В январе 1976 г. на Ямайской международной валютно-финансовой конференции было принято решение о демонетизации золота. Золото было изгнано из мира денег и разжаловано в обычный биржевой товар. На мировом валютном пьедестале остался доллар США. Однако золото продолжало оставаться денежным металлом, создававшим угрозу монопольному положению доллара в международной валютной системе.

Катасонов

Хозяева денег (главные акционеры ФРС, у которой находился печатный станок по производству долларов) начали тщательно маскируемую войну против жёлтого металла. Предпринимались попытки дискредитировать золото как самый бесполезный в мире металл. Обществу внушалось, что со временем золото как биржевой товар будет чуть дороже железа. Я помню кучу наукообразных публикаций МВФ, назначением которых было дискредитировать золото. Однако эффекта не было. Если в рамках золотодолларового стандарта, действовавшего в послевоенные годы, цена на золото составляла 35 долларов за тройскую унцию, то сразу же после Ямайской конференции цена на жёлтый металл пробила планку в 100 долларов и продолжала стремительно расти.

Пришлось вербальные интервенции против золота дополнить интервенциями рыночными. На рынок стали выбрасываться партии золота из резервов Казначейства США. Некоторое сдерживающее влияние на динамику цен на золото они оказали, но тратить свои золотые резервы американцам было жалко. Поэтому Вашингтон оказал давление на МВФ, заставив его продолжить золотые интервенции за счёт его резервов. Однако и совместные интервенции американского казначейства, и МВФ не смогли остановить рост цен на драгоценный металл. В январе 1980 года цена пробила планку в 850 долл. за тройскую унцию; в переводе на доллары сегодняшнего дня это 3-4 тысячи долларов. Угроза для доллара со стороны более сильного конкурента стала смертельной.

А дальше начались странные процессы на мировом рынке золота. Оно неожиданно стало дешеветь. Хозяева денег предприняли ряд мер по подавлению золота. Одна из важнейших таких мер – создание тайного золотого картеля в составе американского казначейства, Федерального резервного банка Нью-Йорка, Банка Англии, ряда ведущих банков Уолл-стрит, лондонского Сити, Швейцарской Конфедерации и др. В рамках этого золотого картеля стали проводиться регулярные интервенции на рынке драгоценного металла. Металл для интервенций брали, прежде всего, из резервов американского казначейства, не исключено, что также из подвалов Федерального резервного банка Нью-Йорка, где хранились запасы золота иностранных государств, переданного на хранение Соединённым Штатам. При этом золото не продавалось, а выдавалось в виде золотых кредитов или в рамках золотого лизинга. В отчётности казначейства и других организаций, где находился драгоценный металл, ничего не менялось. Вместо физического металла оставались долговые расписки. О существовании тайного золотого картеля догадывались многие. В частности, конгрессмены и сенаторы США бесчисленное количество раз предпринимали попытки провести аудит золотых запасов Форт Нокса (хранилища, где сосредоточена большая часть казначейского золота), но до сих пор никого к Форт Ноксу не подпускают на пушечный выстрел. До сих пор не проведено настоящего аудита и зарубежного золота, находящегося в подвалах ФРБ Нью-Йорка.

С помощью тайных операций золотого картеля цену золота удалось радикально сбить; в отдельные моменты она опускалась ниже 300 долларов за унцию.

В 1999 году на смену тайному золотому картелю пришёл золотой картель центробанков примерно двух десятков стран. Он уже действовал под прикрытием так называемых Вашингтонских соглашений по золоту. Действовал легально, но очень лукаво. Официально заявлялось, что Вашингтонские соглашения призваны сдерживать падение цен на золото. На пять лет определялись графики максимально допустимых продаж золота центробанками – участниками соглашения. На самом деле цифры, фигурировавшие в графиках, имели противоположный смысл. Они определяли минимальные квоты золота, которые должны быть проданы участниками соглашения, чтобы не допустить роста цен на жёлтый металл.

В соглашении 1999 года говорилось, что все центробанки могли продать не более 2 тысяч тонн за 5-летний период (2000-2004 гг.), или 400 тонн в год. В переводе с тайного языка хозяев денег это означало, что центробанки во имя сохранения монопольного положения доллара США должны выбросить на мировой рынок не менее двух тысяч тонн драгоценного металла. Задание хозяев денег было выполнено: Национальный банк Швейцарии продал 1,17 тысячи тонн, Банк Англии – 345 т, ЦБ Нидерландов – 235 т и т. д. В 2004 году было подписано второе соглашение, которое увеличивало объём продаж до 2,5 тысячи тонн за пятилетие. Крупнейшими продавцами во второй пятилетке стали: Банк Франции – 572 т, ЕЦБ – 271 т, Национальный банк Швейцарии – 380 т. Вместе с тем вторая пятилетка была провалена: лишь в первый (2005) год удалось обеспечить продажу в объёме 500 тонн, далее объёмы продаж стали снижаться, в 2009 году они составили лишь 160 тонн.

Как видим, особым усердием в деле защиты доллара в первые две пятилетки отличилась Швейцария.

С третьим пятилетним соглашением, подписанным в 2009 году, начались уже проблемы. Оно предусматривало возвращение к годовой норме в 400 тонн. Финансовый кризис 2008-2009 гг. спутал карты участникам соглашения. В первый год действия нового соглашения (2010 г.) было продано около 140 т, во второй год (2011 г.) – 50 т, а далее были лишь символические продажи по несколько тонн в год. В первые три года действия третьего соглашения цены взлетели вдвое и пробили планку в 1000 долларов за унцию.

В четвёртом соглашении, подписанном в 2014 году, квоты обязательств и вовсе были отменены. Центробанки откровенно бойкотировали соглашение. Золото из хранилищ продолжал продавать только Бундесбанк (1,8-4,2 тонны в год) и то лишь для чеканки монет. В сентябре 2019 года предполагалось, что два десятка центробанков соберутся и подпишут пятое соглашение. Однако встреча не состоялась, соглашение не было подписано. Это означает, что золотой картель центробанков прекратил своё существование.

Таким образом, осенью прошлого года окончательно упал барьер для роста цен на золото. В 2019 году цена за золото легко пробила планку в 1500 долларов за тройскую унцию и выросла по итогам года на 18%. Примерно таким же был прирост в ценах, выраженных в японской иене и австралийском долларе. Еще более весомым был прирост цен, выраженных в таких «слабеющих» валютах, как китайский юань, индийская рупия и евро. В частности, золото в ценах, выраженных в евро, подорожало на 22%.

Однако золото оказалось конкурентоспособным даже по отношению к самым «сильным» валютам, таким как швейцарский франк, канадский доллар и британский фунт стерлингов. В частности, цены на золото в британских фунтах выросли в прошлом году на 15%.

Золото никогда не покидало полностью мир денег. Несмотря на решения Ямайской конференции, оно оставалось в составе международных резервов большинства стран мира. США, особенно активно добивавшиеся изгнания золота из мира денег, сохраняли в своих резервах более 8100 тонн драгоценного металла. Если пересчитать это золото по текущим рыночным ценам, то окажется, что международные резервы США всегда состояли на 90 и более процентов из драгоценного металла. В большинстве стран Европейского союза золото составляет 50 и более процентов резервов.

Цена на жёлтый металл на мировом рынке будет быстро расти и дальше. Эксперты говорят, что до конца 2020 года она может пробить планку в 1700 долларов за тройскую унцию. Я не удивлюсь, если в текущем году цена достигнет даже 2000 долларов.

В этих условиях накапливать в резервах валюту было бы глупо. Будет сделана ставка на жёлтый металл. Денежные власти США, Европы, Японии, ряда других стран взяли курс на снижение ключевых ставок и проведение «количественных смягчений». Фактически центробанки включаются в конкурентную борьбу: кто в большей степени сумеет ослабить свою валюту. А это означает игру в пользу золота. В пользу наращивания золотых резервов действует и такой фактор, как обострение международной обстановки и повышение риска войны. В условиях войны золото – единственное надёжное платёжное средство на мировом рынке.

В 2018 году центробанки нарастили свои официальные запасы золота на 651,5 т – это крупнейший показатель почти за полвека. Среди центробанков крупнейшим покупателем золота стал Банк России – 274 т (42% всех закупок центробанками). Закупки производились исключительно за счёт внутреннего производства драгоценного металла. На втором месте по закупкам золота оказался Центробанк Турции (+51,5 т), на третьем — Нацбанк Казахстана (+50,6 т), на четвёртом месте – Индия (+40,5 т). Заметные приросты золотых резервов зафиксированы по центробанкам Венгрии, Польши, Монголии.

Итоговых показателей прироста золотых резервов за 2019 год пока ещё нет. По данным Всемирного совета по золоту (WGC), покупки золота центральными банками мира активно продолжались в 2019 году; по итогам января – сентября они выросли на 12% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года – до 547,5 тонны. Среди чистых покупателей золота по итогам трёх кварталов 2019 года также фигурируют центробанки России, Турции, Индии, к ним добавился Народный банк Китая. Большинство экспертов уверены, что по итогам 2019 года будет достигнут новый рекорд прироста золотых резервов.

На начало 2020 года лидерами по величине золотых резервов были следующие страны (тонны): США – 8.133,5; Германия – 3.366,5; Италия – 2.451,8; Франция – 2.436,0; РФ – 2.271,3; Китай – 1.948,3.

Как я сказал, центробанки стран Запада в последние годы прекратили продажи золота из своих резервов. Однако пока они воздерживаются и от закупок драгоценного металла. Скажем, у США, Германии, Италии, Франции, Швейцарии, Великобритании, Японии, Нидерландов, Швеции, Австрии и других стран Запада золотые резервы на начало 2020 года были такими же, как за пять лет до этого. Не изменились ни на унцию и золотые резервы ЕЦБ (504,8 тонн). Возникает ощущение, что между ведущими центробанками есть какое-то соглашение о «заморозке» золотых резервов, сменившее Вашингтонские соглашения о согласованных продажах драгоценного металла.

Наиболее динамичный прирост золотых резервов за период 2015-2020 годов наблюдался в России (919,1 т), Китае (249,8 т), Казахстане (168,5 т), Польше (125,7 т), Индии (67,9 т). По ходу замечу, что реальные приросты золотых резервов Китая намного больше, чем это следует из официальной статистики (об этом в следующей статье).

Конечно, на фоне роста спроса на золото у центробанков зоны «золотого миллиарда» нервы могут не выдержать. От политики «золотого нейтралитета» (не продавать и не покупать драгоценный металл) центробанки Запада внезапно могут перейти к активным покупкам жёлтого металла. Этого и страшатся хозяева денег. Ведь их власть зиждется на долларе – валюте, которую они защищали от золота на протяжении последних десятилетий.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив