К 50-летию выхода книги Николаса Георгеску-Рогена «Закон энтропии и экономический процесс». Какое будущее ждёт человечество?

Многие интеллектуалы Запада и особенно Америки в конце 60-х – начале 70-х годов прошлого века неожиданно стали выражать сильную обеспокоенность будущим человечества. Немного позднее эта озабоченность проявилась в виде докладов Римского клуба, созданного в 1968 году. Его первый официальный доклад вышел в 1972 году и назывался «Пределы роста» (авторы – Донелла Медоуз, Денниc Медоуз, Йорген Рандерс и Уильям Беренс III). Доклад базировался на компьютерных прогнозах демографических процессов, промышленного производства, добычи природных ресурсов и загрязнения окружающей среды в мире. Расчёты проводились с помощью мощных ЭВМ Массачусетского технологического института (МТИ). При разных сценариях развития мир, согласно прогнозам, неизбежно должен столкнуться с такими глобальными проблемами, как истощение природных ресурсов, нехватка продовольствия и голод, экологический кризис. Предрекалось, что катастрофы и кризисы возникнут уже в начале XXI века. Подход был предельно простым, всматривание в будущее базировалось на статистике и примитивном линейном прогнозировании.

Иной подход

Но были и другие подходы к осмыслению будущего. Я бы назвал их метафизическими. Подходы, которые базируются на понимании и учёте наиболее важных общих законов мироздания. И первой крупной работой такого плана стала книга Николаса Георгеску-Рогена «Закон энтропии и экономический процесс«. Она увидела свет ровно полвека назад, в 1971 году. Николас Георгеску-Роген (Nicholas Georgescu-Roegen) (1906-1994) был румынским математиком, статистиком и экономистом. Учился во Франции и Англии. С 1948 года и до конца жизни пребывал в США. Поэтому иногда его называют американским экономистом румынского происхождения. Был учеником знаменитого австрийского и американского экономиста Йозефа Шумпетера (1883-1950). В США достаточно тесно общался с известным американским экономистом, выходцем из России, лауреатом премии памяти Нобеля Василием Леонтьевым (1906-1999).

Упомянутая выше книга, равно как и другие работы Георгеску-Рогена, похожи на прикладную физику. И это не случайно. Поскольку во всех своих работах автор начинает танцевать от печки, которая называется «второй закон термодинамики», он же второе начало термодинамики (ВНТ). Большинство экономистов, коллег Георгеску-Рогена, об этом законе имели очень смутное представление (или даже никакого).

Данный закон родился в первой половине XIХ века. Его почти одновременно и по-разному сформулировали Сади Карно, французский физик и математик; Уильям Томсон, барон Кельвин, английский физик, механик и инженер; Рудольф Юлиус Эмануэль Клаузиус, немецкий физик, механик и математик.

Что такое энтропия?

Формулировок второго начала термодинамики (ВНТ) очень много. Большинство из них простым смертным не очень понятны или даже совсем не понятны, т.к. содержат специальные термины и математические формулы. Учёные отдельными простыми фразами пытаются объяснить суть ВНТ. Например, они акцентируют внимание на том, что тепло самопроизвольно передаётся от горячего тела к холодному и никогда – в обратном направлении. Что различные виды энергии (механической, химической, биологической) в конечном счёте стремятся преобразоваться в тепловую. При этом общее количество энергии в закрытой системе постоянно (первое начало термодинамики). Таким образом, в энергетическом балансе закрытой системы происходит постепенное нарастание компоненты тепловой энергии и убывание других видов энергии. Применительно к Вселенной конечным результатом действия ВНТ является «тепловая смерть». Вся энергия Вселенной превращается в тепловую, причём температура во Вселенной устанавливается на одной планке. Этакое вселенское кладбище!

Кстати, некоторые писатели-фантасты неплохо понимают суть ВНТ и описывают его в своих романах, используя свой художественный язык. Вот одна из наиболее кратких формулировок закона, принадлежащая американскому писателю-фантасту и популяризатору науки Айзеку Азимову: «Беспорядок во Вселенной постоянно увеличивается». ВНТ нередко называют законом возрастающей энтропии. В учебниках возрастающую энтропию в узком смысле представляют как рассеивание энергии, в широком смысле – как упрощение структуры, разрушение, распад, разложение и т.п. В ещё более широком смысле – деградация, умирание, тление.

Учёные, представляющие разные науки и дисциплины, по-разному смотрят на феномен возрастающей энтропии. Она просматривается на уровне атомного мира, мира молекул, мира растительного и животного (как видов, подвидов, пород, отдельных особей). Она ярко выражена в макрокосмосе (остывание звёзд, расширение Вселенной и др.). И уж конечно, учёные пристально присматриваются к человеку и вынуждены признавать, что на нём ВНТ проявляет себя в полной мере. Человек подвержен болезням, он смертен, он слабеет с возрастом. В целом деградирует умственная и нравственная составляющие человека. Серьёзные антропологические исследования приводят к неутешительным выводам: человечество с веками всё более деградирует. Как отдельные его представители, так и всё человечество в целом. Энтропийные процессы протекают в обществе.

Приговор человечеству

Но вернёмся к Георгеску-Рогену и его работе. Среди всех энтропийных процессов, происходящих в мире, он выделил лишь один аспект, связанный с природными ресурсами. Он сформулировал свой приговор человечеству: полное физическое исчерпание минеральных ресурсов и качественная деградация ресурсов возобновляемых (прежде всего биологических). Рано или поздно человечество ожидает вымирание и полное исчезновение. Позиция автора была названа «энтропийным пессимизмом». Георгеску-Роген призвал государственных деятелей ограничить или даже остановить экономический рост, чтобы максимально оттянуть неизбежную катастрофу. Это шло вразрез с установками традиционной экономической науки, которая, наоборот, вырабатывала рекомендации по стимулированию роста экономики. Георгеску-Роген заложил основы таких понятий, как «физическая экономика», «экологическая экономика», «устойчивое развитие». Ученики Георгеску-Рогена продолжили дело своего учителя. Особенно среди них можно выделить Германа Дэйли. Последний разработал теорию «экономики устойчивого состояния» (steady-state economy). Это экономика с относительно стабильными показателями, такими как численность населения и уровень потребления, лимитированными несущей способностью экосистемы.

Среди тех, кто подхватил эстафету Георгеску-Рогена, особо следует выделить американского экономиста Джереми Рифкина (Jeremy Rifkin). В 1980 году увидела свет книга «Энтропия: новый взгляд на мир» (Entropy: A New World View), написанная Джереми Рифкиным в соавторстве с Тедом Ховардом. В этой книге «печкой», от которой начинаются рассуждения, стало также второе начало термодинамики. Опять же делаются выводы об энтропийных процессах, которые захватили природно-ресурсную базу экономики. И даются рекомендации о переходе от политики экономического роста к устойчивому развитию.

Новый гуру западных интеллектуалов

Есть смысл подробнее остановиться на личности Джереми Рифкина, который в настоящее время стал одной из авторитетных фигур в мире экономической науки – не только в США, но и за их пределами. Он ещё в расцвете творческих сил (ему 76 лет), к нему прислушиваются не только представители академической науки, но также политики и государственные деятели. Рифкин консультировал председателей Европейской комиссии Романо Проди и Жозе Мануэла Баррозу, испанского премьера Хосе Луиса Сапатеро и германского канцлера Ангелу Меркель. Ведёт ежемесячные колонки в таких изданиях, как американская газета Los Angeles Times, британская Guardian, немецкая Süddeutsche Zeitung, итальянский журнал L’Espresso, испанская газета El Pais и французская Le Monde.

С молодости Рифкин проявлял повышенную общественную активность. Уже в 60-е годы был в рядах левых. Кроме того, рано стал проявлять себя как философ и писатель, работающий в жанрах публицистики и научно-популярной литературы. Автор многочисленных научно-публицистических бестселлеров.

Если в прошлом веке Рифкина воспринимали как чудака и оппозиционера, то сегодня он, как говорится, в тренде. Он не то чтобы ругает капитализм – он просто выносит ему приговор: в ближайшее время указанная экономическая модель прикажет долго жить. Потому что прибыль будет нулевой. Соответственно, надо успеть приспособиться, переведя экономику на иные рельсы. Не вдаваясь в детали, отмечу, что многое из того, что предлагает Рифкин, уже озвучено президентом Всемирного экономического форума в Давосе Клаусом Швабом в книге «COVID-19: Великая перезагрузка» (2020). А предлагает Шваб так называемый инклюзивный капитализм. Рифкин благоразумно избегает этого термина (являющегося оксюмороном, т.е. комбинацией несочетаемых слов), прибегая к более размытым понятиям «новая экономика» и «посткапитализм». Но в целом (по сути, а не по форме) они думают одинаково.

В споре с Богом

И уж тем более можно видеть полную «симфонию» мыслей Джереми Рифкина и заявлений американского президента Джо Байдена. Хотя нынешний обитатель Белого дома не знает таких мудрёных слов, как «второе начало термодинамики» или «возрастающая энтропия», фактически он оглашает тот набор мер по спасению Америки и человечества, который предлагался такими интеллектуалами, как Николас Георгеску-Роген, Герман Дэйли, Тед Ховард, Джереми Рифкин. Этот набор мер имеет общее название «Новый зелёный курс» (Green New Deal) – борьба с загрязнением окружающей среды и так называемым «климатическим потеплением» путём сворачивания добычи углеводородного топлива и декарбонизации экономики, добровольно-принудительного ограничения потребностей и «рационализации» потребления, консервации природы и т.п. Джереми Рифкин очень даже доволен, можно сказать счастлив: наконец-то его идеи претворяются в жизнь!

Только вот непонятно: а как же быть со вторым началом термодинамики? Ведь закон универсальный. Он распространяется не только на природу (живую и неживую). Главными объектами энтропии являются человек и общество. Подобно тому, как рыба гниёт с головы, так и энтропия начинается с человека. Бог сотворил мир за шесть дней, и сотворил его «зело хорошо». С чёткой структуризацией и субординацией, с человеком на вершине. Без всякой энтропии. На веки вечные. Но грехопадение первых людей привело к тому, что они были изгнаны из Эдема и наказаны той самой энтропией, о которой рассуждают американские интеллектуалы:

Проклята земля за тебя… ибо прах ты, и в прах возвратишься (Быт. 3:17-19).

Разве непонятно, что бороться с энтропией можно, лишь поняв духовную природу этого явления? Всё это прекрасно изложено в Священном Писании, во всех книгах Ветхого и Нового Заветов. Особенно в первой книге – «Бытие» и последней – «Откровение Иоанна Богослова» (Апокалипсис). Увы, американские интеллектуалы свели второе начало термодинамики к банальной физике. А возрастающая энтропия охватывает всю Вселенную, все уровни материального мира (атомарный, молекулярный и др.), все уровни и сферы человеческого бытия (наука и техника, экономика, политика, культура и др.) и самого человека (как его тело, так и душу). Священное Писание даёт ответы и на вопросы, как противостоять энтропии, будет ли поставлен ей предел и другие.

Удивляет, что американские интеллектуалы, рассуждая о втором начале термодинамики, одновременно верят в дарвиновскую теорию эволюции, в гипотезу о происхождении человека из обезьяны, в прогресс, в возможность построения рая на земле и т.п. Нравится им и ставшая крылатой фраза единомышленника Чарльза Дарвина Томаса Гексли: «Шахматная доска – это мир, фигуры – явления Вселенной, правила игры – это то, что мы называем законами природы». Увы, нынешние интеллектуалы не понимают, что правила игры не сводятся только к законам природы. Как и не понимают, что играют с Богом. Думаю, не надо объяснять, чем для них закончится такая игра.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews