Доктор экономических наук, профессор МГИМО Валентин КАТАСОНОВ известен своей особой точкой зрения на мировые процессы. Они, уверен профессор, главным образом направляются хозяевами денег – международными банкирами. Центробанки большинства стран не относятся к органам государственной власти (российский в том числе) и зависят от центробанка США, частной корпорации – Федеральной резервной системы (ФРС). КатасоновОна получила колоссальное мировое влияние в 1976 году, когда доллар был отвязан от обеспечения золотом и стал печататься в неограниченных количествах. Определить собственников ФРС чрезвычайно трудно: помимо известных банкирских династий – Ротшильдов и Рокфеллеров – есть множество других фигурантов, которые «не светятся». В состав ФРС входят несколько тысяч банков, они часто принадлежат юридическим лицам, те – другим юридическим лицам и так далее. Проследить эти цепочки до конца не удавалось ещё никому.

Основные приоритеты мирового ростовщичества, утверждает профессор, – тотальный контроль над личностью, управляемый хаос и, наконец, сокращение населения планеты до миллиарда человек. Под этим углом В. Катасонов рассматривает в очередном интервью «АН» так называемую цифровую экономику.

Электронный концлагерь

– Что это вообще за зверь такой – «цифровая экономика»?

– Не существует определения ни цифровой экономики, ни цифрового общества. В основе этих понятий вроде бы лежат информационно-компьютерные технологии, но они существовали и в СССР (по некоторым направлениям мы даже опережали Запад, выпускали[end_short_text] станки с числовым программным управлением), однако в СССР никто не называл это цифровой экономикой. Я воспринимаю данное словосочетание как крючок, которым цепляют наше сознание, чтобы грузить нас всей этой цифрой, якобы прогрессивной и необходимой, и в том числе цифровизацией денег. Важно отделить зёрна от плевел: компьютерные технологии, бесспорно, играют важную роль в жизни человечества, но абсолютизировать их – глупо и смешно. А что касается цифровизации денег, то это не что иное, как электронно-банковский концлагерь. Сейчас я работаю над книгой, которую, видимо, назову так: «В начале было Слово, а в конце будет цифра».

– «Электронно-банковский концлагерь» – красивый образ. Но точный ли? Действительно концлагерь?

– А вы представьте мир, в котором не станет наличных денег. Банкам и спецслужбам всегда будет известно, что, где и в каком количестве вы покупаете, – вам приятна такая слежка? В случае надобности отключат вам карту – и всё, вы ничего не купите. К слову, уже сейчас происходит списание долгов с карты без какого-либо вашего участия, а раньше долги взыскивали с людей по-другому, более цивилизованно.

Надо сказать, в разных странах отношение к безналу разное. Например, в Германии даже юридические лица не любят его (некоторые немецкие банки арендуют гигантские помещения, где хранят наличку). А например, шведы – просто «отмороженные». Банк Швеции обещает, что в 2020 году они станут первой страной, «эмансипировавшейся» от наличных денег. Туда им и дорога.

– А что у нас?

– Люблю шутить так: Россию спасают бездорожье, морозы и – коррупция. Переход нашей страны на безнал требует бешеных денег (на технологии, оборудование), а их нет. Как результат – процент операций с наличкой у нас выше, чем во многих других странах. Недоумки сетуют, мол, мы отстаём от цивилизованного мира. Мне в этой связи вспоминается преподобный Силуан Афонский: он говорил, что хорошо бы отставать от прогресса на один шаг – тогда не упадёшь в пропасть вслед за идущим впереди (смеётся).

Меня забавляют люди, которые восторгаются удобством использования пластиковых карт, а теперь и смартфонов для оплаты покупок. Ну, ребята, вы даёте! Вы конвертируете свободу в комфорт! Не говоря уже о том, что бумажные деньги гораздо ценнее виртуальных, – неслучайно банки несколько лет назад брали аж десятипроцентную комиссию за перевод безнала в наличку.

Азартная валюта

– С недавних пор цифровизация денег вышла на новый виток: в конце прошлого десятилетия в мире появились так называемые криптовалюты. Наверное, уже почти все слышали это слово, но далеко не все понимают, что же оно означает.

– Действительно, самая популярная криптовалюта – биткойн – упоминается в СМИ очень часто (из валют чаще упоминают в мире только доллар и евро), хотя доля биткойна в обслуживании платежей составляет в масштабах планеты лишь тысячные доли процента. Возникает ощущение, что страсти вокруг криптовалют нагнетаются искусственно. Кстати, иностранные термины обладают гипнотическим эффектом: человек сразу начинает верить тому, что ему говорят, а если до конца не понимает, о чём речь, то тем более верит, поскольку ощущает себя неполноценным.

Криптовалюты отличаются от привычных нам электронных денег тем, что их создание и использование происходит без участия центробанков. Таким образом подрывается монополия центробанков на эмиссию денег, то есть на выпуск денег в обращение.Поскольку криптовалюты представляют собой зашифрованную информацию (отсюда и название), то не нуждаются ни в каких посредниках: нотариусах, поручителях, регистраторах, а главное – банкирах. Соответственно, эти валюты преподносятся как избавление от банков, как «народные деньги». Мол, благодаря им общество эволюционирует и перейдёт к некоей новой модели, к эдакому социализму, построенному не на «диктатуре пролетариата», а на добровольной кооперации свободных людей. Однако отказ от наличных денег в пользу криптовалют может оказаться, наоборот, в конечном итоге на руку банкирам, поскольку их задача – вытеснить из обращения наличку. Конфиденциальность платежей, декларируемая пропагандистами криптовалют, тоже сомнительна, потому что на каждый шифр найдётся дешифровщик. Бегство от банков в биткойны напоминает мне страуса, который засунул голову в песок и думает, что его никто не видит (смеётся).

– Из чего берётся единица криптовалюты?

– Из воздуха. Она ничем не обеспечена. Её создание осуществляется посредством «майнинга» (от англ. mining – «добыча полезных ископаемых». – «АН»), то есть обработки информации обо всех операциях в данной валюте и зашифровки этой информации на каждом последующем этапе. Информация растёт в геометрической прогрессии, её обработка требует всё больших мощностей, и если поначалу «намайнить» биткойн мог любой человек с помощью персонального компьютера, то теперь «лопаты» мало, необходим «экскаватор» – дата-центр с серьёзным оборудованием. Особые мозги для «майнинга» не нужны, лишь программное обеспечение и знание простых алгоритмов. И очень много электричества. Кстати, неслучайно именно в Венесуэле половина молодёжи подсела на «майнинг», ведь Уго Чавес сделал плату за электричество символической (к тому же там очень высокая безработица, как и вообще в странах третьего мира).

«Майнинг» – крайне ненадёжное средство обогащения, подобное азартным играм. Некоторое время вы пребываете в эйфории, вам кажется, что вы богатеете, что вы без пяти минут богач, но в итоге иллюзии разбиваются о реальность. Как у Булгакова в «Мастере и Маргарите», когда на людей дождём падают купюры, а потом превращаются в обычную бумагу.

Вчера нельзя – 
сегодня можно

– Необеспеченная валюта – явление не новое. Все мы уже привыкли к тому, что доллар не обеспечен и что спрос на него поддерживается яркими имиджевыми продуктами экономики американцев, а также их военной агрессией. Но чем порождается спрос на криптовалюты?

– Тем, что их можно обменять на традиционные деньги. Для этого существуют криптовалютные биржи – своего рода шлюз, канал, соединяющий этот цифровой мир с нашим миром (который, впрочем, тоже становится всё более виртуальным). Биржевики охотно скупают биткойны, чтобы спекулировать на повышении и понижении их курса, как они спекулируют акциями, недвижимостью, деривативами. За один рабочий день на бирже стоимость криптовалюты может измениться на 20–30%.

– Если криптовалюты подрывают монополию центробанков на эмиссию денег, то реакция денежных и государственных властей на их использование должна быть запретительной, так ведь?

– Это очень любопытный момент! Сперва действительно звучит категорическое «нет», за чем следуют запрет криптовалют и введение строгой ответственности за их создание, распространение и использование. Затем – несколько растерянное: «В этом надо разобраться». И наконец – оптимистичное: «Это прогрессивное веяние времени! Мы не должны отставать от прогресса!» Как результат – на Западе сложился статус-кво в отношении к криптовалютам, точнее, к их использованию за пределами банковской системы. Этому статус-кво способствует общее размытие грани между законным и незаконным в современном мире (например, порядка десяти государств Европы, не легализуя наркотики, де-факто дозволяют торговлю ими и даже включают её в показатели ВВП).

– А в России?

– В конце прошлого года, по оценке Росфинмониторинга, на российском рынке криптовалют работало около 100 тысяч человек. Это в основном малый бизнес или даже физические лица, но тем не менее вопрос лицензирования операций с криптовалютами необходимо решать. Банк России несколько раз заявлял, что криптовалюты – это не деньги и что коммерческие банки не имеют права на операции с ними. Следственный комитет требует введения уголовной ответственности за их использование. ФСКН заявляет, что на биткойны переходят наркоторговцы.

В марте 2016 года Минфин начал разработку законопроекта об уголовной ответственности за операции с биткойнами. Против выступил президент Сбербанка Г. Греф (по-видимому, Греф отстаивает интересы мирового ростовщичества: в 2013 году он сменил А. Чубайса в составе руководства одного из крупнейших банковских холдингов планеты – американского JPMorgan Chase. – «АН»). Уже в октябре того же 2016 года подготовка законопроекта была приостановлена. В результате мы имеем такой же статус-кво, как на Западе, и эти валюты могут получить у нас ещё большее хождение, чем там. Уже начали появляться терминалы, аналогичные банкоматам и позволяющие приобретать криптовалюты за наличку. Если так пойдёт и дальше, это верная дорога в финансово-денежный хаос. Происходит упорное и агрессивное лоббирование криптовалют по всему миру в интересах международных банкиров, и Россия – не исключение.

Кстати, недавно имел место забавный казус: Н. Никифоров, будучи тогда министром связи, заявил, что президент поручил ему разработать национальную криптовалюту. Лично я сразу понял, что министр неграмотен и ошибся в терминах, потому что такой шаг для банковской системы страны равносилен харакири. И через некоторое время Никифоров поправился: речь шла не о криптовалюте, а о дальнейшей цифровизации традиционных денег.

Кому выгодно?

– Мы подошли к самому интересному вопросу: «Кому выгодно?»

– В 2013 году в США накрыли шайку под названием «Шёлковый путь», торговавшую наркотиками за биткойны посредством виртуальной площадки. Удивительно то, что спецслужбам на это понадобилось аж два с половиной года, хотя её лидер физически находился на территории страны. Я консультировался и с айтишниками, и со службистами: все утверждают, что такая операция может занять максимум месяц. Вывод неутешительный: спецслужбы прикрывали шайку, чтобы вывести криптовалюту на орбиту. Через «Шёлковый путь» прошло 9, 5 миллиона биткойнов, что составляет около сотни миллиардов долларов. После этого надобность в шайке отпала: биткойн достиг нужных оборотов, и далее его распространение в мире пошло само собой.

Я уверен, криптовалюты – проект американских спецслужб. Об этом, кстати, недавно заявила Н. Касперская (российский предприниматель, влиятельная персона в российской IT-индустрии, гендиректор группы компаний InfoWatch, сооснователь компании «Лаборатория Касперского». – «АН»).

– Подождите, я запутался. Кто же, по-вашему, самый главный в мире – американские спецслужбы или мировое ростовщичество?

– Спецслужбы находятся на побегушках у ростовщичества. На вершине иерархии – мамона. Недаром Христос сказал: «Нельзя служить Богу и мамоне».

Некоторые считают, биткойны нужны американским спецслужбам для того, чтобы финансировать свою подрывную деятельность по всему миру, в том числе поддерживать исламский терроризм. Мне не кажется убедительной такая точка зрения. По-моему, с этим американцы справляются при помощи налички. Полагаю, бенефициары биткойнов – не спецслужбы, а именно банкиры.

Есть такая версия: у себя американцы всё-таки пресекут хождение криптовалют, при этом их использование в остальном мире будет всячески форсироваться. Во всех странах, кроме США, монополия банков на эмиссию денег окажется подорвана, а денежное обращение – расшатано, разрушено. В результате ФРС США станет единственным эмиссионным центром в мире. С криптовалютами за их ненужностью будет покончено, а доллар окончательно превратится в мирового гегемона.

Другая версия: банкиры станут ещё активнее применять криптовалюты в качестве «финансовых инструментов», орудий спекуляции. С 1970-х годов ради создания мирового спроса на доллар пропагандируются финансовые рынки, и «финансовые инструменты» используются для их раздувания. Одним из таких «инструментов» является, например, дериватив (договор об обязательствах, который можно продать. – «АН»). И если поначалу деривативы были экзотикой, то к началу нынешнего века их рынок уже исчислялся тысячами триллионов долларов. Аналогично и криптовалюты могут превратиться в гигантские финансовые пузыри. На протяжении прошлого года «монета» биткойн устойчиво превышала планку 1300 долларов, и эксперты прогнозируют, что не за горами времена, когда она будет стоить сотни тысяч долларов. Короче говоря, криптовалюты в этой схеме послужат опорой для хиреющей валютно-финансовой системы мира, сложившейся в 1970-е.

Атланты и лохи

– Вся эта история, которую мы обсуждаем, уходит корнями в 1976 год, когда деньги были отвязаны от обеспечения золотом?

– Корни – в глубине тысячелетий. 1970‑е годы – это своего рода выход на финишную прямую. Отмена золотодолларового стандарта – событие, о котором, наверное, мечтали алхимики древних веков, тратившие кучу времени и сил на то, чтобы из железа получить золото. Здесь ещё проще – получай деньги из воздуха. И захватывай с их помощью мир.

Тогда, в 1970-е, произошёл радикальный разворот в идеологии, политике, образовании. Мир двинулся в сторону экономической либерализации, глобализации, уничтожения национальных государств. Когда был снят «золотой тормоз» с долларового печатного станка, власть над миром стал приобретать девиз: всё продаётся и всё покупается. Соответственно, надо уничтожить всё то, что этому препятствует: мораль, нравственность, государственность, традиции, религию.

Кстати, неслучайно, что премию имени Нобеля по экономике в 1970-е получили М. Фридман и Ф. Хайек. Певцы либерализма, которых «раскрутили» атланты.

– Атланты?

– Недавно я прочёл роман американской писательницы Айн Рэнд (Алисы Розенбаум, уроженки Петербурга 1905 года) «Атлант расправил плечи», опубликованный в 1957-м. Тех, кого я называю хозяевами денег, а другие называют мировым правительством, мировой закулисой, Айн Рэнд впрямую назвала полубогами – атлантами, которые якобы осчастливливают человечество своим присутствием в мире. Эта книга в Америке считается второй по популярности после Библии. Её называют библией капитализма, библией свободного рынка, библией бизнеса. Это действительно религия – религия дьявола, отравленный духовный источник.

В один прекрасный день герои романа – крупные бизнесмены – решают, что мир к ним несправедлив. Они креативны, они сверхлюди (Айн Рэнд увлекалась Ницше), они держат на себе всё человечество, а остальные 95% людей – это недочеловеки, ленивые и не креативные, и хорошо бы от них избавиться, зачистить планету. Атланты уходят в потаённое местечко, в райский уголок, и наблюдают за разрушительными мировыми процессами. Книга кончается тем, что они с высокой горы смотрят на опустошённую землю, а затем спускаются вниз, чтобы начать всё с чистого листа.

Наверное, каждый американец, читая роман, думает о себе, что он-то не из недочеловеков, он-то из атлантов и его обязательно возьмут в этот новый мир. Но жизнь устроена просто: есть мировые хозяева денег, а все остальные – лохи, даже если это Дерипаска с Абрамовичем.

Беседу проводил Сергей Рязанов

http://argumenti.ru/society/2018/09/586316?typelink=openlink

популярный интернет


Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели