С начала XXI века Китай последовательно наращивает запас золота. По показателю добычи золота Китай в 2007 году занял первое место в мире и сохраняет его с большим отрывом от других стран (в 2016 году добыча составила 455 тонн). Плюс к этому осуществляется импорт золота, объёмы которого в 2-3 раза превышают объемы внутренней добычи. В итоге совокупные запасы жёлтого металла в стране с 4000 тонн в 2000 году к началу 2018 года выросли, согласно оценкам, до 21,5 тысячи тонн. Китай стал лидером в мире золота и по добыче, и по импорту, и по совокупным запасам золота.

КатасоновКроме того, Китай проводит курс на формирование национального рынка золота. В начале 80-х гг. ХХ века были отменены запреты для населения на покупку золота в виде ювелирных изделий и владение золотыми изделиями. В 2002 году была учреждена Шанхайская золотая биржа (ШЗБ) и одновременно отменен запрет на операции с золотом для частных инвесторов. Сегодня Шанхайская биржа золота является некоммерческой организацией, учреждённой Народным банком Китая (НБК) и утверждённой Государственным советом; она зарегистрирована в Государственной администрации промышленности и торговли (SAIC) и входит в десятку крупнейших рынков золота в мире – наряду с Лондоном, Цюрихом, Нью-Йорком, Токио, Сиднеем и др.

Конечно, ШЗБ пока далеко до таких площадок, как лондонский рынок золота, Нью-Йоркская товарная биржа (New York Mercantile Exchange, NYMEX) или Чикагская товарная биржа (Chicago Mercantile Exchange). Годовые обороты ШЗБ равны оборотам лондонского рынка за 2-3 дня. По оценкам Всемирного совета по золоту (WGC), в 2011 г. общий объём торговли золотом в мире, включая фьючерсы, составил 50,4 млрд унций, или 1,56 млн т, на общую сумму примерно 62,4 трлн долларов. Из них 86,75% пришлось на сделки в Великобритании; через китайские торговые площадки прошло лишь 1,38 процента. То есть по формальным стоимостным показателям позиции Китая выглядят очень скромно, но на фоне многих зарубежных площадок Шанхайскую биржу можно называть «металлической», а не «бумажной». Золото реально покидает хранилище ШЗБ и перемещается к своему покупателю. Шанхайская биржа располагает сетью из 61 хранилища золота в 35 городах Китая.

Поначалу на Шанхайской золотой бирже торговали только китайские банки и фирмы. Однако в 2008 году на биржу был допущен первый иностранный игрок – британский банк HSBC, получивший разрешение на торговлю золотыми фьючерсами. В 2014 году Народный банк Китая санкционировал создание международного совета на Шанхайской бирже золота с целью открытия местного китайского рынка золота для иностранных инвесторов. Нерезиденты осуществляют операции в своей секции (название SGEI), которая является дочерней компанией Шанхайской золотой биржи (SGE). Пока торговля на SGEI производится только в юанях. Сегодня на ШЗБ присутствуют и другие иностранные банки: Australia and New Zealand Banking Group, Bank of Nova Scotia-ScotiaMocatta, Barclays, Credit Suisse, HSBC, Standard Chartered Bank и United Overseas Bank.

Вся сложность ситуации с иностранными игроками заключается в том, что они не имеют право выводить из Китая физическое золото. Поэтому нерезиденты предпочитают играть с фьючерсами и опционами, где результатом операции является денежная прибыль, а не металл. Иностранные участники ШЗБ объединены в Международной палате биржи. По заказу биржи было построено хранилище, предназначенное для иностранных участников. Им управляет Банк коммуникаций, а само хранилище находится в районе Чжабэй, неподалёку от Шанхайского международного аэропорта.

Одним из направлений укрепления позиций ШЗБ в мире является более плотное взаимодействие с биржей в Гонконге, которая занимается операциями с золотом и другими драгоценными металлами. Её официальное название – Китайская золотая и серебряная компания. Она насчитывает 171 участника, и примерно треть из них зарегистрированы на Шанхайской золотой бирже.

Некоторые эксперты спешат заявить, что Шанхайская биржа участвует в формировании мировых цен на золото. Пока не участвует. Сделки осуществляются по ценам, которые устанавливаются на лондонской и отчасти на нью-йоркской торговых площадках (на первой – по сделкам спот, на второй – фьючерсные). До марта 2015 года главным ориентиром были значения Лондонского золотого фиксинга (ЛЗФ). После того как ЛЗФ, возникший ещё в 1919 году, прекратил своё существование, ему на смену пришёл Лондонский электронный фиксинг, или электронный аукцион (аукцион LBMA Gold Price). Решение было принято Ассоциацией Лондонского рынка драгоценных металлов (LBMA). Подобные структуры обозначаются английским термином umbrella organization (зонтичная, или объединяющая, организация). С каждым годом LBMA играет всё более заметную роль в организации и регулировании рынка золота. Техническое сопровождение аукциона осуществляет компания ICE Benchmark Administration. Новую процедуру установления цен по инерции продолжают называть Лондонским золотым фиксингом, добавляя слово «новый». Эта процедура призвана исключить любые злоупотребления, возможные при «ручном» управлении процессом с ограниченным количеством участников фиксинга (в ЛЗФ число участников было ограничено пятью). Теперь вместо привычного термина «цена золотого фиксинга» появился другой: «цена золота LBMA»

Уже через год после перехода Лондонского рынка на систему электронного аукциона количество допущенных к нему участников составило 13. Вот их список: Barclays Bank, Bank of China, China Construction Bank, Commercial Bank of China, Goldman Sachs International, HSBC, JP Morgan, Morgan Stanley, Societe Generale, Standard Chartered, The Bank of Nova Scotia, The Toronto Dominion Bank, UBS. Это уже настоящий интернационал. Напомню, что в классическом Лондонском фиксинге участвовали исключительно подконтрольные Ротшильдам банки и организации. В новую команду вошли ветераны, которые были в команде старого золотого фиксинга: Barclays, HSBC, Societe Generale, Scotia. Остальные – новички. Обращает на себя внимание, что в команду операторов лондонского рынка впервые вошёл американский банк Goldman Sachs, который, как предполагают, находится под контролем Ротшильдов. То есть этот клан, контролировавший классический Лондонский золотой фиксинг, по-прежнему остаётся среди главных операторов рынка Лондона. Ещё более примечательно, что треть новичков – китайские банки (Bank of China, China Construction Bank, Commercial Bank of China). Таким образом, лондонский рынок золота ощутил горячее дыхание китайского дракона.

Экспансия китайских банков на мировом рынке золота проявляется также в том, что они начали приобретать хранилища драгоценных металлов в тех местах, где находятся центры торговли золотом. В 2013 году китайский частный конгломерат Fosun за 725 млн долларов приобрёл 60-этажное офисное здание в Нью-Йорке по адресу Либерти-стрит, 28. Это финансовый центр Нью-Йорка. Небоскрёб долгое время служил штаб-квартирой Chase Manhattan – банка Рокфеллеров. Рокфеллеры изначально строили здание под банк, поэтому в нём были предусмотрены хранилища драгоценных металлов. Говорят, что хранилище в этом небоскрёбе – крупнейшее из частных хранилищ, рассчитанное на размещение нескольких тысяч золота и других драгметаллов. Теперь оно принадлежит китайцам.

В середине мая 2016 г. СМИ сообщили о покупке китайским банком ICBC Standard у банка Barclays одного из крупнейших в Европе хранилищ драгоценных металлов в районе Лондона, рассчитанного на размещение до 2 тыс. тонн драгоценных металлов. Кстати, банк ICBC Standard Bank – новый, возник в феврале 2015 года, когда китайский государственный гигант Industrial & Commercial Bank of China купил 60% капитала лондонского подразделения операций на глобальных рынках южноафриканской Standard Bank Group. Так родился симбиоз мощи китайской государственной машины и полуторавекового опыта и связей британских инвестиционных банкиров. ICBC Standard Bank заявил о намерении специализироваться на операциях с драгоценными металлами. Не удивлюсь, если через некоторое время ICBC Standard Bank будет включён в список участников Лондонского электронного аукциона.

В апреле 2016 г. произошло важное событие, которое подтвердило, что Китай ведёт последовательное наступление на мировом рынке золота – запуск на Шанхайской бирже собственного фиксинга по золоту, рассчитываемого в юанях. Всё сделано в соответствии с правилами игры на лондонском рынке золота. На ШЗБ есть свой так называемый золотой бенчмарк – эталон. Он представляет собой контракт на 1 кг золота. Если в классическом Лондонском фиксинге было 5 участников, а в нынешнем Лондонском электронном аукционе – 13, то в Шанхайском фиксинге – 18. При старте фиксинга цена была установлена на уровне 256,92 юаня (39,69 долл. США) за грамм, что эквивалентно 1234,5 долл. США за тройскую унцию. Справочная цена будет устанавливаться два раза в день на основе торгов в определённое время в течение нескольких минут. В Китае были выбраны 18 участников Шанхайского золотого фиксинга, включая четыре крупных государственных банка (ICBC, Сельскохозяйственный банк Китая, Банк Китая, Строительный банк Китая), иностранные банки Standard Chartered и ANZ, крупнейший в мире розничный магазин ювелирных изделий Chow Tai Fook и две крупнейшие золотодобывающие компании Китая.

Сегодня на ШЗБ за юани осуществляются не только сделки спот, в юанях также номинированы фьючерсные контракты на золото. Операции с такими контрактами осуществляются на Шанхайской фьючерсной бирже (SHFE). В 2015 году обороты с золотыми фьючерсами на этой бирже составили сумму, эквивалентную 25.421 т. О юаневых золотых фьючерсах часто стали вспоминать в связи с тем, что в этом году Китай на Шанхайской международной энергетической бирже (INE) запустил торговлю нефтяными фьючерсами в юанях. Пекин постепенно переводит свои закупки нефти на мировом рынке на юани, проводя курс на дальнейшую интернационализацию китайской валюты. Интерес иностранных поставщиков нефти к юаням, по мнению китайских властей, можно повысить, если выручку в китайской валюте они смогут конвертировать в золото.

Развитие золотой торговли в Китае можно рассматривать как повышение международного статуса юаня и мягкую форму золотого стандарта. Создание Шанхайского фиксинга, безусловно, преследует стратегическую цель интернационализации китайского юаня. Можно сказать и по-другому: укрепление позиций Шанхайской золотой биржи – ещё одно из направлений невидимой борьбы Пекина против доллара США.

Пока Шанхайский фиксинг никоим образом не пошатнул авторитет Лондонского электронного фиксинга. Если позиции юаня начнут укрепляться, интерес к китайскому рынку золота начнёт расти. Сейчас цены в мире определяют не те, кто имеет дело с физическим золотом, а биржевые спекулянты, играющие «бумажным» золотом. Однако это до поры до времени. По разным причинам может произойти обвал рынков «бумажного золота» в Лондоне, Нью-Йорке, Токио и на других площадках. Чем слабее будет доллар США, тем активнее будет идти переключение участников рынка с «бумажного» на металлическое золото. И тогда интерес к Шанхайской бирже, работающей с физическим золотом, начнёт стремительно расти. Так или иначе, сегодня специалисты по золоту, перечисляя международные центры золотой торговли, после Лондона, Цюриха и Нью-Йорка называют Шанхай.


У Гонконга появился серьёзный конкурент – Шанхай

Многие в Гонконге – специальном административном районе Китая – внимательно следили за ходом проходившей в марте сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП), где не раз звучал тезис о необходимости углубления экономических реформ в КНР. В развитие этого тезиса говорилось о продолжении курса на открытие китайской экономики миру, о снятии ограничений для иностранного капитала, создании для него благоприятного инвестиционного климата, превращении юаня в свободно конвертируемую валюту и т.п.

Те в Китае, кто свой бизнес и карьеру связывают с Гонконгом как особой экономической и финансовой зоной Китая, таким заявлениям не очень рады. Ведь Гонконг до сих пор был юрисдикцией, которая позволяла Китаю строить «социализм с китайской спецификой», сохраняя серьёзные ограничения для доступа иностранного капитала в большинство отраслей своей экономики при ограниченной конвертируемости юаня. Гонконг служил мостом и шлюзом, соединяющим Китай с мировым рынком и экономиками Запада. Появившаяся у Гонконга параллельная (помимо гонконгского доллара) валюта в виде офшорного юаня выполняла роль переходника: с одной стороны, свободно конвертировалась в обычный юань, с другой – в доллар США и другие свободно конвертируемые валюты. А реализация Пекином намерений по части инвестиционной и валютной либерализации приведёт к потере Гонконгом той транзитной ренты, которую этот специальный административный район сейчас получает.

Китайское руководство не любит резких движений в политике. Думаю, что курс на либерализацию в сфере инвестиций и валюты Пекин проводить будет, но лишь в отдельных отраслях и регионах. Собственно, такой курс Пекин уже проводит, запустив разного рода пилотные проекты и организацию специальных экономических зон.

И здесь дополнительный импульс развития получит Шанхай, который уже давно имеет особый статус в КНР и считается финансовой столицей страны. Мировой финансовый кризис 2007-2009 гг. затронул Китай в меньшей степени, чем Запад, и именно тогда Пекин решил начать обгон западных экономик. В 2009 году Государственный совет КНР принял решение о превращении Шанхая в международный финансовый центр и определил срок для этого – 2020 год. Позднее задачи Шанхая были расширены: он должен совместить пять международных центров: экономический, торговый, финансовый, судоходный и центр научно-технических инноваций.

Уже сейчас Шанхай оказывается в более тяжёлой весовой категории, чем Гонконг. В 2015 году ВВП Шанхая, по данным китайских ведомств, составил 810 млрд. долл. Эта величина сопоставима с ВВП многих стран мира (например, Нидерландов). По показателю ВВП Шанхай впереди всех китайских мегаполисов. Если включить Гонконг в рейтинг китайских городов по показателю ВВП, он оказывается лишь на восьмом месте с показателем 414 млрд. долл.

В первую очередь Шанхай известен во всем мире благодаря своей фондовой бирже. Сегодня она – одна из двух фондовых бирж КНР (вторая находится в Шэньчжэне). Шанхайская фондовая биржа входит в пятёрку крупнейших бирж мира, в Азии она на втором месте после Токийской. Капитализация Шанхайской биржи составляет примерно 3,5 трлн. долл.; фондовая биржа Гонконга по этому показателю несколько отстаёт (примерно 3,1 трлн. долл.). Основными инструментами на Шанхайской фондовой бирже являются акции, деривативы и облигации. В частности, торгуются казначейские, корпоративные и конвертируемые облигации (всего более 8 тысяч видов на конец 2016 года). Акции делятся на категории А и Б, первые оцениваются в юанях, вторые – в долларах США. На конец 2016 года в листинге Шанхайской биржи было 1182 компании.

Кроме того, в Шанхае функционирует фьючерсная биржа, которая входит в число ведущих товарных бирж мира по объёму торгов фьючерсными контрактами на натуральный каучук и медь.

Также имеется биржа золота. В отличие от Нью-Йоркской и других западных бирж, где торгуется почти исключительно «бумажное золото» (производные финансовые инструменты, привязанные к драгоценном металлу), в Шанхае в общем обороте на золотой бирже велик процент контрактов с поставкой физического золота. По физическому золоту биржа Шанхая находится на первом месте в мире.

Хороший толчок экономическому развитию Шанхая дало открытие в 2013 году Шанхайской экспериментальной зоны свободной торговли (ШЗСТ), под которую отведена территория в 29 кв. км. Деятельность зоны сосредоточена на сфере услуг и международной торговле. Преимуществами для компаний-участников являются сокращение времени прохождения таможенных процедур, упрощение документации для таможенных процедур, автоматизация доставки в пределах таможенной зоны и пониженные пошлины. Участниками торговли в ЗСТ могут становиться не только китайские компании, но и компании с полностью иностранным капиталом (WOFE — Wholly Owned Foreign Enterprise). Это открывает двери для иностранных компаний, которые специализируются на импорте в КНР из других стран. Однако торговля, осуществляемая между предприятиями, находящимися в данной зоне, и предприятиями за её пределами, сохраняет статус международной со всеми вытекающими отсюда сложностями.

Участниками торговли в ЗСТ могут становиться и логистические компании. Для них допустимо 100% иностранного уставного капитала. Иностранным инвесторам разрешено открывать в ЗСТ филиалы международных банков, дочерние страховые компании по оказанию медицинских услуг, инвестиционные компании, а также некоторые финансовые компании. Впрочем, даже в Шанхайской ЗСТ действие так называемого чёрного списка (Negative List) сохраняется: это список тех отраслей и производств, куда доступ иностранных компаний запрещён или ограничен.

Шанхай сегодня стал основным получателем иностранных инвестиций в Китае. По итогам 2016 года объём привлеченных в Шанхайскую ЗСТ прямых иностранных инвестиций (ПИИ) составил 18,5 млрд. долл. (15,7% общего объёма ПИИ в Китай). Правда, в 2017 году произошло первое за многие годы снижение (на 8% по сравнению с предыдущим годом) объёмов притока ПИИ в Шанхай. Снижение обусловлено ужесточением контроля над трансграничным движением капитала в связи с усилившимся оттоком капитала из Китая. Вместе с тем в 2017 году в Шанхае были зарегистрированы 45 новых региональных штаб-квартир транснациональных корпораций и 15 новых исследовательских центров с иностранным финансированием.

Статистические данные показывают, что к концу 2017 года активы шанхайских банков с иностранным капиталом составили 1,56 трлн. юаней, что на 13% больше, чем годом ранее. Темпы роста оказались самыми высокими за последнее пятилетие. По состоянию на конец 2017 года доля иностранных банков в общем объеме активов банковской отрасли мегаполиса составила 10,6 проц., достигнув максимума за последние два года. Для сравнения: в целом по Китаю доля банков с иностранным капиталом составляет не более 2% активов банковской отрасли.

Некоторые журналисты поспешили назвать Шанхайскую ЗСТ офшорной зоной, но она таковой в привычном понимании не является. В ЗСТ для компаний-участников торговли остался традиционный корпоративный налог в размере 25%, хотя можно получить отсрочку на его уплату. Снижены (но не отменены полностью) импортные пошлины на ввоз оборудования. Понижена (но не отменена полностью) ставка НДС на лизинг воздушных судов.

Торговлю в Шанхайской ЗСТ можно осуществлять в офшорных юанях. Эта валюта становится свободно конвертируемой в пределах ЗСТ; таким образом, компании, перемещая денежные средства через Free Trade Accounts (мультивалютные счета), защищены от колебаний курса валют и экономят на конвертации валют в юани. Становятся доступными займы в юанях для иностранных партнёров.

После запуска Шанхайской ЗСТ были открыты пилотные проекты в провинции Гуандун, городе Чунцин (крупный внутриконтинентальный порт в Сычуаньском регионе), Сямэнь, Тяньцзинь (соседний с Пекином порт), провинции Цзянсу и примыкающей к Макао и Гонконгу части провинции Гуандун (район Наньша – города Гуанчжоу), а также в городе Далянь (Северный Китай). Все зоны свободной торговли базируются рядом с крупнейшими морскими портами и международными аэропортами в наиболее развитых экономических районах КНР. Эти пилотные проекты тоже размывают позиции Гонконга как незаменимой части китайской экономической машины.

Те, кто в Китае и за его пределами связывает свои интересы с Шанхаем, понимают, что дальнейшая траектория развития этого мегаполиса в значительной мере зависит от того, собирается ли Пекин осуществлять на практике громкие заявления по экономической политике, которые были сделаны на последней сессии ВСНП. Или же эти заявления останутся обычной политической риторикой.

популярный интернет


Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели