Долговая нагрузка на экономику Республики Беларусь в истекающем году значительно возросла. Вот свежие оценки Всемирного банка: на 1 октября 2016 года государственный долг РБ составил 48% ВВП, а всего три года назад этот показатель был ещё на уровне 28 % ВВП. С учетом таких тенденций в прошлом году активизировалась работа РБ по получению кредита от Международного валютного фонда с целью рефинансирования растущих валютных долговых обязательств.

 Катасонов
Несколько подробнее о взаимоотношениях. История отношений РБ и МВФ началась с 10 июля 1992 года, когда Республика Беларусь стала членом МВФ. Первоначально её квота в МВФ составляла 280,4 млн. СДР (специальные права заимствования), впоследствии она была увеличена до 386,4 млн. СДР. Это очень скромная квота — всего 0,16% капитала Фонда (для сравнения: у США она на два порядка больше).
Взаимодействие РБ с МВФ можно разделить на три этапа.
Первый этап – с 1992 по 2000 г. В этот период Белоруссия получила от МВФ около 300 млн. долл. (по линии Фонда системных трансформаций – 217,2 млн. долл.; по механизму «стенд-бай» – 77,4 млн. долл.). К февралю 2005 года Республика Беларусь полностью погасила указанные кредиты МВФ.
Второй этап – с 2001 по 2010 г. В конце указанного десятилетия РБ обратилась в Фонд за новым кредитом «стенд-бай». 12 января 2009 года совет директоров МВФ одобрил программу, призванную поддержать стабильность на валютном рынке, обеспечить большую устойчивость финансовой системы, избежать кризиса платежного баланса, а также предотвратить рецессию. Срок программы — 15 месяцев, под неё был выделен кредит на сумму 2,46 млрд. долл. Впоследствии были скорректированы новые параметры программы и, в соответствии с запросом белорусской стороны, увеличен общий объем финансирования до 3,46 млрд. долл. Реализация программы завершилась в 2010 году.
Третий этап начался с 2011 года и продолжается по настоящее время. Отношения между РБ и Фондом находились до недавнего времени в замороженном состоянии. Правительство Белоруссии не обращалось за новыми кредитами, а Фонд ограничивался достаточно формальными визитами своих экспертов в РБ и подготовкой отчётов об экономическом положении страны и экономической политике белорусского государства (так называемый постпрограммный мониторинг). Было несколько технических миссий Фонда, которые завершались подготовкой рекомендаций в области экономической и денежно-кредитной политики, банковского надзора, организации финансовой отчётности предприятий по международным стандартам. Они носили рекомендательный характер.
В более практическую плоскость отношения РБ и Фонда перешли в прошлом году, когда белорусское правительство на фоне начавшегося потепления отношений Минска с Западом начало предметно обсуждать с МВФ новую программу. Вопрос взял под свой контроль Александр Лукашенко. Будучи в Нью-Йорке в сентябре 2015 года, А. Лукашенко провёл переговоры с главой МВФ Кристин Лагард. Как отмечали белорусские СМИ, президенту РБ удалось донести главное: Белоруссия – государство социально-ориентированное, к нему нельзя подходить с традиционными шаблонами «рыночной экономики». 7 ноября 2015 г. президент Александр Лукашенко специально встретился с главой миссии МВФ по Беларуси Питером Долманом и ещё раз обратил его внимание на белорусскую специфику: «Мы не намерены ломать ту схему социального государства, которая нами выработана… А все остальное, что вы предлагаете, абсолютно реализуемо в нашем государстве. Поэтому мы готовы в этом направлении с вами продолжить работу. Единственная просьба: если вы пойдете на сотрудничество с нами, и мы о чем-то договоримся, чтобы мы не растягивали сроки».
В итоге в предварительном порядке удалось согласовать основные параметры кредита Фонда: сумма – 3 млрд. долл. США; процентная ставка – 2,28%; срок использования (погашения) – 10 лет. Условия кредита действительно выгодные — на фоне тех кредитов, которые Фонд выдавал и выдаёт другим странам.
Все последовавшие за ноябрьской (2015 г.) миссией Фонда переговоры были сосредоточены уже не на финансовых условиях кредита, а программе реформ, политических и социальных условиях, которые должно принять на себя правительство РБ.
По итогам ноябрьской миссии МВФ Александр Лукашенко в конце прошлого года провел совещание правительства, на котором ещё раз расставил акценты, касающиеся позиции РБ по программе Фонда: «Все, что предлагается – это разумно, рано или поздно нам придется реализовывать. Но вопрос один — когда, в какие сроки, и, самое главное, какие в результате этого будут последствия. Это – первое. Второе, я хочу, чтобы в правительстве и Национальном банке прекрасно понимали мою позицию. Дело здесь не в популизме. Но я еще раз подчеркиваю: резать по живому, неизвестно зачем, в угоду кому-либо я не собираюсь. Мы пойдем только на те, как вы их называете, реформы (это даже не реформы, это нормальное функционирование государства), так вот, мы пойдем только на совершенствование того, что у нас есть. Только тогда пойдем, когда будем уверены, что в результате, к примеру, повышения тарифов на ЖКХ, люди будут в состоянии заплатить по счетам. Если это приватизация, мы должны быть уверены, что это будет приватизация честная, чистая, открытая и, самое главное, — конкурентная, везде должна быть конкуренция, в том числе при приватизации того или иного предприятия. Мы должны действовать в интересах собственного народа. Если в МВФ нас не поддержат и не поймут, в этом нет трагедии. Будем дальше с ними работать или не работать вообще, главное — это наш народ и наше государство. Из этого мы должны исходить».
Анализ белорусской прессы годовой давности показывает, что далеко не все эксперты приветствовали возможное заключение нового соглашения с Фондом. В частности, приводилось немало примеров из практики МВФ, когда страну цепляли на «крючок» финансово очень выгодными кредитами, но при этом разрушали национальную экономику по рецептам так называемого вашингтонского консенсуса (набор реформ, включающий приватизацию государственной собственности, отказ государства от планирования экономики, введение свободно плавающего курса национальной валюты, полное открытие страны для транснациональных корпораций, придание центральному банку статуса «независимой» организации, сворачивание государственных социальных программ, либерализация цен и тарифов на услуги жилищно-коммунального хозяйства и т.п.).
И хотя Александр Лукашенко специально подчеркнул, что РБ не пойдет на демонтаж социального государства, надо иметь в виду, что сама конструкция белорусского социального государства за четверть века сильно расшаталась. Некоторые, казалось бы, «несущественные новации», привнесенные в эту конструкцию по рекомендациям Фонда, могут вообще данную конструкцию обвалить. Даётся анализ того, что программа Фонда 2009-2010 гг. (под которую Белоруссия получила около 3,5 млрд. долл.) в долгосрочном плане экономику страны лишь ослабила. И вот что удивительно. С одной стороны, жизнь в Белоруссии сегодня для простого человека становится более тяжёлой (в этом году ожидается падение ВВП страны), но, с другой стороны, многие граждане Белоруссии (это показывают опросы общественного мнения) настороженно относятся к идее получения нового кредита Фонда. Особенно граждан тревожат два аспекта возможной новой программы Фонда: повышение тарифов ЖКХ и повышение пенсионного возраста.
Первоначально стороны определили срок возможного окончательного решения по кредиту и программе – конец первого квартала 2016 года. Однако 2016 год кончается, а окончательной договорённости с МВФ нет. Минск всё-таки боится  попасть в мышеловку Международного валютного фонда.
Отчасти затянувшаяся пауза в переговорах может быть объяснена тем, что Белоруссии удалось в конце первого квартала 2016 года договориться о получении кредита от Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР — финансовый институт Евразийского экономического союза). 25 марта Совет ЕФСР одобрил «выделение финансовых ресурсов на сумму 2 млрд долларов США в поддержку мер экономической политики и структурных преобразований правительства и Национального банка Республики Беларусь на 2016-2018 годы». Сообщалось также, что заём будет предоставлен отдельными траншами, каждый сроком 10 лет, включая пятилетний льготный период. Финансовые условия кредита ЕФСР сопоставимы с теми, которые предложил МВФ в конце прошлого года. А вот условия самой программы ЕФСР для Республики Беларусь гораздо более приемлемы, они действительно не ломают конструкцию социального государства. Всего запланировано шесть траншей кредита (два в нынешнем году, три в следующем и один в 2018 году). Запланированные на 2016 год 800 млн. долл. уже получены. До конца года Минск рассчитывает получить одобрение от ЕФСР на перечисление в начале следующего года третьего транша.
Как представляется, Минск начал тянуть переговоры с МВФ ещё и потому, что у него выросли надежды на замещение кредита Фонда китайскими кредитами. Важной вехой на китайском направлении стал для Минска визит Александра Лукашенко в КНР (28-30 сентября 2016 г.). Между прочим, Минск по завершении действия программы МВФ 2009-2010 гг. сумел взять достаточно длительную паузу в дальнейших отношениях с Фондом потому, что добился в 2010 году открытия кредитной линии от Китая на сумму 15 млрд. долл. Кстати, тогда масштабная финансовая помощь Пекина помогла Лукашенко одержать убедительную победу на президентских выборах. В уходящем году Лукашенко также пытался повторить успех 2010 года и получить от Пекина новую кредитную линию. Достигнута принципиальная договорённость на получение китайских кредитов на сумму 10 млрд. долл., в том числе 3 млрд. долл. – на льготных условиях. Как видим, суммы китайских кредитов в разы превышают те суммы, которые Минск может получить от МВФ или ЕФСР. Однако у китайских кредитов есть важная особенность – они являются связанными, их нельзя использовать для рефинансирования растущих обязательств РБ по международным займам и кредитам. Пекин предлагает Минску не живые деньги, а обязательства оплатить поставки китайских товаров в Белоруссию. Такие кредиты увеличивают дисбаланс китайско-белорусской торговли. Так, в 2015 году экспорт РБ в КНР составил 800 млн. долл., а импорт – 2,4 млрд. долл.
Китайские связанные кредиты отнюдь не способствуют развитию национальной промышленности. Белорусские предприятия, не выдерживая конкуренции с китайскими товарами, вынуждены закрываться или сворачивать производство. А вот покрывать свои обязательства по китайским связанным кредитам Минску придется живыми деньгами (вернее, долларами и иной иностранной валютой). А это очень проблематично: в настоящее время экспортная выручка белорусских предприятий-должников не сопоставима с их валютными обязательствами перед Китаем. Поэтому велика вероятность того, что Белоруссии придётся расплачиваться по китайским кредитам капиталом и активами отечественных предприятий. Между прочим, китайский капитал приходит в Белоруссию не только в виде кредитов, но и прямых инвестиций. За 2001-2015 гг. приток китайских прямых инвестиций в Белоруссию увеличился в пять раз. Дальнейшее кредитно-инвестиционное сотрудничество РБ с КНР грозит тем, что белорусская экономика окажется под контролем китайского капитала.
С учетом сказанного оказывается, что наиболее приемлемыми с точки зрения экономической и социальной стабильности и безопасности для Белоруссии оказываются кредиты ЕФСР (по сравнению с кредитами МВФ и Китая). Однако кредитов ЕФСР недостаточно для того, чтобы с их помощью покрывать растущие финансовые обязательства РБ по ранее полученным кредитам и займам.

Популярный интернет






comments powered by HyperComments

Еще по теме

Андрей Фурсов: мир будущего
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели