Законопроект о цифровом электронном регистре отнимет у человека свободу. Люди взвоют от этого, даже если ограничение свободы будет обеспечено дополнительным материальным пайком

Катасонов

Взаимоотношения людей в обществе с цифровым контролем будут напоминать отношения в концлагере, от которого люди очень скоро взвоют, считает доктор экономических наук, российский ученый-экономист и публицист Валентин Юрьевич Катасонов. По мнению эксперта, общество просто не понимает, что такое ограничение свободы, и к чему это может привести.

Валентин Катасонов ответил на вопросы ИА Красная Весна о законопроекте «О едином федеральном информационном регистре, содержащем сведения о населении Российской Федерации», который предполагает создание единого информационного регистра данных о гражданах России.

ИА Красная Весна: 17 апреля 2020 года Госдума без дискуссии приняла во втором чтении законопроект о регистре населения. Его целью является сбор сведений обо всем населении из различных баз данных органов власти в один общий регистр; формирование на каждого человека цифрового «файл-досье», в который будут собраны более 30 видов сведений от рождения до смерти, с присвоением персонального пожизненного номера — идентификатора. Что Вы думаете по поводу этого законопроекта и его предыстории?

— У нас была стратегия развития цифрового общества, принятая еще при Медведеве. Потом появился национальный проект по цифровизации общества, поэтому я предысторию знаю и прекрасно понимаю, в каком русле дальше двигается власть. Я внимательно читал нормативные документы, программы и стратегии, очевидно, что речь идет о выстраивании электронно-цифрового концлагеря. Документы были не шибко грамотными, я в свое время писал статьи об этом. Когда Мишустин пришел на должность председателя Правительства РФ, я сразу понял, что приоритетным направлением будет цифровизация и налоги.

Этот цифровой электронный регистр создается на базе федеральной налоговой службы (ФНС). ФНС является тем ведомством, которое отвечает за этот самый регистр. Тут сразу двух зайцев убивают: с одной стороны, повышают собираемость налогов, с другой стороны, создают более плотный колпак над населением. А там уже будет контроль над имуществом, над доходами и расходами. Параллельно у ФНС есть соглашение с банками о том, что банки помогают участвовать в контроле над движением средств на счетах граждан. Это соглашение уже действует и дает первые «ядовитые» плоды.

Никаких у меня сомнений нет, что Мишустина поставили именно для решения этой задачи. Два месяца нахождения Мишустина у руководства показали, что в общем-то он особенно не вникал в такие острые проблемы, как борьба с коронавирусом или борьба с экономическим кризисом. Это всё было переложено на Белоусова, а он (Мишустин — прим. ИА Красная Весна) потихонечку решал эти вопросы цифровизации. Если Мишустин вернется на свое рабочее место, то будет по-прежнему заниматься этим же.

ИА Красная Весна: Как цифровой контроль может менять отношения между людьми?

— А как вы себе сами представляете взаимоотношения людей в концлагере? Нормальных отношений уже быть не может.

ИА Красная Весна: Некоторые говорят: «Я законопослушный гражданин, мне нечего бояться цифрового контроля». Как Вы относитесь к таким высказываниям?

— Если ты будешь законопослушным членом концлагеря, то тебе нечего бояться. Но от концлагеря взвоешь. Люди не привыкли к таким лишениям свободы, даже если они будут компенсироваться достаточным пайком. Люди просто не понимают, что такое лишение свободы. Если спросить кого-то, кто лишался свободы на энное количество лет, то он расскажет, каково это, даже если он имел достаточно комфортные условия пребывания.

Я могу рассказать один забавный случай, с которым мне пришлось столкнуться в Германии. Началась судебная разборка по поводу того, что одна госпожа и один господин не заплатили налог с оборота или налог НДС, не знаю точно. В одном немецком городке у соседки крыша прохудилась, и сосед сказал: «Никаких проблем, я вам это все приведу в порядок». Ну и починил, сидя полдня на крыше. Соседка, естественно, решила как-то отблагодарить за помощь. Деньги платить неудобно — соседи же! И она накрыла на стол. Так вот, другие соседи «настучали», что была оказана услуга, а налог с нее не оплачен. Вот так оказывается — помощь незаконна.

ИА Красная Весна: Насколько реально обеспечить в России декларируемое властями использование обезличенных персональных данных?

— Конечно, этого быть не может. Сегодня даже Центральные банки говорят о том, что они переходят на цифровые валюты. Мотивация в Центральных банках до перехода на цифровые валюты заключается в том, что они не хотят полностью отдавать всё коммерческим банкам.

Потому что коммерческие банки требуют, чтобы были исключительно безналичные цифровые деньги. Но Центральный банк отвечает, что не будет наличных денег, но будут электронные деньги, которые они по-прежнему будут эмитировать. Мол, информация будет закрыта, будет соблюдаться анонимность, сохраняться приватность. Но это всё сказки. Конечно, не все будет прозрачно, не будет никакой анонимности, никакой конфиденциальности. Я уж не говорю о бешеных объемах информации, которые крадутся в коммерческих банках. Просто они не особенно афишируют это.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив