Профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова Валентин Катасонов согласен с тем, что предложения руководителя ЦСР напоминают рекомендации Международного валютного фонда.

Катасонов— Алексей Кудрин выступает с программой «вашингтонского консенсуса», основные положения которой были сформулированы ещё в 1980 гг. Суть заключается в полной либерализации экономики, чтобы транснациональный капитал мог свободно осваивать экономическое пространство всей планеты.

Это предполагает отсутствие трансграничных барьеров на пути движения товаров, рабочей силы и, самое главное, капитала.

«СП»: — Сторонники этого подхода указывают на то, что экономическая глобализация — это объективный процесс, который позволяет странам, участвующим в международном разделении труда, максимизировать прибыль и снижать издержки в процессе производства товаров и услуг.

— Эти идеи сегодня перекочевали практически во все учебники по экономике. Отказ от суверенитета в экономической сфере оправдывают оптимизацией затрат, повышением конкуренции и производительности труда, что, в конечном счёте, увеличивает добавочную стоимость конечного продукта.

При этом возникает вопрос, кому достаётся львиная доля созданной добавочной стоимости. Ответ простой — крупному транснациональному бизнесу. В результате хозяева денег во всё большей степени становятся и хозяевами планеты.

Теперь насчёт «объективного процесса». Один из идеологов «холодной войны» Збигнев Бжезинский в порыве откровения как-то признал, что глобализация означает продвижение интересов США во всём мире.

«СП»: — Есть мнение, что глобальные корпорации обслуживают интересы правящего «клана финансистов», представители которого неподконтрольны американскому правительству. Собственно говоря, в этом, отчасти, состоит пафос избирательной кампании Дональда Трампа.

— Разумеется, транснациональный бизнес преследует собственные интересы, но, в значительной степени, он находится в американской юрисдикции. Осуществляя с помощью таких структур как ФРС контроль над процессом принятия решений политической элитой США.

После того как Россия вступила в ВТО, до 90% всех инвестиционных товаров, служащих целям обновления основных средств производства (продукция машиностроения), наша страна импортирует из-за рубежа. То же самое касается примерно 50% потребительских товаров.

Мы можем сколько угодно лить воду в «дырявое ведро», но никогда его не наполним. Для того, чтобы остановить инфляцию, нужно просто сменить ведро или заткнуть в нём дыры.

«СП»: — О чём идёт речь?

— О введении ограничений на валютные операции и трансграничное движение капитала. Эта тема в России настолько табуирована, что даже Сергей Глазьев осторожно упоминает об этой мере. Хотя, если мы её реализуем, ситуация немедленно начнёт изменяться в лучшую сторону. О какой экономической стабилизации можно говорить, если по данным платёжного баланса Центробанка, чистый отток капитала за последние 10 лет в среднем составил $ 100 млрд. Всего, получается, $ 1 трлн.

И это лишь цифры официальной статистики, а ведь есть ещё капитал, который выводится по серым схемам. По сути дела, это контрабанда. По моим подсчётам, реальный отток в два раза выше, чем зафиксировано в платёжном балансе РФ. Наше руководство в течение многих лет пытается навести порядок с офшорами, но пока без особых успехов.

«СП»: — Согласны ли вы с тезисом, что для выхода из кризиса нам не обойтись без увеличения денежной эмиссии?

— Для меня ответ очевиден — да. Потому что уровень монетизации российской экономики (объём денег к ВВП) составляет порядка 40%. Этого явно недостаточно, хотя и с одной оговоркой. Для полной картины необходимо учитывать ещё и скорость обращения денег: чем она выше, тем ниже может быть коэффициент монетизации.

Так или иначе, 40% — это крайне низкий показатель. Например, в Японии и Китае он приближается к 200%. Поэтому российские монетарные власти могли бы спокойно повысить его раза в два.

«СП»: — Представители экономического блока правительства считают, что это может спровоцировать инфляцию.

— А она у нас и так высокая. Причем по своей типологии это, скорее, инфляция издержек. Не случайно деньги называют «кровью экономики». То есть, когда их мало, экономический организм утрачивает жизнеспособность. Поскольку недоступность финансовых средств мешает бизнесу развиваться. В результате растут издержки, которые отражаются на цене конечных товаров.

Встречаясь с предпринимателями, я задаю вопрос, какой процент в ваших производственных затратах составляет обслуживание долга по займам. У некоторых такого рода издержки превышают те, которые приходятся на заработную плату.

Необходимо кардинальным образом перестроить работу Центробанка, чтобы он кредитовал реальный сектор экономики. Сегодня в него попадает примерно 5% от общего объёма напечатанных денег.

«СП»: — Экономисты, придерживающиеся монетарной парадигмы, указывают на то, что в России отсутствуют механизмы проектного финансирования. Банки не хотят вкладываться в рискованные проекты, а кабмин не может определиться с приоритетными точками роста.

— Это утверждение не выдерживает критики. Россия — это богатейшая в плане природных ресурсов и человеческого капитала страна. Проблема не в отсутствии рентабельных проектов, а в саботаже. Я считаю, что Министерство экономического развития должно не просто визировать или отклонять предлагаемые бизнесом проекты, но и непосредственно заниматься их планированием. Поскольку без системного подхода отдельные проекты никогда не заработают. Это азбука экономики.

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Новые комментарии
Популярное Видео
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели