Управляемый хаос в мире – непременное условие монопольной позиции американского доллара.

– Валентин Юрьевич, президент США Дональд Трамп заявил о выходе США из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе и пообещал ввести экономические санкции «наивысшего уровня» против Ирана и «любой страны, которая помогает Ирану в его ядерных устремлениях». Можно ли сказать, что на фоне последовавших сразу после этого заявления совершенно неприличных авиаударов Израиля по Сирии и страусиной позиции России относительно действий Тель-Авива произошли колоссальные, тектонические изменения, которые не могут не затронуть политический и экономический уклад в мире? К каким последствиям всё это может привести?

Катасонов– Да, тут проблема действительно глобальная. Это, во-первых. Во-вторых, она военно-политическая, и только в третью или в четвёртую очередь – экономическая и финансовая.

После напряжённого десятилетнего переговорного процесса относительно ядерной программы Ирана в 2015 году было заключено политическое соглашение между Ираном и шестью странами: США, Россией, Китаем, Великобританией, Францией и Германией. Это было ещё при Бараке Обаме, который, кстати говоря, расценивал СВПД как одно из главных своих достижений за всё время нахождения в Белом Доме. Тегеран взял на себя обязательства воздержаться от создания ядерного оружия и заниматься только ядерной энергетикой, обогащением урана в мирных целях. С тех пор Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) неоднократно проверяло Иран и не находило с его стороны никаких нарушений этого соглашения. Появилась надежда на то, что в этом регионе возникнет некая стабилизация. Но Соединённым Штатам не нужна здесь стабильность, а, наоборот, нужен управляемый хаос, поскольку в целом хаос в мире является непременным условием сохранения монопольной позиции американского доллара. Потому что объективных экономических предпосылок для сохранения твёрдых позиций американской валюты нет: экономика слабая, зависимая от внешних заимствований. Американцы не любят в этом признаваться, но сумма суверенного долга США в размере 21 триллиона долларов говорит сама за себя. А если ещё учесть, что Федеральная резервная система собирается повысить ключевую ставку, то можно сказать, что Америка загоняет себя в угол. Сегодня спрос на казначейские бумаги Соединённых Штатов не так высок, как ожидали. А американцы думали, что по десятилетним казначейским бумагам процентная ставка пересекла символическую планку в три процента, а это очень неплохой процент сегодня в мире (выше, наверное, только у китайских казначейских бумаг). И, тем не менее, спрос на них пока вялый. И для того, чтобы доллар всё-таки держался на плаву, надо, чтобы существовали зоны нестабильности, лучше всего – чтобы весь мир был такой зоной нестабильности.

Иран – богатейшая, интереснейшая страна. Она имеет достаточно ёмкий внутренний рынок, большое население. Имеет богатейшие запасы нефти, занимает четвёртое место в мире по запасам чёрного золота и второе – по его добыче среди стран ОПЕК. Поэтому, как только соглашение по СВПД было подписано, многие компании из разных стран рванули в Иран для того, чтобы там застолбить свои позиции. Особенно в этом преуспели европейские компании – немецкие, французские, итальянские. Французы заключили выгодные контракты: Total – на $ 2 млрд (на разработку газового месторождения Южный Парс), Renault – на $780 млн (на производство автомобилей). Начались и инвестиционные проекты. Например, немецкий концерн Siemens заложил € 3 млрд на инфраструктурные инвестиции. Поэтому для европейских стран заявление Трампа о выходе из соглашения по СВПД было как гром среди ясного неба.

– В рамках защиты интересов европейских компаний, которые могут пострадать после выхода США из иранской ядерной сделки, Еврокомиссия 18 мая запустила на территории Евросоюза официальный процесс блокировки американских санкций в отношении Ирана. Такое сопротивление решениям США достаточно непривычно. Вы сами постоянно говорите о зависимости центральных банков от ФРС. Смогут ли европейцы продержаться и в конечном счёте не прогнуться перед Штатами?

– По крайней мере, заявления со стороны некоторых европейских чиновников были достаточно жёсткие. Ангела Меркель была более сдержана. Министр финансов Германии высказался скорее в пользу того, чтобы попробовать перезаключить соглашение с Ираном так, как это предлагает Вашингтон. Франция занимает наиболее твёрдую позицию. Конечно, это не Франция эпохи де Голля, при котором французы даже выходили из военной организации НАТО, и всё же крайне жёсткое заявление было сделано министром экономики и финансов Франции Ле Мэром. Он подчеркнул: «Кем мы хотим быть? Хотим быть вассалами, которые беспрекословно подчиняются решениям, принимаемым США? Или мы хотим, чтобы США стали   экономическим жандармом планеты? Мы, европейцы, со своими экономическими интересами, хотим продолжать торговые связи с Ираном в рамках стратегического соглашения и отказа Ирана от ядерного оружия». За последние годы я не слышал более жёстких слов со стороны не только руководства Франции, но и других европейских официальных лидеров, если, конечно, не брать в расчёт политиков, типа Марин Ле Пен, которые не были во власти (они порой высказывались и резче).

Великобритания, Франция и Германия отказались расторгнуть соглашение по СВПД.   Таким образом, сейчас складывается достаточно интересная ситуация. Шестистороннее соглашение не могло быть заключено без определённых процедур со стороны Европейского Союза, он дал на это согласие. Точно так же сейчас ЕС не даёт согласия на выход европейских стран из этого соглашения. В то же время такие политики Белого Дома, как советник по национальной безопасности Джон Болтон, госсекретарь США Майк Помпео, в меньшей степени министр финансов Стивен Мнучин, который отвечает за экономические санкции, пригрозили, что те страны, которые будут поддерживать экономические отношения в части, касающейся ядерных проектов, сами попадут под экономические санкции. Посмотрим, как дальше себя поведут европейские страны. Если всё же они прогнутся, то, думаю, в дальнейшем Европа будет точно плестись в хвосте у всех инициатив Вашингтона. Потому что слишком серьёзные экономические интересы Европы сейчас задействованы. Плюс к этому европейцы небезосновательно опасаются находящегося недалеко от них очага региональной войны, которая может очень серьёзно задеть Европу. Достаточно того, что ЕС уже принял несколько миллионов беженцев из Северной Африки, Ливии, Ирака, Сирии. И взрыв новых противоречий может выбросить в Европу миллионы новых беженцев. В то же время европейские лидеры, конечно, понимает бессмысленность сохранять соглашения по ядерным вопросам с Ираном, если из него вышли Соединённые Штаты. Ситуация какая-то очень невнятная и непредсказуемая.

Вы правильно отметили, что вся эта история высветила подленькую роль Израиля, потому что, конечно, не без согласования с Израилем Трамп принял решение о выходе из ядерной сделки с Ираном. В данном случае, Тель-Авив подзуживает Вашингтон для того, чтобы он мобилизовался и мобилизовал своих союзников в этом регионе – Саудовскую Аравию и Объединённые Арабские Эмираты. А Израиль – это не просто союзник, а в каком-то смысле поводырь и кукловод Вашингтона. Ситуация здесь складывается очень непростая. Поэтому удивительно было видеть премьер-министра Биньямина Нетаньяху 9 Мая на параде в Москве – в то время, когда военные эксперты уже говорили о том, что не сегодня-завтра Израиль может ударить по Сирии, причём ударить по тем позициям, где находятся в том числе и военнослужащие из Ирана. Так оно и произошло. И удивительно, что на параде не было руководителей или, по крайней мере, представителей Ирана, Турции.

– Здесь у нас очень подленькая позиция. Россия и Иран – геополитические союзники, однако мы ведём предательскую по отношению к нему политику. Спустя сутки после очередного массированного удара ВВС Израиля по объектам сирийской ПВО и опорным пунктам главного союзника сирийской армии – элитного спецподразделения Ирана КСИР «Аль-Кудс», помощник президента России по военно-техническому сотрудничеству Владимир Кожин заявил, что «мы не ведём никакие переговоры по поставке в Сирию комплексов С-300». Это подтвердил и пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, который сказал, что «передача Дамаску «трёхсоток» никогда и не анонсировалась». Видимо, для этого и приезжал Нетаньяху в Москву?

– Я, конечно, не знаю, о чём говорили Путин и Нетаньяху. Не хотелось бы верить, что премьер-министр Израиля мог уговорить Путина не поставлять систему С-300 в Иран. Но оценка России как непоследовательного союзника оправдана. Соединённые Штаты действуют сейчас очень напористо. Израиль бомбит Сирию, убивает десятки палестинцев. А мы практически на это не реагируем, даже каких-то официальных заявлений с осуждением американской и израильской агрессии не делаем.  Россия не возражает и по поводу того, что Соединённые Штаты ведут активные переговоры с Туркменией, и уже не за горами возможность создания американских военных баз на берегу Каспийского моря. Получается, что с одной стороны окружают нас, с другой стороны – нашего ближайшего союзника Иран, а мы – ни гу-гу! Думаю, что нынешний переворот в Армении – это проамериканский переворот. И потенциально Армения тоже может стать той базой, с которой будут наноситься удары по Ирану. Только слепой не видит всех этих американских закулисных телодвижений, и всё это на самом деле угрожает и Ирану, и России. Соединённые Штаты в любой момент могут, ссылаясь, как всегда, на никому неизвестный источник, заявить, что какая-то страна несёт угрозу миру, и подвергнуть страну-изгой наказанию. Что и произошло с Ираном. Но Иран отреагировал на американские угрозы достаточно спокойно: мол, сорок лет мы находились в условиях экономических санкций, сумеем пережить и эту, очередную волну санкций.

– Но дело в том, что Иран, сейчас воюет и в Йемене, и в Сирии. Этим он, конечно, истощает свои ресурсы. Тегеран уже дважды брал кредиты у России, и новые санкции усугубят положение экономики Ирана. Или всё-таки эта страна имеет запас прочности, позволяющий выкарабкаться даже из такой ситуации?

– Иран один раз уже удалось втянуть в затяжную войну – в войну с Ираком, которая длилась десять лет и обескровила экономики обеих стран. В течение той войны Иран тоже находится под санкциями, но выстоял. И сейчас чётко заявляет о своей позиции. В марте Иран отчитался о том, что страна полностью отказалась от американского доллара. Даже если это не совсем так, и доллар всё же используется, только не напрямую, а через каких-то посредников, – всё равно это позитивный пример, который мог бы заинтересовать и другие страны. Например, Турция исподволь тоже уже пытается эмансипироваться от доллара в пользу золота.

– Валентин Юрьевич, если подытожить, какие процессы запустило провокационное заявление Трампа: это обострение на Ближнем Востоке, это охлаждение отношений Европы и Соединённых Штатов…

– Плюс к этому ещё и обострение противоречий в самой Европе.

– Далее: страны Ближнего Востока заявляют о желании создать свою ядерную бомбу. Та же Турция претендует на эту роль. То есть выход США из СВПД наносит удар по режиму нераспространения ядерного оружия. Также эксперты прогнозируют рост цен на нефть. Вы согласны с этими выводами?

– Конечно, гонка вооружений, в том числе и ядерных, будет разгоняться. Что касается цены на нефть, то она может дойти до ста долларов за баррель. Но тут всё очень неопределённо. Зависит от того, насколько этот конфликт выйдет за рамки двухсторонних отношений Израиль – Иран. Если он захватит весь Ближний и Средний Восток, то цена на нефть может установиться и больше ста долларов, и надолго. В этот процесс могут оказаться втянутыми Саудовская Аравия и другие крупные производители чёрного золота – Кувейт, Арабские Объединённые Эмираты, Ирак. Вашингтону в каком-то смысле это на руку, потому что Штаты сейчас возобновили разработки сланцевого топлива. А для его удачного сбыта нужны высокие цены на нефть.

Но всё же, думаю, не это главное. Иран уже предупредил, что он может жахнуть по Израилю так, что от того мало что останется. Я не военный специалист, но мне кажется, что сейчас на первый план выступает на 99% военная тема и политическая, и только на 1% –экономическая.

– Но за любой войной стоят экономические цели. Разве не так?

– Так было раньше: политика и власть в высших эшелонах всегда были выше денег. Сейчас мир входит в совершенно другую фазу, когда «хозяева денег» считают, что они уже практически контролируют весь мир, за исключением Ирана, Северной Кореи и Кубы. А если это так, то инструмент, с помощью которого они захватывали контроль, – деньги – не очень-то уже и нужны. То есть экономика отходит на второй план. Из этого они и исходят. Когда меня спрашивают: а сколько может быть вариантов международной валютно-финансовой системы? – я отвечаю: вариант один. «Хозяева денег» не хотят менять лошадей на переправе. До финиша осталось чуть-чуть, поэтому они будут выжимать всё, что возможно, из Федеральной резервной системы. Никакие другие варианты мировой валютно-финансовой системы они сейчас не рассматривают всерьёз. Если мир протянет ещё тридцать-сорок лет, тогда доллар рухнет однозначно. Но если «хозяева денег» в своих планах сумеют уложиться в несколько лет, тогда им уже не нужен будет ни доллар, ни золото, ни какая-либо наднациональная валюта. Наступит мировая власть – то, что описано в «Апокалипсисе».

– Эксперты считают, что отношения Ирана, России и Китая при развале ядерной сделки могут только укрепиться. Возникнет ли такой трёхсторонний союз? Или позиция России очень уж шаткая, то есть её шатает из стороны в сторону…

– На самом деле, у Китая позиция тоже шаткая. Пекин делал достаточно решительные заявления о том, что из сирийской ядерной сделки выходить не будет. Но Соединённые Штаты прибегают к так называемым вторичным санкциям по отношению к компаниям и банкам тех стран, которые не являются объектами экономических санкций Вашингтона, но которые имеют торговые отношения со страной, против которой применены первичные санкции. Китайцы здесь стараются очень аккуратно себя вести, они боятся вторичных санкций и не хотят рисковать. Для них бизнес превыше всего.

–  И всё-таки, от кого в большей степени сейчас зависит ситуация? Мы понимаем, куда клонят США, они фактически выиграли эту схватку, но кто смог бы смешать им карты?

– Многое зависит от того, что будет происходить внутри нашей страны. Потенциал у России велик. Но при нынешней власти мы, к сожалению, будем и дальше продолжать играть в поддавки. Бесконечно так тянуться не может и, с моей точки зрения, что-то в нашей стране должно произойти. Что конкретно? Не знаю. Примерно так же было в 1915-16 годах: в России тоже в воздухе витало что-то непонятно-грозное, но никто не мог сказать, что же произойдёт. А произошёл Февраль, произошёл Октябрь, произошла Гражданская война. И ни один из мудрецов, ни один из политиков тогда толком предсказать этого не смог. А могло быть и по-другому: Господь Бог управляет всем – и тогда, и сейчас. Поэтому, как говорил древнеримский император Марк Аврелий: «Делай, что должен, и свершится, чему суждено».

популярный интернет


Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели