Как говорит профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов, если уж давать безапелляционный ответ на вопрос «кому на Руси жить хорошо», то в первую очередь надо называть банкиров:

Катасонов— Вообще, крайне сложно понять, какова прибыль банков в России, они хранят информацию в глубокой тайне. Если брать классические учебники, то норма прибыли считается как отношение прибыли к авансированному капиталу (средствам, затраченным на организацию деятельности). Но для банков авансированный капитал составляет сущие копейки.

Главное, что банки работают не за счет собственного капитала, а за счет привлеченных денег, прежде всего, за счет депозитных средств. Поэтому сравнивать рентабельность банков с рентабельностью реального сектора экономики очень сложно. А вот если сравнивать прибыль с уставным капиталом, то мало не покажется. Но банки реальную прибыль не показывают, часть ее прячут в так называемых «резервах». Часть прибыли могут уводить в другие структуры под видом кредитно-инвестиционных операций. Я лично норму прибыли банков никогда и не пытался считать, потому что полной информации никогда не было.

Вопрос: — А если для оценки применить теорию прибавочной стоимости?

— Это не совсем правильно, потому что проводится некая параллель с реальным сектором экономики. В реальном секторе прибыль создается за счет производства, то есть за счет физического и умственного труда работников. Для реального сектора можно использовать показатели норм прибавочной стоимости, как отношения полученной прибыли к капиталу, включив в капитал зарплату работников.

Но особенность банковского капитала в том, что прибыль получается путем создания денег из воздуха. Скажем, на каждый рубль депозитов банки могут выдать кредитов на десять рублей. И вот эти «воздушные» деньги, которые иногда называют депозитными или кредитными деньгами (наиболее откровенные эксперты называют их «фальшивыми» деньгами), потом используются для покупки каких-то реальных ценностей.

Банковский бизнес принципиально отличается от производства и всего реального сектора.

Вопрос: — Выданные кредиты банки тоже записывают себе в актив и под обязательства заемщиков выпускают свои ценные бумаги.

— Это называется денежным мультипликатором. В банковской системе выданные кредиты используются как активы. Но это не законное платежное средство, не выпущенные банкноты, а именно депозитные деньги. Но на эти депозитные деньги генерируются новые кредиты.

Вопрос: — Получается, что система в корне несправедливая.

— Люди должны понимать, что нынешняя банковская система по сути нечестная. Она во многом не согласуется даже с действующими законами. Мы упомянули безналичные депозитные деньги, которые эмитируются банками. Но в российском законодательстве нет положений, которые бы определяли статус таких денег.

И такая ситуация не только в России. Во всём мире сложилась подобная система. Депозитные деньги не имеют правового статуса, это действительно, по сути, фальшивые деньги.

Человека можно посадить за решетку, если он нарисует несколько фальшивых бумажек. Но за создание депозитных денег никто банкиров не посадит. Более того, они считаются уважаемыми людьми.

Система складывалась на протяжении столетий, окончательно сформировалась в XIX веке. В разных умных экономических монографиях она называется «частичным покрытием обязательств». Если бы такое было у какого-нибудь предприятия реального сектора, его тут же объявили бы банкротом. Коммерческие банки свободно действуют, фактически занимаются фальшивомонетничеством в особо крупном размере.

Более того, если на какой-то коммерческий банк начинается набег клиентов, которые требуют свои вклады, то на помощь приходит государство. Получается некий картель (монополистическое объединение с сохранением финансовой самостоятельности участников). Наиболее честные эксперты так и говорят: «Банковский картель».

Вопрос: — Есть в истории примеры более справедливой финансовой системы?

— Мы обычно смотрим за рубеж, но в нашей стране на протяжении десятилетий действовала принципиально другая банковская система. По этому поводу я написал книгу «Экономика Сталина», где достаточно подробно описан механизм работы этой системы.

У нас в стране было всего несколько банков. Это, прежде всего, Государственный банк. Был Промстройбанк, который выполнял функции государственных капитальных вложений, длительное время он был в системе Министерства финансов СССР, а не Госбанка СССР. Наконец, был Внешторгбанк, который выполнял функцию государственной валютной монополии. Были еще сберкассы, которые, кстати, входили в систему Министерства финансов.

У нас была принципиально другая система. Было два контура обращения денег. Первый контур был безналичным, он обслуживал оборот средств производства в реальном секторе экономики, то есть расчеты между предприятиями. Второй контур — наличное обращение, в основном, у граждан. Это были наличные деньги, которыми платились зарплаты, стипендии и пенсии и которые использовались в розничной торговле. Между этими двумя контурами были серьезные «заглушки».

Связи с внешним миром осуществлялись через «шлюзы». Внешторгбанк сосредотачивал всю иностранную валюту, и он выходил на мировой рынок с иностранной валютой, а не советскими рублями. В результате советский рубль был стабильной валютой, и никакие манипуляции со стороны наших геополитических противников не могли его поколебать.

Вопрос: — Есть ли справедливые финансовые системы в современном мире?

— Идеальных систем нет. Но относительно понятная система сложилась в Китае, хотя она и размывалась последние десятилетия. Однако китайцам удалось сохранить ядро своей системы — Народный банк Китая, который сохраняет статус органа государственного управления. В других странах центробанки — негосударственные институты, или они могут быть формально государственными, но неподконтрольными правительству и законодательной власти, судам. На первый взгляд, центробанки большинства стран это некие «кошки, гуляющие сами по себе». По факту, они все завязаны на Федеральную резервную систему США. ФРС — неформальный руководитель всех финансов мира. За исключением того, что ФРС не может управлять Народным банком Китая.

Вопрос: — Можно ли изменить ситуацию внутри России?

— Пока не будет государственного контроля за банковской сферой, система будет несправедливой. Но это не экономический, а политический вопрос. И на этом, кстати, акцентировал свое внимание еще Ленин в «Апрельских тезисах».

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Новые комментарии
Андрей Фурсов: Украины не будет
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели