В конце 2016 года в Пекине заявили, что Китай вышел на второе место в мире по уровню и масштабам развития так называемой цифровой экономки.

КатасоновВ частности, в ноябре в Китае состоялся Форум по вопросам цифровой экономики в рамках Третьей Всемирной конференции по управлению Интернетом. Как заявил на форуме директор Государственной канцелярии по делам интернет-информации Жэнь Сюйлинь, масштабы цифровой экономики Китая в 2015 году оценивались в 18,6 трлн. юаней (примерно 2,7 трлн долларов США, или почти 14% ВВП КНР). Оценка достаточно условная, так как устоявшихся и надёжных методик расчёта величины сектора цифровой экономики не существует.

До сих пор нет даже внятного определения цифровой экономики. В узком смысле под этим понимаются разработка и производство информационно-компьютерных технологий (ИКТ). Сюда входит большая часть того, что принято называть «хайтек» (компании высоких технологий). Конкретно к ИКТ относится разработка и тиражирование компьютерной техники (как «железа», так и программного обеспечения), мобильной связи, Интернета, иных средств коммуникации.

В более широком смысле цифровая экономика включает также пользователей ИКТ. Это банки, торговые компании, страховые общества, промышленные, сельскохозяйственные и иные производственные фирмы. ИКТ обеспечивают прямое и быстрое взаимодействие между участниками различных рынков, причем, в первую очередь, компаний с конечными потребителями товаров и услуг. Эти «оцифрованные» связи выступают в форме электронной коммерции, электронного банкинга, электронных расчётов, интернет-рекламы, интернет-страхования, интернет-консалтинга, интернет-игр и т.п.

Если расширять это понятие дальше, цифровая экономика включает также внутрифирменное производство, которое обеспечено ИКТ. Имеется в виду, прежде всего, оснащение производства станками с программным обеспечением, а также внедрение компьютеров для совершенствования управления разными участками производства (корпоративное управление). Впрочем, сегодня на первое место выходит робототехника, которая позволяет делать некоторые звенья производства и управления полностью безлюдными.

Наконец, в максимально широком смысле цифровая экономика включает в себя и «оцифрованное» государственное управление, представление о котором радикально меняется. Раньше государство несло определённые обязанности перед обществом, выполняя их в соответствии с полномочиями, которые определялись конституцией и иными законами. Сегодня государство постепенно переходит к «оказанию услуг» (в сфере здравоохранения, образования, культуры), при этом услуги становятся платными. Между государством и гражданами выстраиваются товарно-денежные отношения, в сферу которых активно внедряются ИКТ. Кое-где такие «оцифрованные» отношения государство — общество получили название «электронного правительства».

И Китай сегодня действительно опережает большинство стран мира по оцифровке своей экономической жизни. По данным компании Boston Consulting Group (BCG), в 2014 году доля электронной коммерции (торговли через интернет-магазины) в общих оборотах розничной торговли Китая составила 8,4%. Более высокие относительные показатели были зафиксированы лишь в Великобритании (11,4%) и Германии (10,2%). А у таких стран, как США и Япония, они были ниже (соответственно 6,8 и 6,2%). Правда, другие элементы цифровой экономики в Китае развиты меньше, чем в США и странах ЕС. Речь идёт, в частности, об электронном банкинге, электронных расчётах и т.д. Как видно из табл. 1, на электронную коммерцию пришлось около 55% всех оборотов на цифровом рынке Китая.

Табл. 1.

Развитие цифрового рынка в Китае (млрд. долл.)

20112014Рост за период 2011-2014 гг., раз
Общие обороты рынка401413,5
В том числе
Операции с использованием фиксированного интернета351053,0
Операции с использованием

мобильного интернета

5367,2
Электронная коммерция18774,3
Интернет-реклама9252,8
Онлайн игры6183,0
Онлайн платежи166,0

Источник: russiaonline.info

Компания BCG составила свой рейтинг развития цифровой экономики в 85 странах мира. Китай оказался на 35-м месте. Вроде бы позиция весьма скромная. Но, во-первых, можно усомниться в объективности рейтинга (подробно своей кухни BCG не раскрывает). Во-вторых, та же BCG признаёт, что Китай характеризуется высокой динамикой развития цифровой экономики и наверняка будет повышать своё место в рейтинге. В-третьих, учитывая масштабы Китая, можно предполагать, что в абсолютном выражении китайская цифровая экономика является одной из самых крупных в мире (китайцы утверждают, что второй после США).

Локомотивом развития цифрового рынка Китая служит быстрое распространение Интернета по стране. По количеству пользователей Интернета относительно общей численности населения Китай опережает даже некоторые развитые страны. По крайней мере, каждый второй китаец сегодня имеет доступ к Интернету и пользуется им.

Табл. 2.

Развитие Интернета в Китае

Года200720112014
Количество пользователей, млн.
Фиксированный интернет210513649
Мобильный интернет50356557
Количество пользователей к численности населения, %
Фиксированный интернет16,038,347,9
Мобильный интернет3,826,541,1

Источник: russiaonline.info

Опережающими темпами растёт число пользователей мобильным Интернетом. Табл. 1 показывает, что в 2011-2014 гг. стоимостные обороты операций на цифровом рынке Китая с использованием фиксированного (стационарного) Интернета выросли в 3 раза, а с использованием мобильного – в 7,2 раза. Эксперты предсказывают, что через несколько лет мобильный Интернет в Китае превзойдёт фиксированный как по числу пользователей, так и по стоимости операций.

Хотелось бы обратить внимание на то, что цифровые операции становятся важной частью не только внутреннего рынка Китая, они начинают захватывать и внешнеэкономические отношения страны. В конце 2016 года исследовательский институт корпорации Alibaba Group опубликовал Доклад о развитии трансграничной электронной торговли Китая — 2016.

Вот некоторые цифры из доклада. В 2015 году объём трансграничной электронной коммерции Китая составил 4,8 трлн. юаней (около 740 млрд. долл. США) и вырос на 28% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Трансграничная электронная коммерция заняла 19,5% от общей доли импортно-экспортной торговли Китая. Как предполагается, к концу 2020 года объём трансграничной электронной коммерции Китая достигнет 12 трлн. юаней (1 трлн. 818 млрд. долл. США) и составит 37,6% от общей доли импортно-экспортной торговли Китая. Одним из приоритетных географических направлений китайской трансграничной электронной торговли является Российская Федерация.

Быстрое развитие розничной трансграничной торговли – явление новое не только в экономической жизни Китая, но и во всей мировой экономике. В докладе Alibaba Group предложена концепция создания платформы всемирной электронной торговли Electronic World Trade Platform (eWTP). Эта открытая и прозрачная площадка призвана содействовать развитию всемирной торговли. Концепция была выдвинута корпорацией Alibaba Group, очевидно, что она хотела бы занять лидирующие позиции и определять правила работы на данной площадке. Некоторые эксперты оценивают китайскую концепцию электронной торговли как удар по позициям транснациональных корпораций (ТНК). Другие полагают, что это лишь один из сюжетов постоянной конкуренции между различными ТНК на мировом рынке. Та же самая Alibaba Group – типичная транснациональная корпорация, которая стремится поставить под свой контроль мировую электронную торговлю. Впрочем, конкуренты уже успели прореагировать на инициативу Alibaba Group. В конце прошлого года прошла информация о том, что власти США занесли указанную китайскую корпорацию в чёрный список компаний, работающих на «пиратских рынках». Когда-то Alibaba Group уже находилась в этом списке, но четыре года назад была из него исключена. Сейчас всё возвращается на круги своя. Власти США заявляют, что через принадлежащую Alibaba Group онлайн-платформу Taobao проходит огромный объем контрафакта. Дональд Трамп ещё в ходе своей избирательной кампании обвинял китайские компании в нарушении прав интеллектуальной собственности, намекая на Alibaba Group с её подделками, основанными на использовании чужих брендов и патентов. Президент Alibaba Group Майкл Эванс заявил, что расстроен таким решением. По его словам, пока непонятно, «было ли оно принято на основании фактов или же продиктовано политической обстановкой». Многие восприняли решение по Alibaba Group как первый выстрел в торговой войне межу США и Китаем.

Есть ещё один любопытный аспект китайской цифровой экономики. В настоящее время Пекин крайне озабочен тем, каким образом обеспечить темпы экономического роста страны на уровне не ниже 6,5-7 процентов в год. Одним из средств решения этой проблемы они видят внесение серьёзных корректив в методологию статистического учёта макроэкономических показателей. В частности, Пекин требует, чтобы статистические органы страны более полно учитывали цифровую экономику в показателе ВВП. Такой учёт позволит обеспечить существенный «бумажный» прирост экономики и создать видимость динамичного развития страны.

Другой аспект цифровой экономики КНР связан с такой инициативой властей, как внедрение Системы социального кредита. Она должна быть запущена по всей стране к 2020 году, а пока (с 2014 года) отрабатывается в порядке эксперимента в ряде регионов Китая. Речь идёт о системе социальных рейтинговых оценок, которые должен получать каждый китайский гражданин. Партийно-государственное руководство КНР планирует организовать мониторинг поведения китайцев в самых разных сферах жизни и наладить централизованный сбор, хранение и обработку исходной информации. За «хорошее поведение» граждане будут получать баллы, за «плохое поведение» баллы будут вычитать. Власти интересует поведение подданных в общественно-партийной жизни, по месту работы и по месту проживания, также поведение в семье, за границей и т.п. Большое внимание будет уделяться тому, как ведет себя китайский гражданин в сфере рыночных отношений, что он покупает, на что (кроме товаров) тратит деньги, насколько аккуратно выполняет свои обязательства по взятым кредитам и т.д. В зависимости от получаемых оценок гражданин будет иметь поощрения или, наоборот, наказания. В сентябре 2016 года правительство КНР опубликовало уточнённый перечень санкций, которым будут подвергаться обладатели низких рейтингов: запрет на работу в госучреждениях; отказ в соцобеспечении; особо тщательный досмотр на таможне; запрет на занятие руководящих должностей в пищевой и фармацевтической промышленности; отказ в авиабилетах и спальном месте в ночных поездах; отказ в местах в люксовых гостиницах и ресторанах; запрет на обучение детей в дорогих частных школах.

На каждого гражданина будет заведено электронное досье. И значительная часть информации будет поступать в эти досье из сектора цифровой экономики. Правительство планирует интегрировать электронную базу данных Системы социального кредита с цифровыми сетями китайской экономики. Создать Систему социального кредита правительству помогают 8 частных компаний, среди которых числится и Alibaba. Через её торговую площадку проходит около 400 млн. клиентов в месяц. Alibaba использует собственную систему рейтинга Sesame Credit, при этом принципы оценки и стимулирования клиентов в рамках Sesame Credit в целом совпадают с официальными подходами к Системе социального кредита. В частности, высокий рейтинг Sesame Credit позволяет клиентам арендовать автомобили и велосипеды без залога, попадать ко врачу без очереди, получать кредиты под меньший процент и т.п.

Некоторые эксперты полагают, что в Китае в течение ближайшего десятилетия может быть создан единый государственно-корпоративный «электронный колпак», под которым окажется полтора миллиарда человек.

http://www.fondsk.ru/news/2017/02/22/kitay-ocifrovannyj-43590.html

популярный интернет

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели