Можно смело утверждать, что Джон Кеннет Гэлбрейт входит в десятку самых известных американских, а может быть, и всех западных экономистов ХХ века. Наш герой прожил длинную жизнь, умер он в 2006 году в возрасте 97 лет. Его влияние на экономическую мысль Америки и всего мира было весьма ощутимым во второй половине прошлого столетия. И хотя в конце прошлого – начале нынешнего веков он оказался несколько в тени из-за радикального изменения политического и экономического курса Америки, ренессанс идей Джона Гэлбрейта еще может наступить.

КатасоновОт «Американского капитализма» к «Невинному обману»

Гэлбрейта неплохо знали даже в Советском Союзе. Во-первых, ему уделяли внимание в курсах политической экономии капитализма в разделе «Критика буржуазных теорий». Во-вторых, наиболее пытливые могли познакомиться не только с критикой экономических воззрений американского экономиста, но и с некоторыми его работами. В издательстве «Прогресс» были выпущены переводы следующих книг Гэлбрейта (в скобках – годы первого издания в США и в СССР): «Новое индустриальное общество» (1967/1969); «Экономическая теория и цели общества» (1973/1976); «Жизнь в наше время. Воспоминания» (1981/1986). Первую из этих книг я читал, еще будучи студентом. Кроме того, на излете Советского Союза издательством «Прогресс» была выпущена совместная книга Джона Гэлбрейта и известного советского экономиста Станислава Меньшикова «Капитализм, социализм, сосуществование» (1988).

В наше время почти все работы американского экономиста уже переведены на русский язык. Кроме вышеупомянутых, это следующие работы (в скобках – год первого издания в США): «Американский капитализм» (1952); «Великий крах 1929 года» (1954); «Общество изобилия» (1958); «Деньги: откуда они приходят, куда уходят» (1975); «Культура сдерживания» (1992). Наконец, незадолго до смерти, в 2004 году, Гэлбрейтом была написана совсем небольшая, но очень значимая книжечка, которая по-английски называется «The Economics of Innocent Fraud: Truth for Our Time». В 2009 году она была издана на русском языке под названием «Экономика невинного обмана» в издательстве «Европа». С моей точки зрения, эта книжечка (несмотря на ее скромный объем – меньше сотни страниц) – самое сильное произведение американского экономиста. Интересующимся творчеством Гэлбрейта не обязательно читать все, им написанное. Достаточно внимательно ознакомиться с «Экономикой невинного обмана» – это итог, квинтэссенция его размышлений на протяжении всей жизни.

Кеннеди, Клинтон, Гэлбрейт

Как экономист Джон Гэлбрейт интересен в нескольких аспектах. Во-первых, в отличие от многих других американских экономистов, имевших и имеющих высокие рейтинги, наш герой не был чисто кабинетным ученым или университетским профессором. Как, например, Пол Самуэльсон (1915-2009), основатель школы «неоклассического синтеза», лауреат премии по экономике им. Альфреда Нобеля (1970), автор знаменитого учебника по экономике «Economics: An Introductory Analysis». Впервые учебник был издан в США еще в 1948 году; с тех пор выдержал несчетное количество изданий в самой Америке, а также был переведен на 40 языков.

Гэлбрейт значительную часть своей жизни посвятил научной и преподавательской работе. Преподавал в Калифорнийском, Гарвардском и Принстонском университетах. В 1972 году стал президентом Американской экономической ассоциации – объединения ученых-экономистов. Но при этом Гэлбрейт имел опыт и государственной службы. Уже до войны (после окончания Калифорнийского университета в Беркли) он начал работать в министерстве сельского хозяйства. В 1941 году переходит на работу в Комитет по ценам в качестве заместителя главы ведомства. В указанном комитете Гэлбрейт трудился до окончания войны.

После войны некоторое время был главой Бюро обеспечения экономической безопасности в государственном департаменте США. Дополнительный опыт государственной службы Гэлбрейт получил на посту посла США в Индии в 1961-1963 гг. Уже не приходится говорить, что Гэлбрейт был советником американских президентов Джона Кеннеди и Билла Клинтона.

Во-вторых, Джон Гэлбрейт всегда находился в некоторой оппозиции по отношению к официальным экономическим взглядам, царившим в Америке. Образно выражаясь, он не вполне вписывался в общепринятую идеологию, называемую mainstream. С одной стороны, Гэлбрейт не был маргиналом, он принадлежал к официальной корпорации «профессиональных экономистов», даже занимал влиятельные позиции внутри этой корпорации (например, пост президента Американской экономической ассоциации). С другой стороны, он постоянно критиковал многих своих коллег по цеху. Биографы называли его «экономистом, держащим зеркало перед обществом». В отличие от Гэлбрейта, многие экономисты США в своих работах сильно искажали реалии американской (и мировой) действительности, предлагали читателям свои «кривые зеркала». Гэлбрейту всю жизнь приходилось балансировать, идти по лезвию бритвы.

С одной стороны, критиковать реалии американской экономической жизни; с другой — демонстрировать свою лояльность к той стране, которая дала ему гражданство (напомню, что Гэлбрейт родился в Канаде и изначально был гражданином этой страны; американское гражданство он получил лишь в 1937 году). Гэлбрейта можно назвать «внутренним оппозиционером», который точно знал пределы допустимой критики.

Имея живой ум и острый язык, он время от времени наносил болезненные уколы своим интеллектуальным оппонентам. Так, в стенах корпорации «профессиональных экономистов» ему постоянно приходилось соприкасаться с Милтоном Фридманом. Есть даже фотографии, где двухметровый Гэлбрейт стоит рядом с коротышкой Фридманом. Оба улыбаются. Но при этом их взгляды на экономику и экономическую политику государства были, мягко сказать, разными (точнее – даже полярными). И вот как изящно выразился Гэлбрейт в отношении своего коллеги по цеху:

Я большой друг Израиля. Страна, способная выдержать экономические советы Милтона Фридмана, может не опасаться всего лишь нескольких миллионов арабов.

Как мы знаем, Милтон Фридман был удостоен премии по экономике имени Альфреда Нобеля (в 1976 году). Все ждали, что такая премия вот-вот будет присуждена и Джону Гэлбрейту. Но наш герой премии так и не дождался. Примечательно, что известный американский экономист Василий Леонтьев, который был удостоен этой награды в 1973 году, как-то откровенно ответил на вопрос, получит ли ее Гэлбрейт: «Нет. Он же критикует буржуазные государства и ратует за демократический социализм». То есть Гэлбрейт был «свой» и «не свой» одновременно.

Впрочем, в последние два-три десятилетия жизни он, кажется, окончательно перестал быть «своим». Для этого были две основные причины. Во-первых, Гэлбрейт в силу своего возраста уже ушел со всех постов, а также оставил постоянную работу профессора в Гарварде (отдельные лекции в разных американских университетах он, тем не менее, читал до последнего года своей жизни). Соответственно, у нашего героя появилась внутренняя свобода.

Во-вторых, в 70-е годы прошлого века стал стремительно меняться мир. Если в первые послевоенные десятилетия идеи Гэлбрейта более или менее соответствовали политическому и экономическому курсу Америки и всего Запада, то уже с начала 80-х годов курс Америки и Запада изменил свой вектор, а Гэлбрейт с таким вектором был абсолютно не согласен. Поворотным моментом в Америке стал переход к политике «рейганомики», а в Англии – к «тэтчеризму». А во всем мире начинались процессы экономической и финансовой глобализации и экономической либерализации.

Веблен, Кейнс, Маркс

Что можно сказать о взглядах Гэлбрейта? В кратких словарях и энциклопедиях его относят к представителям «институционализма» – малопонятного для многих слова. Если говорить коротко, то это школа экономической теории, изучающая эволюцию социальных институтов, таких как традиции, мораль, право, семья, общественные объединения, государство и др., и их влияние на формирование экономического поведения людей. Основоположником институционализма считается американский экономист и социолог Торстейн Веблен (1857-1929). И наш герой еще в молодости увлекся его идеями, особенно книгой «Теория праздного класса» (1899).

Основная идея книги Веблена состоит в следующем: в рыночной экономике, развитие которой, как принято считать, определяют потребители, последние подвергаются всевозможным видам общественного и психологического давления, вынуждающим их принимать неразумные решения. Впервые столь радикально был поставлен под сомнение догмат, что рынок действует как автомат в интересах всего общества. Чувствуется, что Веблен находился под влиянием Карла Маркса, он заимствовал у последнего многие положения, связанные с критикой капитализма.

Веблен был против «плутократии капитализма», но при этом еще больше боялся «диктатуры пролетариата». Веблен полагал, что противоречия капитализма и несовершенства рынка смогут преодолеть технократы. Образно выражаясь, на смену «плутократическому капитализму» должна прийти не «диктатура пролетариата», а «диктатура технократов» – инженеров, техников, управляющих. Гэлбрейт признает в своих воспоминаниях:

Влияние Веблена продолжалось очень долго. Хотелось, чтобы и одна из моих работ вызвала раздражение у тех людей, которые удобно устроились на высоких тепленьких должностях. Только потом я стал понимать, что эти люди вообще редко что-либо читают.

Еще большее впечатление на молодого Гэлбрейта оказал известный английский экономист Дж.М. Кейнс (1883-1946), чьи идеи были воплощены в жизнь в виде «нового курса» американского президента Франклина Рузвельта. В 1937 году, вскоре после выхода в свет главного творения англичанина – «Общей теории занятости, процента и денег», Гэлбрейту удалось получить в Совете по исследованиям в области социальных наук (детище Рокфеллеров) стипендию для годового обучения в Великобритании в Кембриджском университете. Там ему посчастливилось слушать лекции самого Кейнса. Некоторое время наш герой даже сам называл себя кейнсианцем. При этом идеи Кейнса, по его мнению, не противоречили вебленовским, а удачно их дополняли.

И, наконец, нельзя не признать, что Гэлбрейт всегда интересовался трудами Карла Маркса (1818-1883). Хотя бы потому, что ими интересовался его кумир Веблен. Гэлбрейт всегда подчеркивал, что его не следует относить к марксистам. Но знать Маркса, по его мнению, следует каждому грамотному экономисту. Гэлбрейт обращал внимание на способность Маркса чувствовать и понимать тенденции развития капиталистической экономики.

Американский экономист пишет, что «никто, кроме Маркса, не предвидел, что экономика гигантских корпораций станет сутью экономической системы». Правда, о перерастании капитализма свободной конкуренции в монополистический капитализм (капитализм гигантских корпораций) лучше Маркса писал В. Ленин в своей работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» (1916). Но никаких признаков увлечения Гэлбрейта экономическими идеями Ленина не обнаружено. Я выше упомянул совместную книгу Дж. Гэлбрейта и С. Меньшикова «Капитализм, социализм, сосуществование». В ней Гэлбрейт замечает:

Я считаю Маркса слишком крупной фигурой, чтобы целиком отдавать его вам, социалистам и коммунистам.

Все это давало и дает повод многим биографам и исследователям творчества Джона Гэлбрейта называть его «скрытым социалистом». Сам себя наш герой таковым не считал. Вместе с тем он был сторонником теории так называемой конвергенции. Гэлбрейт исходил из того, что и капитализм, и социализм пребывают в состоянии непрерывной эволюции и что в результате этой эволюции происходит все большее сближение двух социально-экономических моделей. В конце концов должна возникнуть единая модель с условным названием «новое индустриальное государство».

Несостоявшийся посол

Я уже отмечал, что при президенте Джоне Кеннеди Гэлбрейт был его советником. Это было временем наибольшего влияния нашего героя на внутреннюю и внешнюю политику Америки. Так случилось, что еще в молодые годы Гэлбрейт преподавал в Гарварде, среди его учеников был будущий глава государства Джон Кеннеди. Придя в Белый дом, он вспомнил о своем преподавателе: помимо поста президентского советника Гэлбрейт еще получил портфель посла в Индии. Судя по некоторым воспоминаниям, Кеннеди планировал сделать Гэлбрейта американским послом в Советском Союзе.

Замысел был примерно следующим: наш герой должен был тесно общаться в СССР с первыми лицами государства и коммунистической партии для того, чтобы давать им советы по построению «нового индустриального государства». На этой почве, по мнению Джона Кеннеди, могла произойти мирная конвергенция двух противоборствующих систем (на самом деле многие американские политики под «конвергенцией» понимали «мягкое», постепенное поглощение нашей страны Америкой). Говорят, что Гэлбрейт не горел желанием ехать в Советский Союз с такой миссией и два раза отклонял предложение президента США. В конце 1963 года должна была состояться еще одна встреча. Но ее не произошло — 22 ноября в Далласе Джон Кеннеди был убит.

Конечно, социалистом Гэлбрейт не стал. Но его последнюю книгу «Экономика невинного обмана» без натяжки можно назвать антикапиталистическим манифестом. Эта книга развенчивает почти все мифы, которые доминируют в официальной экономической науке. Среди них Гэлбрейт называет мифы о рыночном характере современной экономики, о независимости потребителя, о решающей роли потребителя в развитии экономики, о крупных корпорациях как воплощении экономической предприимчивости и двигателях «экономического прогресса», о валовом внутреннем продукте как якобы объективном показателе экономического прогресса, о «справедливости» доходов акционеров и вознаграждений менеджеров, об автономности государственного и частного секторов экономики, об избыточности государственного регулирования экономики и необходимости масштабного сворачивания государственного участия в экономике, о достаточности монетаристских инструментов для управления экономическими циклами, о способности корпораций прогнозировать экономическое будущее, о службе крупных корпораций исключительно интересам всего общества и т.п.

Это беспощадная книга. Автор не питает иллюзий относительно пресловутого малого бизнеса:

Владелец малого бизнеса, небольшое предприятие розничной торговли или сферы услуг, так же как и фермер, до сих пор преподносятся экономической наукой в качестве ключевого элемента. Однако эти субъекты являются частью системы, которая была классически описана в учебниках прошлых столетий; они не принадлежат современному миру, они лишь дань дорогой сердцу традиции.

Небольшого розничного торговца уже поджидает «Уолл-Март», семейную ферму – гигантские предприятия по выращиванию зерна и фруктов, а также современные крупные производители мяса. Уж они-то постараются, манипулируя ценами и снижая затраты, довести их до банкротства. Экономическое и социальное доминирование крупного бизнеса общепризнано. Малое предприятие ждут крах и забвение.

Также он сообщает собственникам предприятий, кто здесь на самом деле главный:

Убеждение, что вознаграждение менеджеров определяют акционеры или директора корпорации, – это фальшивый символ веры. Чтобы сохранить это убеждение, акционеров приглашают на ежегодные собрания, которые, ей-богу, напоминают религиозный обряд – торжественное мероприятие, на котором, за редким исключением, вы не услышите негативных высказываний. Все это напоминает мне службу в баптистской Церкви Завета. Безбожники, подстрекающие к действию, оставлены в стороне; положение менеджеров укрепляется. На любом крупном предприятии акционеры – собственники – и их якобы директора полностью подчинены менеджменту. И хотя и создается впечатление, что власть принадлежит собственникам, в реальности это не так. Этот обман принимается всеми.

Большая часть перечисленных и иных мифов сегодня присутствуют в учебниках по экономике – не только американских, но и российских. Все они пропитаны ядом экономического либерализма. Очень рекомендую нашим профессорам и студентам во избежание окончательного отравления и летального исхода выбросить такие учебники (это в общей сложности многие тысячи страниц) на помойку. А вместо этого предлагаю ознакомиться именно с «Экономикой невинного обмана». При тяжелых интеллектуальных интоксикациях – прекрасное очистительное средство!

популярный интернет


Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели