таинственным из пяти названных выше центробанков является Национальный банк Швейцарии (НБШ). Кажется, на сегодняшний день он единственный в Европе и в западном мире центробанк, который, подобно Банку Японии, занимается покупкой акций. Все началось с того, что в балансе НБШ стала образовываться гигантская дыра из-за роста валютного курса швейцарского франка по отношению к евро и упорного нежелания денежных властей Швейцарии привязывать швейцарский франк к евро», – пишет в своей статье Валентин Катасонов (текст приводит портал КМ.ру со ссылкой на материалы Фонда стратегической культуры).

Аналитик обращает внимание на укрепление позиций НБШ в капитале Apple.

«Вот вам и ответ на вопрос, над которым ломали головы аналитики: почему на фоне экономической депрессии США акции этой компании так стремительно растут? Быстро растут индексы всего американского фондового рынка Nasdaq, где обращаются бумаги высокотехнологичных компаний США. В этом немалая заслуга НБШ, который, кроме акций Apple, приобрел акции Microsoft, Facebook, Amazon и других компаний Силиконовой долины. Кроме того, в портфеле НБШ долевые бумаги таких американских гигантов, как Exxon Mobil, Johnson&Johnson, AT&T, General Electric и т. д.», – пишет Катасонов.

НБШ является акционерным обществом, крупнейшим акционером является даже не швейцарец, а немец. Его зовут Тео Зигерт, ему принадлежат 6720 акций. Частным владельцам акций НБШ принадлежат 25% голосов. Остальные – властям Швейцарии.

Благодаря тому, что НБШ сделал резкий разворот в сторону корпоративных акций, его доходность значительно возросла, цена его собственных акций за год выросла на 50%.

«И НБШ, и американские компании, которых он поддерживает, переживают эйфорию, но рост котировок акций НБШ и облагодетельствованных им компаний США имеет все признаки финансового пузыря. Трезвомыслящие аналитики называют метаморфозы, происходящие с НБШ, превращением этого центробанка в «гигантский хеджевый фонд», то есть в откровенного спекулянта и азартного игрока», – считает эксперт.

Центробанки давно являются главными участниками на многих финансовых рынках – кредитном, денежном, валютном, где они уже выступают в качестве абсолютных монополистов. До сих пор на фондовых рынках они в явном виде не присутствовали, теперь они приходят и сюда, утверждает экономист Валентин Катасонов.

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели