В конце октября состоялась встреча специального комитета ОПЕК по реализации «алжирских договоренностей» – то есть по вопросу снижения объёмов добычи нефти. Валентин Юрьевич, что делать России при таких движениях нефтяного рынка?

КатасоновВалентин Катасонов: Да, речь идёт о серии встреч по вопросу стабилизации мирового рынка «чёрного золота» с участием стран-членов ОПЕК, а также встреч в более широком формате с участием стран, не входящих в ОПЕК, но производящих и экспортирующих нефть. Надо сказать, что очень многие нефтедобывающие и нефтеэкспортирующие страны оживились и подняли свой жизненный тонус после того, как в Алжире прошёл Международный энергетический форум. Там была достигнута некая договорённость о снижении объёмов добычи до планки в 32,5-33 млн баррелей в сутки.

Уже с сентября велась отработка деталей этого возможного соглашения. На сегодняшний день официального подписания такого соглашения до сих пор не произошло. И вот сейчас ожидают, что в ноябре эта договорённость будет зафиксирована юридическими документами.

Как мы знаем, Россия не входит в состав членов ОПЕК, но, тем не менее, достаточно однозначно поддерживает инициативы ОПЕК по снижению и стабилизации объёмов добычи «чёрного золота». Причём, что удивительно, сегодня Россия опять занимает первое место (некоторое время она уступала по объёмам добычи Саудовской Аравии), и сейчас она вышла на рекордные показатели. Прогнозные оценки на 2016 год – приблизительно 11,1 млн баррелей в сутки. Это почти равно суточной добыче нефти в Советском Союзе в рекордный 1987 год (тогда было 11,4 млн). И на сегодняшний день Россия занимает первое место, Саудовская Аравия с некоторым отставанием второе, США — третье место (8,5 млн баррелей). Примечательно, что в этих переговорах США почти не участвуют. И не очень понятно, как они себя поведут, если такое соглашение будет подписано. США за эти годы провели консолидацию предприятий и фирм, которые занимались сланцевым топливом, сланцевой нефтью, и вот сейчас они сумели за счёт концентрации производства и капитала выйти на такие масштабы производства сланцевого топлива, когда даже при цене в $50 за баррель добыча сланцевого топлива становится рентабельной. Поэтому я думаю, что США будут просто наблюдателями, но не участниками соглашений. Им достаточно чтобы было $50, а некоторые эксперты говорят и $48 за баррель «чёрного золота», чтобы можно было опять вернуться к проектам по сланцевому топливу.

Конечно, это будет достаточно тяжёлое соглашение, потому что не все страны готовы его подписать. Так или иначе свою неготовность к подписанию выражают Ливия, Ирак, Иран, Нигерия. Большинство из перечисленных стран апеллируют к аргументу, что у них «шваховое» финансовое положение, и нет возможности присоединиться к инициативе сокращения добычи. Иран добавляет, что с 2012 года он находился под санкциями, и поэтому сейчас ему замораживать, а тем более снижать добычу никак нельзя; сначала, мол, ему надо выйти на уровень 2012 года, и лишь потом они готовы садиться за стол переговоров.

Что касается позиции России, то и президент РФ, и министр энергетики, и другие наши чиновники говорили, что мы готовы участвовать в таком соглашении. Кроме того, высказался Сергей Юрьевич Глазьев, который сказал, что мы «за», но надо предложить другим странам соглашение не по снижению и стабилизации добычи, а по ограничениям на экспорт.

Мысль Сергея Юрьевича предельно проста: нужно наращивать добычу нефти, но не увеличивать или даже сокращать его экспорт. Понятно, что у нас недостаточные мощности для производства нефтепродуктов (бензина, солярки и т.д.), и плюс к этому, конечно, надо развивать нефтехимию. Эффективность экспорта нефтехимической продукции намного выше, чем эффективность экспорта сырой нефти. Россия — одна из немногих стран в клубе нефтедобывающих, которые не только качают «чёрное золото» и его вывозят, но всё-таки и перерабатывают. Как ни крути, Россия отличается от многих развивающихся стран тем, что имеет возможности и даже в каком-то смысле обязана повышать степень обработки своего сырья.

Отметим, что рынок энергоносителей взаимосвязан, поэтому сегодня мы испытываем потери не только при экспорте «чёрного золота», но и при экспорте «голубого золота», то есть природного газа. Так что мы очень рассчитываем на то, что через несколько лет будет завершён новый газопровод («Турецкий поток»), и мы надеемся, что окупаемость этого проекта будет достаточно высокой. Первоначально говорили, что при нынешних ценах на газ ни «Северный», ни «Южный» потоки себя не окупят, но сейчас дела пошли веселее, и мы действительно рассчитываем, что к 2017 году сумеем увеличить свои валютные доходы.

Но ещё раз повторю, что не надо наступать на те же самые грабли, а надо действительно валютную выручку от экспорта «чёрного золота» инвестировать в нефтехимию, нефтепереработку и в другие смежные отрасли – то есть действительно повышать степень обработки своего сырья.

Популярный интернет

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Ростислав Ищенко (новое видео)
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели