Вопрос: 1 октября юань официально стал мировой резервной валютой. Однако постоянно говорят о том, что курс юаня падает. Валентин Юрьевич, что готовит юаню день грядущий?

КатасоновНекоторые СМИ поспешили, и уже в начале 2016 года называли юань резервной валютой. Это было сделано на основании того, что в конце 2015 года Совет директоров МВФ принял решение о включении юаня в корзину специальных прав заимствования (СДР). С помощью корзины определяется курс этой виртуальной денежной единицы по отношению к основным валютам.

Решение МВФ вступило в силу 1 октября 2016 года; никаких событий, способных этому воспрепятствовать, не произошло. Это не просто символический рубеж, кое-что изменилось и по существу – до 1 октября 2016 года ЦБ Китая не попадал под действия тех правил, которые распространяются на валюты, входящие в корзину СДР – то есть он мог проводить интервенции, мог поддерживать курс национальной денежной единицы с помощью этих интервенций… И надо сказать, что в сентябре Народный банк Китая активно этим пользовался, и, если память мне не изменяет – объём валютных резервов, использованных на поддержание курса юаня, составил $18-19 млрд. А сейчас, с 1 октября, так делать уже вроде бы и неприлично: всё-таки юань – резервная валюта, а резервная валюта должна быть конвертируемой, рыночной (т.е. её курс не должен искажаться какими-то интервенциями). Поживём – увидим, пока статистики за октябрь нет. Проследим, были ли интервенции со стороны Народного банка Китая, поддерживался ли курс юаня…

Очевидно, что если курс юаня не поддерживать – то он будет падать, плавно или резко. Это неслучайно: курс юаня напрямую зависит от денежно-кредитной политики ФРС, которая, как известно, эмитирует американский доллар. В сентябре Комитет по операциям на открытых рынках воздержался от повышения базовой ставки ФРС – тем не менее, все продолжают ожидать такого повышения. И в ожидании этого повышения инвесторы принимают решения в пользу Америки, капиталы движутся в этом направлении, что понижает курсы национальных валют стран периферии мирового капитализма – сюда относится и китайский юань.

Америка при этом высокомерно заявляет о том, что Китай проводит валютную войну. Неспециалисты могут попасть под гипнотическое воздействие этой американской пропаганды. На самом деле, курс юаня падает не потому, что этого хотят денежные власти Китая, а потому, что это следствие денежной политики ФРС.

Судя по всему, ЦБ Китая отпустит юань в свободное плавание – или, по крайней мере, масштабы интервенций уменьшатся, и юань будет плавно понижаться. Как всегда, при таком сценарии есть виннеры, есть лузеры: безусловно, что для китайских экспортёров эта ситуация благоприятна, для американского торгового и платёжного баланса это всё не очень хорошо, для хозяев денег это хорошо.

Мы говорим «резервная валюта». Если задуматься, это значит, что эта валюта включается в состав международных резервов разных стран. Да, юань включался в состав международных резервов – но сколько стран это произвели, до сих пор неизвестно. По некоторым оценкам, до 30 стран – скорее всего, в этом списке есть и Российская Федерация. Но Центральный банк России не даёт подробную статистику, которая показывала бы удельный вес юаня. Статистика ЦБ даёт раскладку только по основным валютам, а юань пока входит в состав «прочих» валют.

Если юань – падающая валюта, то она вряд ли может претендовать на роль действительно резервной. Кто же будет хранить в резервах падающую валюту? Так что 1 октября, может быть, произошло как раз обратное: юань когда-то был де-факто резервной валютой, а с 1 октября удельный вес юаня в международных резервах будет понижаться.

Популярный интернет

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Ростислав Ищенко (новое видео)
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели