За опытом КНР по введению цифрового юаня внимательно следят сегодня во всех странах мира, включая США и Россию. Не так давно агентство Bloomberg опубликовало материал под названием «Команда Байдена усматривает потенциальную угрозу со стороны цифрового юаня Китая». Отмечается, что в Белом доме обеспокоены намерениями Китая «лишить доллар роли основной резервной валюты в мире». The Wall Street Journal в публикации «Китай создаёт свою собственную цифровую валюту, первый среди главных экономик» отмечает многие достоинства цифрового юаня, которые будут положительно восприняты населением Китая.

Например, для использования такой валюты не обязательно прибегать к мобильным приложениям, не нужен интернет. Потому что китайцам будут предложены автономные «электронные кошельки». За пользование нынешними популярными платёжными системами Alipay и WeChat надо платить комиссию в размере 0,3–0,4% от суммы транзакции. Народный банк Китая (НБК) обещает, что все операции с цифровым юанем будут для граждан бесплатными.

Некоторые эксперты полагают, что Пекину цифровой юань нужен не столько внутри страны, сколько для международных расчётов. И что, выйдя на мировую арену, цифровой юань нанесёт смертельный удар американскому доллару. В частности, отмечается, что цифровой юань будет неуязвим для санкций со стороны США, а блокировка операций, проходящих через систему SWIFT, окажется бессмысленной, потому что цифровому юаню такая система не нужна.

Пока США не намерены принимать каких-либо мер «для противодействия угрозам со стороны цифровой валюты Китая». Вместе с тем, Минфину, Госдепу, Совету национальной безопасности, Пентагону и другим федеральным ведомствам дана команда провести углублённое исследование тех рисков для Соединённых Штатов и американского доллара, которые создаёт цифровой юань.

8 апреля этого года Банком России была проведена онлайн пресс-конференция с презентацией концепции проекта цифрового рубля, и было заявлено, что тестирование цифрового рубля планируется начать уже в следующем 2022 году. Разработчики концепции не скрывали, что ориентируются на китайский опыт. Что же сделано и делается в КНР?

НБК ещё в 2019 году начал пилотные испытания цифрового юаня, в порядке эксперимента запустив его использование в крупных городах, включая Пекин и Гонконг. Гражданам, участвующим в эксперименте (госслужащим), стали выдавать зарплату в цифровой валюте. Для этого им пришлось скачать на свои смартфоны приложение для оплаты товаров и услуг в цифровых юанях. Также были определены торговые точки, работающие с новой валютой.

В феврале 2021 года был проведён ещё один эксперимент. Власти Пекина выбрали группу людей численностью 50 тысяч человек и выдали им цифровые деньги — по 200 юаней (около 30 долларов) каждому (всего сумма около 1,5 млн долл.). В течение недели им было предложено «отовариться» в указанных властями торговых точках (с помощью как мобильных приложений, так и «электронных кошельков»).

Со временем счета для цифрового юаня предполагается открыть в НБК для всех граждан КНР. Коммерческие банки как посредники между Центробанком, с одной стороны, и физическими и юридическими лицами, с другой стороны, станут уже не нужны. Всё денежное хозяйство страны будет управляться из единого центра — НБК. При нынешнем уровне развития информационно-коммуникативных технологий, это вполне реализуемый сценарий.

Но, на мой взгляд, пока больших рисков для доллара как «глобальной валюты номер один» цифровой юань не несёт. Во-первых, сохранится ограниченная конвертируемость юаня. Во-вторых, НБК, скорее всего, будет проводить прежнюю курсовую политику в отношении новой валюты. То есть не допускать повышения её курса по отношению к доллару США и другим резервным валютам. А, скорее всего, стараться плавно понижать этот курс. Наконец, в-третьих, цифровой юань не будет обладать всем привычным набором экономических функций денег. Да, он будет оставаться мерой стоимости, средством обмена и средством платежа. Но его фактически лишают функции средства тезаврации, т.е. накопления.

Предполагается, что цифровой юань будет иметь ограниченный срок жизни. По истечении срока он будет «сгорать». В истории были прецеденты создания таких короткоживущих денег. Например, в Германии и Австрии между Первой и Второй мировыми войнами в отдельных городах и муниципалитетах создавались «свободные деньги» (Freigeld) по проекту немецкого экономиста и предпринимателя Сильвио Гезелля (1862–1930).

Правда, их правильнее назвать не «сгорающими», а «тающими», ибо их стоимость убывала на определённый процент каждый день (или неделю, месяц). Такие «тающие» и «сгорающие» деньги призваны были активизировать покупательную и инвестиционную деятельность их держателей, ускорять циркуляцию денег и стимулировать экономику.

«Свободные деньги» Гезелля действительно помогали на локальном уровне смягчать экономический кризис 30-х годов прошлого века. Видимо, в Китае также рассчитывают с помощью «тающего» цифрового юаня поддерживать в стране высокие темпы экономического роста.

Конечно, этот недостаток цифрового юаня в какой-то мере может быть компенсирован таким финансовым инструментом, как золото. КНР накопила значительные объёмы этого драгоценного металла, сегодня он в разных формах свободно продаётся и покупается на внутреннем рынке Китая. При этом постепенно снижается спрос на золото в виде ювелирных изделий и растёт спрос на золото инвестиционное (слитки и монеты). Так, по итогам 2020 года спрос на золото со стороны ювелирной промышленности Китая упал на 27% (до 490,6 т), а спрос на инвестиционное золото вырос на 9% (до 246,6 т).

Но насколько устойчивым и прочным окажется китайский тандем «цифры» и золота в валютных битвах будущего?

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews