Экономика РФ, при сохранении нынешних тенденций на нефтяном рынке и отсутствии структурных реформ, является бесперспективной. К такому выводу пришли эксперты РАНХиГС и Института Гайдара в ноябрьском «Мониторинге социально-экономической ситуации в России».

«Нервное состояние глобального рынка нефти оказалось в противофазе с состоянием мировой экономики в целом, оставляющим благоприятное впечатление за счет позитивных показателей в США, Европе и даже Японии. Не совсем так обстоят дела в нефтезависимых экономиках, оказавшихся в зоне лихорадочной смены настроений», — отмечается в докладе.

По мнению авторов, «рынок едва успевал переварить драматические новости», начало которым положил Иракский Курдистан «с возможной потерей им экспортного канала через Турцию, и как последствие — реальная утрата контроля над большей частью добычи». «Но если этот ряд дестабилизирующих рынок событий формирует, скорее, повышательный ценовой вектор, то одновременная публикация свежих прогнозов МЭА и ОПЕК о стремительном росте сланцевой добычи в США в предстоящие 5−7 лет окончательно путает карты», — утверждают аналитики.

«Для российской экономики эта ситуация лишь повышает актуальность вывода о бесперспективности существующей энергосырьевой модели и беспочвенности ожиданий роста, который она якобы способна принести при благоприятном изменении конъюнктуры», — резюмируют эксперты.

По их мнению, наблюдаемый в 2017 году рост ВВП является лишь коррекционным и восстановительным, а не системным.

«Не дают оснований для оптимизма и оценки циклических факторов производства. Потребление домохозяйств по-прежнему остается на низком уровне, розничный товарооборот за три квартала вырос на 0,5%, потребление платных услуг — на 0,2%», — говорится в докладе. В нем отмечается, что отрасли, которые формируют две трети ВВП России, остаются на неизменном уровне.

Рост экономики РФ, считают аналитики, сейчас может быть достигнут только за счет пополнения товарно-материальных запасов, натурального потребления внутри домохозяйств и приезжих потребителей — туристов и иммигрантов. Эксперты уверены, что далее этих факторов будет недостаточно. «Перечисленные факторы будут исчерпаны в текущем году и никак не могут обеспечить рост в 2018 году», — отмечается в документе.

Заметим: эти заключения прямо противоречат прогнозу Российской академии наук (РАН), согласно которому отечественную экономку ожидает рекордный рост. По мнению экспертов РАН, рост ВВП в 2017—2035 годах составит в среднем на 3,7% в год, а в 2021—2025 годах будет увеличиваться на 5% ежегодно.

Что стоит за выводами РАНХиГС и Института Гайдара, как в реальности выглядят перспективы российской экономики?

Катасонов— То, что экономику РФ губит зависимость от экспорта нефти и газа, сегодня понимает любая домохозяйка, — отмечает председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — Чтобы повторить эту банальную истину, экспертам РАНХиГС и Института Гайдара не нужно было так долго и сложно ее объяснять.

Удивляет в докладе, что экономику РФ авторы привязывают к каким-то ожиданиям рынка, превращая экономику едва ли не в психологию, и к политическим событиям на Ближнем Востоке. На мой же взгляд, если российская экономика будет зависеть от любого чиха в любой точке земного шара, нас точно ничего хорошего не ждет.

Плохо и другое: авторы не дают никаких конкретных рекомендаций, какие меры следует предпринять для исправления ситуации. С другой стороны, поскольку и РАНХиГС, и Институт Гайдара представляют либеральное направление в экономике, они вряд ли способны предложить шаги, которые способны переломить нынешнюю тенденцию к стагнации.

Я не исключаю, что такой прогноз сделан с политическими целями: обострить ситуацию накануне президентских выборов в марте 2018 года. Подготовка к ним уже началась, и в ее рамках, возможно, экономисты выполняют политический заказ оппонентов президента РФ Владимира Путина.

Вопрос: — Что можно было бы предложить для вывода экономики из стагнации?

— Идей несколько. Например, реиндустриализация экономики, или введение контроля над трансграничным движением капитала, или изменение модели денежной эмиссии. Но в докладе РАНХиГС и Института Гайдара ничего подобного нет, поскольку, повторюсь, обе структуры являются проводниками экономического мейнстрима — либерализации и глобализации.

Впрос: — В докладе делается акцент на то, что экономика РФ не имеет перспектив при отсутствии структурных реформ. Какие конкретно реформы имеются в виду?

— Речь идет, я считаю, о снятии последних ограничений в валютных операциях и завершении приватизации в России. Каких-то глобальных задач просто нет, поскольку гайдаровские реформы, с моей точки зрения, реализованы в России на все 100%.

Чего еще ждут либералы от России — для меня загадка. Уже и сегодня можно сказать, что все двери в стране открыты настежь, а все имущество продано и вынесено. По сути, все пункты Вашингтонского консенсуса выполнены, и ничего хорошего нас действительно не ждет.

Вопрос: — Если в экономике РФ ничего не будет меняться, что нас ждет в ближайшую трехлетку?

— Выражаясь птичьим языком правительственных экспертов — отрицательный рост экономики. На деле, он уже сегодня является отрицательным.

Да, премьер Дмитрий Медведев заявил на сессии Делового и инвестиционного саммита АСЕАН-2017, что правительство РФ рассчитывает на рост ВВП по итогам текущего года более 2%. Но эта цифра, на мой взгляд, не соответствует действительности, поскольку занижены показатели как реальной инфляции, и так дефлятора ВВП (ценовой индекс, созданный для измерения общего уровня цен на товары и услуги за определенный период в экономике).

Если же пересчитать ВВП с учетом реальных показателей, индекс, уверен, уже сегодня уйдет в минус.

Есть еще важный момент для экономического прогноза. Через два года, возможно, в России изменится вся бюджетная система. Сейчас дефицит бюджета покрывается за счет средств из суверенных фондов, но уже к 2020 году, по моим оценкам, «подушка безопасности» может быть полностью израсходована.

А дальше для покрытия дефицита либо будет включен печатный станок, либо федеральный бюджет начнет брать кредиты у банков, как поступают сейчас многие регионы. В этом случае бюджет РФ будет формироваться за счет кредитов, а в расходной части появится графа «на обслуживание госдолга». Причем, доля таких расходов может быстро расти.

Напомню, в такой ситуации находятся США, где затраты на обслуживание госдолга сейчас составляют 7−8% расходов бюджета. Но в Штатах процентная ставка по долговым бумагам мизерная, а если она поднимется хотя бы до 5% годовых, расходы на обслуживание госдолга составят уже треть бюджета США.

У нас — всего через два-три года — может сложиться именно такая ситуация.

Вопрос: — Что будет с Россией в этом случае?

— С точки зрения политических последствий, сценарии могут быть самыми радикальными. Вплоть до повторения событий 1917 года.

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели