– Валентин Юрьевич, президент Франции Эммануэль Макрон в августе этого года заявил о том, что главным уроком Brexit является то, что он показал, что Европейский союз должен быть «более инновационным» и «двигаться вперёд, чтобы не разрушиться». С тех пор СМИ заполнены статьями о скором реформировании ЕС, о Европейском оборонительном союзе, европейской военной интеграции и европейском бюджете. «Самовыдвиженцами» на роль «гегемонов» и главных реформаторов ЕС выступили Франция и Германия. Макроном предложен принцип «разноскоростной Европы»: «Мы должны придумать Европу с несколькими форматами, чтобы идти дальше с теми, кто хочет идти вперёд, не препятствуя государствам, которые хотят, и это их право, идти не так быстро или не так далеко». Так что ждёт ЕС в ближайшем будущем, стоит ли ждать крупных перемен на европейской территории? 

Катасонов– Подобного рода волна, связанная с возможным реформированием Европейского союза, безусловно, была спровоцирована заявлениями и действиями Дональда Трампа. До этого Европа понимала своё место в мире, понимала, что она вассал Соединённых Штатов, которые, конечно, опекают своего вассала, обеспечивают ему ядерный зонтик, несут значительную часть расходов в рамках НАТО. А тут Трамп заявил о том, что больше не собирается особенно считаться с Европой. Фактически он хочет превратить её из вассала просто в послушного раба Соединённых Штатов. Скажем, последние события, связанные с Ираном, безусловно, унизительны для Европы и не могут не возмущать даже самых толерантных европейских политиков. Масла в огонь подливают и заявления Трампа по поводу того, что торговля с Европой несправедлива, что Вашингтону надо защищать свой внутренний рынок от европейских товаров. Конечно, пока это не торговая война, но некие намёки на возможность такой войны уже имеются. Наконец, заявления американского президента о том, что США не собираются дальше нести «непосильную ношу военных расходов» в рамках Североатлантический альянса, а Европа должна взять на себя часть ответственности за это. И так далее. В ответ президент Франции Франсуа Макрон и канцлер Германии Ангела Меркель стали заявлять о необходимости спасать единую Европу. Появился проект создания европейских вооружённых сил. Заговорили о том, что Европе нужен свой единый бюджет (формально у ЕС есть небольшой бюджет, но он составляет не более одного процента по отношению к валовому внутреннему продукту стран-членов ЕС). Вновь заговорили о создании полноценного общеевропейского министерства финансов, которое бы тесно сотрудничало с Европейским центральным банком. То есть заявлены очень серьёзные проекты, но насколько они смогут быть реализованы, трудно сказать. Сейчас Европейский союз в составе 28 стран-членов – это неподъёмное, неповоротливое, неэффективное образование. Все страны ЕС имеют равный голос, что затрудняет принятие решений по любому вопросу. Поэтому Франция и Германия решили, что спасать Европу будут они, эти два самых сильных государства, а остальные – в зависимости от того, как будут себя вести. Далеко не всем это нравится. Великобритания покидает ряды Европейского союза в результате Brexit. На подходе мы видим Польшу: сегодня поляки очень недовольны политикой Брюсселя, не исключено, что либо Польша сама примет решение о выходе из ЕС, либо её из него выгонят из-за крайне напряжённых отношений. Греция помалкивала, пока ей давали деньги, но в конце августа программа финансовой поддержки завершилась и можно ждать, что через некоторое время Греция опять начнёт о себе заявлять, как в 2016 году, когда эта страна оказалась на грани дефолта и многие там призывали покинуть Европейский союз и еврозону. На сегодняшний день относительно уровня долга в еврозоне на втором месте после Греции находится Италия: у Греции порядка 170 – 175% ВВП, у Италии – около 130%. Недавно Италия сверстала свой бюджет, который остаётся дефицитным и только способствует дальнейшему наращиванию суверенного долга страны. И если Грецию ещё как-то смогли вытягивать из долгового болота, то Италию из него Европа вытащить уже не сможет. Поэтому в Италии всё чаще задаются вопросом: а нужно ли ей оставаться в Европейском союзе и в еврозоне?

– Возможно, что скоро мы сможем наблюдать новый после Brexit развод по-европейски, то есть выход ряда стран из ЕС? Насколько этот процесс взаимовыгоден?

– Да, назревает такой развод. Видно, что даже формальное равенство в Европейском союзе, которое раньше так превозносилось его идеологами, сегодня не наблюдается. Париж и Берлин уже говорят о том, что решение в европейском доме должны принимать они, «ядро» ЕС, а остальные обязаны подчиниться. Поэтому, если Европейский союз и сохранится, то там произойдёт деление на страны первого, второго, а, возможно, и третьего сорта. Условно говоря, члены первого сорта – это Франция и Германия, члены второго сорта – европейские страны, типа Бельгии, Голландии или Дании, а члены третьего сорта – такие страны, как Греция и Италия. Они настолько уже погрязли в долгах, что их и спасать-то не стоит. Члены третьего сорта – кандидаты на вылет из Европейского союза и европейской зоны. Так что, судя по всему, демократия в ЕС уже заканчивается, а наступает время доминирования франко-германского альянса. Кстати говоря, что-то похожее в истории было. В 1952 году Париж и Бон заключали соглашение об оборонном союзе, потом к ним присоединились ещё Италия и страны Бенилюкс (всего шесть стран). Но из-за достаточно серьёзных разногласий это соглашение так и не было ратифицировано. Не исключаю, что подобное может повториться: в самый ответственный момент участники переговоров опять могут разбежаться в разные стороны.

– Если всё же будет создана европейская армия, каким способом это затронет интересы России?

– Можно спорить по поводу того, выгодна ли она России. Некоторые говорят, что это даже хорошо, потому что европейские вооружённые силы будут направлены против дяди Сэма, а не против России. А откуда мы знаем? Ведь в начале 1930-х годов, когда началась ремилитаризация Германии, когда в 1933 году Гитлер пришёл к власти, некоторые тоже говорили, что в общем-то, ничего страшного нет. А уже где-то во второй половине 30-х стало понятно, что немецкая военная машина запрограммирована на Дранг нах остен – движение на Восток, на Советский Союз. Но думаю, что всё-таки в ближайшей перспективе такой единой европейской армии не получится создать.

– Громко заявленные европейские проекты обречены на провал?

– Европейский союз дышит на ладан. Ни Меркель, ни Макрон из этой ситуации вырулить вряд ли сумеют, потому что они не могут договориться по даже гораздо более простым вопросам. Например, история с системой SWIFT, которая находится в бельгийской юрисдикции. Бельгия – член Европейского союза, но, когда Вашингтон приказал отключить Иран от международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей, европейцы показали полную свою беспомощность, хотя именно они должны принимать решения последней инстанции. Пытаясь сохранить лицо, министр иностранных дел ФРГ заявил о том, что будет создана SWIFT-2, но ни одна из стран ЕС не решилась взять на себя ответственность и зарегистрировать новую систему на своей территории – все испугались. И на этом всё закончилось. Поэтому я не очень высокого мнения относительно европейской солидарности.

– Вы допускаете, что в Европе появится сильный национально ориентированный лидер, который всё-таки сможет пойти вопреки складывающимся обстоятельствам?

– Консерваторы там, конечно, усилили своё влияние. Хотя почему-то сейчас ничего не слышно о Марин Ле Пен. В Италии точно произошло поправение в настроении избирателей и укрепилось желание восстановить национальный дух страны. Италия точно могла бы быть нашим союзником. По крайней мере я встречался с некоторыми представителями новой власти, они настроены в целом пророссийски, а также очень жёстко настроены на выход из Европейского союза (прежде всего это представители Северной лиги), и даже более радикальны, чем «Движение пяти звёзд». Этим летом я общался и с немцами, и они тоже заряжены, мягко выражаясь, антиамерикански. Но имя конкретного лидера пока неизвестно.

– В воздухе просто витает, что на европейской территории уже начались мощные тектонических сдвиги. Но разве Америке менее невыгодно положение, когда страны ЕС собраны в один пучок, нежели разброд и шатание по всей Европе, когда с каждым государством нужно будет договариваться отдельно?

– Тектонические сдвиги, безусловно, идут, они видны и даже слышны: слышно, как Европейский союз трещит по швам. Это не влечёт за собой никакого спокойствия. Наоборот, начнётся обострение отношений между отдельными странами, которые выпали из ЕС. Что касается Соединённых Штатов, Трамп открыто сказал, что его интересует только Америка, а не весь мир. Здесь американский президент достаточно последователен, он антиглобалист. Да, ему, конечно, хотелось бы, чтобы Европа оставалась вассалом, но объективно он делает всё с точностью наоборот. Поэтому Европа потихоньку эмансипируется от Соединённых Штатов и пытается обозначить направления возможного реформирования Европейского союза: создание европейской армии и европейского минфина с серьёзным бюджетом. И ещё одно важное направление, которое и Макрон, и Меркель время от времени вспоминают, это создание единой европейской банковской системы, которое началось в 2014 году, и процесс ещё не завершился. Каковы будут итоги реформирования ЕС, только время покажет, но пока на фоне многообещающей риторики конкретные дела прослеживаются очень слабо.

популярный интернет

Еще по теме

Архив

Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели