Уже несколько десятилетий я как экономист и американист слежу за экономической мыслью в США. Увы, «генеральная линия» «Вашингтонского обкома партии» («мейнстрим») почти полностью уничтожила честную и глубокую экономическую мысль в Америке. Такой «генеральной линией» является экономический либерализм, который убивает не только экономическую мысль, но и саму экономику, и, в конце концов, человека. Конечно, и в Америке есть исключения, есть экономические оппозиционеры и «диссиденты». Один из них — Майкл Хадсон (Michael Hudson).

Наш герой — американец во многих поколениях. Он родился в 1939 году в Миннеаполисе. Сначала получил высшее образование в Университете Чикаго (по двум специальностям: филология и история), затем в 1961 году поступил на экономический факультет Нью-Йоркского университета. Майкла весьма заинтересовали проблемы экономических отношений, связанные с кредитом, образованием долга, способами и методами его погашения, социальными и политическими аспектами долговой зависимости. Чтобы лучше понять тонкости этих проблем, Майкл, ещё обучаясь в Нью-Йоркском университете, начал работать в обычном коммерческом банке. В 1964 году пришёл на работу в крупнейший американский банк Chase Manhattan Bank в исследовательское подразделение, где занимался изучением платёжных балансов стран, с которыми банк работал в качестве кредитора. Работа с платёжными балансами разных стран также помогла ему разобраться в проблемах нелегального движения капитала и выявлять те «гавани», где такой капитал оседал (фактически — офшоры, хотя тогда это слово почти не использовалось).

В 1968 году Хадсон перешёл на работу в Arthur Andersen, одну из крупнейших в мире аудиторских компаний. Там он занимался не только оценкой финансовой и экономической деятельности отдельных фирм, но также анализом финансовых потоков во всей американской экономике и, что особенно важно, за её пределами. Фактически он опять выходил на проблемы платёжных балансов, международного движения капитала, международных кредитов, внешнего долга, офшорных юрисдикций и т. п. Можно сказать, что работа Хадсона в разных банках и компаниях была для него своеобразной стажировкой. Он на деле узнавал о многих тонкостях экономики, о которых ничего не говорили в университетах. Позднее Майкл Хадсон даже пришёл к заключению, что из университетских программ экономического обучения выпадали целые блоки реальных проблем мировой экономики и международных финансов.

Хадсон продемонстрировал явное тяготение к исследовательской работе. В 1968 году он защитил докторскую диссертацию. Она была посвящена экономической истории Америки XIX века и анализу взглядов на эту историю тех экономистов и историков, которые не вписывались в «мейнстрим» (официальную идеологию Вашингтона, которая доводилась до студентов через университетские программы). В 1975 году Хадсону удалось опубликовать свою диссертацию в виде книги под названием «Economics and Technology in XIX Century American Thought: The Neglected American Economists» («Экономика и технология в американской мысли XIX века: отвергнутые американские экономисты»). Книга несколько раз переиздавалась (последнее издание — в 2015 году). Хадсона, как видим, уже в молодые годы интересовали «отвергнутые» экономисты. Видимо, и он внутренне был уже готов к тому, чтобы быть отвергнутым. Истина его волновала больше, чем слава.

Работая в компании Arthur Andersen, Майкл Хадсон стал ведущим американским специалистом в области платёжных балансов. Свои изыскания в этой области Хадсон изложил в стостраничной работе «A financial payments-flow analysis of U. S. International transactions, 1960–1968» («Финансовый анализ платёжных балансов в международных операциях США 1960-1968 гг.»). Пришла известность; Майкла как главного эксперта по платёжным балансам стали приглашать на чтение курсов в университеты и школы бизнеса. Основной его площадкой стала Новая школа в Нью-Йорке, где он преподавал три года.

Наверное, переломным событием в жизни Хадсона стал выход в 1972 году его книги «Super imperialism: the origin and fundamentals of U. S. world dominance» («Сверхимпериализм: происхождение и основы доминирования США в мире»). Это было фундаментальное осмысление американской экономики, которое выходило далеко за рамки прикладных исследований, а выводы не ограничивались традиционными рекомендациями частичных реформ и улучшений. Вывод был оглушительный: американская модель экономики программирует движение страны к пропасти. При этом до своей гибели Америка может отправить в эту пропасть многие страны мира. Американская модель экономики, по Хадсону, не просто капитализм. Конечно, в 70‑е годы прошлого века в учебниках и академической литературе уже старались избегать этого слова. Но некоторые авторы продолжали использовать термин «капитализм», настаивая на том, что эта модель — лучшая из существующих и существовавших в мире. Хадсон назвал американскую модель «паразитической» в чистом виде. Для доказательства этого тезиса Хадсон не просто манипулировал словами и ссылками на классиков мировой экономической и социологической мысли, он эти ссылки подкреплял конкретными расчётами.

Благо, Хадсон прекрасно знал платёжные балансы и статистику. Все цифры показывали, что Америка — паразит, питающийся за счёт соков десятков других стран, ставших де-факто её колониальными придатками. Примечательно, что работа писалась в самом начале 70‑х годов прошлого века. Было очевидно, что мировая валютно-финансовая система, созданная в 1944 году в Бреттон-Вудсе, уже агонизирует.

В 1972 году золотодолларовый стандарт уже не работал. Хадсон хорошо чувствовал, куда дует ветер. А именно — в сторону легализации бумажного (не обеспеченного золотом) доллара. Хадсон оказался прав: в 1976 году на Ямайской международной валютно-финансовой конференции доллар был отвязан от золота, но при этом сохранил статус мировой валюты. Хадсон прекрасно понимал, что доллар США превращается в чисто долговую расписку, ничем не обеспеченную. Америка начнёт стремительно хиреть, потому что американскую экономику будет уничтожать «печатный станок» Федерального резерва, все виды задолженности начнут расти. Остальные страны мира также будут экономически деградировать, осуществляя фактически бесплатное снабжение Америки всем необходимым. Нормальные воспроизводственные процессы там будут нарушены.

В древнем Риме существовал империализм (Римская империя), этот империализм в конечном счёте погубил Рим. Современная Америка начала формировать сверхимпериализм, который, как предсказывал наш герой, погубит и её саму, и всех остальных.

«От Греции и Рима до современного мира движущей силой перехода от демократии к олигархии стала борьба кредиторов с должниками. От Соединённых Штатов до Европы кредиторы захватывают правительственные учреждения, чтобы контролировать государственную политику и налоговую систему, подрывать права должников, приватизировать государственную собственность в своих руках и навязывать современный эквивалент долгового крепостного права… Президенты США и зарубежные премьер-министры теперь оставляют выработку политики аппаратчикам, назначаемым основными спонсорами их выборных кампаний. Номинальные главы государств используют свой пост в качестве «кафедры проповедника» для пропаганды неолиберальной экономической идеологии на службе финансовых элит. Общая тактика проталкивания «реформ», направленных против трудящихся (следует называть их контрреформами), — обвинять в дефиците бюджета США и Европы стареющее население и удорожание медицинской помощи и социальных программ, выгодных семьям с низкими доходами. Но только не финансовое меньшинство, богатеющее благодаря перекладыванию налогового бремени на рабочую силу, что вызывает жёсткую экономию, ведущую к снижению налоговых поступлений и к ещё более глубокому бюджетному дефициту. Вина возлагается на жертв, а не на их финансовых палачей».

(Из книги Майкла Хадсона «Убийство Хозяина. Как финансовые паразиты и долговое рабство уничтожают мировую экономику»)

Хадсон предвидел, между прочим, что в какой-то момент времени доверие к бумажному доллару исчезнет, и Вашингтону придётся прибегать к силовому обеспечению американской валюты. Когда Хадсон писал «Сверхимпериализм», Америка вела войну во Вьетнаме. Хадсон предвидел, что могут настать времена, когда у Вашингтона на планете будет одновременно десять таких войн, и выиграть их он не сумеет. Сегодня мы всё это наблюдаем воочию.

Выход «Сверхимпериализма» вызвал бешеную реакцию во многих кругах Америки: политических, деловых, академических. В любом случае, книгу не удалось замолчать. Почти все ведущие американские СМИ (Business Week, The Nation, U. S. News & World Report, The Washington Post), также многие академические журналы, удостоили книгу ругательными рецензиями и комментариями. Например, рецензия Кеннета Боулдинга («раскрученного» в Америке экономиста и тогдашнего президента Американской экономической ассоциации) на книгу Хадсона была названа «Дьявольская теория экономической истории». А другой «раскрученный» американский экономист, профессор Раймонд Майкселл, свою рецензию озаглавил так: «Искажённый взгляд на экономическую историю». Уже тогда Хадсон от своих коллег по «цеху» получил такие клейма, как «марксист», «агент Кремля», «параноик», «скрытый коммунист», «алармист» и т. п.

Эти нападки не выбили Хадсона из седла. Он продолжал изучение вопросов, начатых в «Сверхимпериализме». В 1977 году вышла его книга «Великий перелом: новый международный экономический порядок» (Global fracture: the new international economic order). В ней он писал о холодной войне, о разделении мира на противостоящие лагери, о роли военной силы в экономическом развитии страны и т. п. Примечательно, что, несмотря на возникшие в Вашингтоне подозрения в отношении лояльности Майкла Хадсона, он оставался востребованным со стороны практических организаций, которым нужен был профессионал в области финансовой статистики, финансовых расчётов и платёжных балансов. С 1973 года он работал в «мозговом центре» при Гудзоновском институте, а с 1979 года — в одной из исследовательских структур при Организации Объединённых Наций.

Майкл Хадсон — очень разносторонний специалист. Где он только ни трудился в последние десятилетия прошлого века. Видимо, необходимость «хлеба насущного» заставляла его работать в качестве финансового консультанта в разных бизнес-структурах. В частности, в 1989 году он стал сотрудничать с фондом Scudder, Stevens and Clark, занимавшимся инвестициями в государственные облигации. Между прочим, в следующем же году фонд занял второе место в рейтинге лучших инвестиционных фондов в мире. Наверное, в этом есть также заслуга Хадсона.

Но, судя по всему, бизнес не очень интересовал нашего героя. Он по-прежнему оставался исследователем, который привык докапываться до корней любой проблемы. В нём проснулся историк (напомню, что это первая его специальность по университетскому образованию). Продолжая размышлять о проблемах кредита, долга и долговой экономики в Новое время, Хадсон попытался выяснить, когда с этими проблемами человечество столкнулось впервые. Оказалось, что очень давно, — ещё в Древнем Риме, Греции, Вавилоне и Шумере. Он узнал, что первыми банками были языческие храмы, а частная ростовщическая деятельность в ранние эпохи была вообще запрещена, что за частное ростовщичество людей строго наказывали (вплоть до смертной казни), что жрецы и властители очень внимательно следили за тем, чтобы долги не накапливались, что были специальные правила и процедуры списания и полной ликвидации долгов и т. п. Большой интерес у Хадсона вызвали ветхозаветные правила юбилейных годов, которые предусматривали периодические списания долгов, возвращение заложенных земель и освобождение людей из долгового рабства. Занимаясь этими вопросами древней истории, Хадсон стал научным сотрудником Музея археологии и этнологии Пибоди при Гарвардском университете. Через некоторое время Хадсон основал в Гарварде Институт по изучению становления долгосрочных экономических тенденций. Позднее он стал основателем ISCANEE (Международная конференция по изучению экономики древнего Ближнего Востока), которая стала проводить интересные встречи. Формально тематика была исторической, но выводы, которые рождались в недрах ISCANEE, были крайне актуальными. Эта организация, опираясь на уроки далёкого прошлого, пыталась предупреждать лидеров Америки и других стран об опасностях долговой модели экономики.

В середине 90‑х годов прошлого века Хадсон стал профессором экономики Университета Миссури в Канзас-Сити и научным сотрудником Экономического института Леви при Бард-колледже. Кстати, в совет директоров института входит известный американский экономист, лауреат Нобелевской премии Джозеф Стиглиц. Он тоже подвергал и продолжает подвергать критике существующую в Америке «экономическую науку», называя её опасной пропагандой «хозяев денег».

В начале нынешнего века Майкл Хадсон стал активно выступать в прессе с предупреждениями о надвигающемся кризисе. Когда разразился финансовый кризис 2007–2009 годов, многие вспомнили о предостережениях Хадсона. Он попал в списки «экономических пророков», умеющих предсказывать кризисы. Хадсон скромно реагировал на подобную «славу» и говорил: «Для таких предсказаний нужен просто-напросто здравый ум». Увы, американские СМИ и американская система образования находятся под жёстким контролем «хозяев денег» и занимаются «промывкой мозгов». Для того, чтобы остановить дальнейшее сползание Америки к пропасти, народу надо вернуть здравый смысл. Для чего, в свою очередь, необходимо остановить машину по «промывке мозгов».

«Самые богатые — «Один Процент» — отказавшись от налогов и правил, введённых за последние два столетия, присвоили почти весь прирост доходов после краха 2008 года. «Однопроцентщики», держа остальную часть общества в долгах, использовали своё богатство и требования кредиторов, чтобы получить контроль над избирательным процессом и правительствами, поддерживая законодателей, которые не облагают их налогами, а также судей или судебные системы, которые воздерживаются от их судебного преследования. Аналитические центры и бизнес-школы, вопреки логике, которая убедила общество в необходимости регулирования и налогообложения рантье в первую очередь, отдают предпочтение экономистам, которые изображают доходы рантье как вклад в экономику, а не её потери…

Биологическая природа даёт полезную аналогию с идеологическими уловками банковского сектора. Инструментарий паразита включает ферменты, изменяющие поведение так, чтобы заставить хозяина защищать и питать его. Финансовые злоумышленники, вторгающиеся в принимающую экономику хозяина, используют «мусорную» лжеэкономику для логического обоснования паразитизма рантье. Утверждается, что он якобы вносит свой продуктивный вклад, как будто опухоль, которую они создают, является частью собственного тела хозяина, а не наростом, живущим за счёт экономики хозяина. Изображается гармония интересов между финансами и промышленностью, Уолл-стрит и Мэйн-стрит (американской глубинкой. — Прим. перев.) и даже между кредиторами и должниками, монополистами и их клиентами. Нигде в счетах национального дохода и продукта NIPA нет категории незаработанного дохода или эксплуатации.

Классическая концепция экономической ренты была подвергнута цензуре, когда финансы, недвижимость и монополии были названы «отраслями промышленности». В результате около половины того, что средства массовой информации называют «промышленными прибылями», — это ренты сектора FIRE, то есть ренты финансов, страхования и недвижимости, а большая часть оставшихся «прибылей» — это монопольные ренты за патенты (главным образом, в фармацевтике и информационных технологиях), а также другие законные преимущественные права. Ренты объединяются с прибылью. Это терминология финансовых захватчиков и рантье, стремящихся избавиться от языка и концепции Адама Смита, Давида Рикардо и их современников, считавших ренты паразитическим явлением…

Банки становятся центральными планирующими органами экономики, и их план состоит в том, чтобы промышленность и рабочая сила служили финансам, а не наоборот… В этом обмане теряется из виду то, что финансовый способ создания богатства раздувает финансового паразита, что противоречит классической цели повышения производительности труда при более высоком уровне жизни… Любой кризис развития считается естественным результатом действия сил свободного рынка, так что нет необходимости регулировать деятельность рантье и облагать их налогами. Долг не рассматривается как навязываемый, а лишь полезный, не захватнический и преобразующий структуру институционной политики в экономике».

(Из книги Майкла Хадсона «Убийство Хозяина. Как финансовые паразиты и долговое рабство уничтожают мировую экономику»)

Майкл Хадсон очень внимательно следит за сегодняшними событиями в мире. В частности, за нынешними войнами на Ближнем и Среднем Востоке. Расценивает их как агонию американского империализма. Следит также за Китаем, Россией, Украиной, Кореей. Как и другой известный американский экономист Пол Робертс (кстати, один из идеологов «рейганомики»), симпатизирует нашей стране. Хадсон бывал в России. Конечно, его зоркий глаз приметил большое количество негатива в нашей жизни (не только в бытовой части, но также в политике, экономике, культуре и образовании). Об этом можно прочитать в его критических статьях, но критика носит конструктивный характер. Образно выражаясь, если Америка находится в одном метре от пропасти, то Россия — в пяти. Поэтому Хадсон очень рассчитывает, что помощь человечеству может прийти именно от России. Свои размышления об Америке, России, мире он размещает в виде статей и комментариев на собственном сайте по адресу: http://michael-hudson.com. Там имеется немало советов и рекомендаций, адресованных нашим руководителям. Очень хотелось бы, чтобы Хадсона в России знали и читали. Но, увы, в большинстве российских учебников по экономике, финансам и истории экономических учений имя Хадсона даже не упоминается.

Книги Хадсона многократно издавались в Соединённых Штатах, переводились на иностранные языки (японский, китайский, испанский и др.). Кроме упомянутых выше («Сверхимпериализм» и «Великий перелом»), наиболее значимыми являются следующие (указывается год первого издания):

1. Канада в новом денежном порядке: заимствования, обесценение, реструктуризация (Canada in the new monetary order: borrow, devalue, restructure), 1978.

2. Торговля, развитие и иностранный долг: история теорий поляризации и конвергенции в международной экономике (Trade, development and foreign debt: a history of theories of polarisation and convergence in the international economy), 1992.

3. Утраченная традиция списания долга в Библии (The Lost Tradition of Biblical Debt Cancellations), 1993.

4. Приватизация в древних странах Ближнего Востока и в эпоху классической античности (Privatization in the Ancient Near East and Classical Antiquity), 1996.

5. Урбанизация и землевладение в древних странах Ближнего Востока (Urbanization and Land Ownership in the Ancient Near East), 1999.

6. Долг и экономическое возрождение в древних странах Ближнего Востока (Debt and economic renewal in the ancient Near East), 2002.

7. Создание экономического порядка: ведение документооборота, стандартизация и развитие отчётности в древних странах Ближнего Востока (Creating Economic Order: RecordKeeping, Standardization and the Development of Accounting in the Ancient Near East), 2004.

8. Пузырь и то, что за его пределами: фиктивный капитал, дефляция долга и глобальный кризис (The bubble and beyond: fictitious capital, debt deflation and the global crisis), 2012.

9. Убийство Хозяина. Как финансовые паразиты и долговое рабство уничтожают мировую экономику (Killing the host: how financial parasites and debt bondage destroy the global economy), 2015.

10. Финансы и война (Finance as Warfare), 2015.

11. Отсутствующее владение и его ущербность: критические очерки по творческому наследию Торстейна Веблена (Absentee Ownership and Its Discontents: Critical Essays on the Legacy of Thorstein Veblen), 2016.

Увы, ни одна из перечисленных книг до этого года на русский язык не переводилась и в России не издавалась. Случайность это или чьи-то попытки замалчивать одного из величайших экономистов нашего времени? Безусловно, появление любой из работ Хадсона на российском книжном рынке нанесёт сильнейший удар по идеологии экономического либерализма, которая навязывается России на протяжении трёх десятилетий постсоветской истории и с которой Хадсон ведёт непримиримую борьбу.

Предлагаемая уважаемому российскому читателю книга «Убийство Хозяина» — прорыв в этом заговоре молчания в России против Майкла Хадсона. Будем надеяться, что наша читательская аудитория с большим интересом примет данный труд американского экономиста и что за «Убийством Хозяина» последуют новые книги Хадсона на русском языке.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews