Банки во всём мире после финансового кризиса 2007–2009 годов переживают тяжёлые времена. По той причине, что деньги становятся всё более дешёвыми и даже бесплатными.

Катасонов

Для восстановления экономик своих стран ведущие Центробанки мира стали наращивать объёмы денежной эмиссии (под флагом «количественных смягчений») и понижать ключевую ставку. ФРС США понизила ключевую ставку до 0-0,25%, Европейский Центральный банк (ЕЦБ) – до нуля, а Банк Японии уже несколько лет держит её на отметке минус 0,4%. Соответственно, процентные ставки коммерческих банков стран «золотого миллиарда» как по активным, так и пассивным операциям понизились до символических значений. А кое-где процентные ставки по депозитам (пассивные операции) упали до нуля и даже ниже нуля. На Западе в этом десятилетии начался отток средств с банковских депозитов: деньги стали уходить в наличную форму, финансовые инструменты фондового рынка, недвижимость, криптовалюты, золото. Банки инициировали мощную кампанию по отмене наличных денег для того, чтобы «запереть» клиентов (прежде всего, физических лиц) в банковской системе, остановить размывание депозитной базы кредитных организаций.

Дорогие деньги

Но вся эта история до недавнего времени была «не про нас». Одно время Банк России держал ключевую ставку на отметке выше 10 процентов (в конце 2014 – начале 2015 годов она даже приближалась к отметке 17%). При этом Банк России под предлогом «таргетирования инфляции» сжимал денежную массу, монетизация российской экономики (отношение денежной массы, измеряемой агрегатом M2, к ВВП) опускалась до 40% (для сравнения: во многих странах Европы этот показатель выше 100%, у Японии он в последние годы находится на уровне 250%, в США он равен 90%). Такая политика Банка России делала деньги в России очень дорогими, что вполне устраивало коммерческие банки, которые устанавливали высокие процентные ставки как по активным, так и пассивным операциям (прежде всего это кредиты и депозиты). Но всё хорошее когда-то кончается. Наконец и Банк России стал смягчать свою жёсткую денежно-кредитную политику. Это выразилось прежде всего в снижении ключевой ставки. В 2017 году она опустилась ниже планки 10%, продолжая и далее опускаться. Летом этого года она достигла минимального за долгие годы уровня в 4,25% и находится на этой отметке до сих пор.

Коммерческие банки вынуждены были следовать за Центробанком РФ и понижать свои процентные ставки. Нас сейчас особенно интересует уровень процентных ставок по депозитам для физических лиц. В середине прошлого года, по данным Банка России, средневзвешенная процентная ставка по счетам физических лиц «до востребования» была равна 4,15%; в сентябре этого года она уже опустилась до 2,25%. По 30 ведущим банкам показатель был выше, но тенденция к проседанию процентной ставки в группе банковских лидеров также была явной: за указанный период она снизилась с 4,88 до 3,03%.

Приведённые показатели – номинальные ставки, без учёта изменения покупательной способности рубля. А ведь следует учитывать инфляцию, т. е. обесценивание рубля. Даже по официальным данным Банка России в прошлом году показатель инфляции составил 3,0%. На этот год ЦБ прогнозирует инфляцию в интервале 3,7–4,2%. Таким образом, реальная процентная ставка по депозитам «до востребования» для «физиков» в этом году уже оказывается ниже нуля. По срочным депозитам ставка выше, до недавнего времени она держалась выше значения инфляционного обеспечения рубля. Срочные депозиты были последним убежищем «физиков» в банковской системе России.

Но, кажется, и это убежище приказало долго жить. По оценкам аналитического агентства Frank RG, на 13 ноября средняя ставка по годовым вкладам на сумму от 100 тысяч рублей в 54 ведущих банках упала до 3,9% годовых. Впервые реальная доходность депозитов стала отрицательной: доход от вклада оказался ниже инфляции, которая, согласно Росстату, превысила рубеж в 4%. Некоторые российские СМИ эту информацию подали как сенсацию. Но на самом деле особой сенсации не было. Все, включая Банк России, знали, что это должно произойти, причём скорее всего ещё до конца этого года. Предвидели это и клиенты-«физики» банков, потихоньку выводя свои деньги с банковских депозитов.

И номинальные ставки по срочным вкладам в диапазоне от 3 до 4 процентов, как говорится, «ещё не вечер». В начале ноября крупнейшая частная кредитная организация «Альфа банк» заявила, что её ставки по рублёвым депозитам из-за мягкой политики Банка России в ближайшее время могут опуститься до отметки 1,5-2%.

В сентябре этого года на съезде Ассоциации банков России руководитель Банка России Э. Набиуллина вынуждена была признать факт «некоторого оттока» клиентов-«физиков» и их денег из банковской системы. В конце октября на форуме «Россия зовёт» глава ЦБ РФ вновь коснулась этой болезненной темы. На этот раз она выразилась более определённо: российским банкам в ближайшие годы предстоит пережить заметный отток средств со счетов физлиц.

Статистика подтверждает, что такой отток уже происходит. Банк России опубликовал очередной обзор «О развитии банковского сектора», отразивший тенденции прошлого месяца. И вроде бы ничего страшного для банковской системы в октябре не произошло. Общий объём средств физлиц в банках сократился на какие-то 150 млрд рублей до 32,556 трлн рублей. Однако за этой общей цифрой скрывается рост текущих, в том числе карточных счетов – на 319 млрд рублей до 10,832 трлн рублей.

Бегство из банков

А если взять ту часть, которая называется «срочные банковские депозиты», то по этой позиции произошло сокращение: за октябрь – на 469 млрд рублей, а за десять месяцев этого года – на 1,154 трлн рублей. Поскольку на октябрь пришлось более 40% всех потерь за десятимесячный период, то можно сделать вывод: в прошлом месяце бегство «физиков» из банков резко активизировалось. В начале года на срочных депозитах было 22,328 млрд руб., а на 1 ноября осталось 21,174 трлн рублей, из которых 21,3% – в иностранной валюте. Судя по данным Банка России, бегство происходило преимущественно с рублёвых счетов. Так, в октябре рублёвые счета, по оценкам экспертов, «похудели» примерно на 350 млрд руб., а валютные счета – примерно на 120 млрд руб.

Принято считать, что в первую очередь клиенты бегут из мелких банков. А вот из обзора Банка России мы узнаём, что системно значимые банки (таких у нас на сегодня ровно дюжина) потеряли в октябре 0,4% средств «физиков», а показатель по топ-100 оказался равным лишь 0,2%. Впрочем, это не удивительно: средние и мелкие банки, пытаясь выжить, устанавливают для своих клиентов более высокие процентные ставки по депозитам, чем такие гиганты, как Сбербанк или ВТБ.

Если брать годовой период (с 1 ноября 2019 года по 31 октября 2020 года), то отток средств «физиков» составил 1,2 трлн рублей. Но, как отмечают внимательные аналитики, реально величина оттока выше. По той причине, что в ней следует учесть проценты, которые должны быть присоединены к общей сумме депозитов. За год величина начисленных процентов оценена в 1,0 трлн руб. Поэтому реальный отток средств «физиков» оказывается равным: 1,2 + 1,0 = 2,2 (трлн рублей). В октябре депозиты должны были прирасти процентами на сумму примерно 70–80 млрд руб. Если их учесть, оценка масштабов бегства из банков «физиков» в октябре – почти 550 млрд руб. Если экстраполировать эту величину на двенадцать месяцев, то в расчёте на год получится 6,6 трлн рублей. А это уже настоящая катастрофа для банковской системы России.

И ещё две «мелкие неприятности». В октябре Банк России зафиксировал бегство из банковской системы не только «физиков», но и юридических лиц: за месяц корпоративные клиенты вывели денег из банков почти на четверть триллиона рублей: 90 млрд рублей со срочных депозитов и на 158 млрд рублей – с текущих счетов. Другая неприятность заключается в том, что в конце этого года правительство готовит масштабный вывод денег бюджета из российских банков. На 23 ноября, по данным Казначейства РФ, размещённые в банках рублёвые средства правительства составляли 2,89 трлн рублей, из которых 2,04 трлн руб. размещено на срочных депозитах, а 0,85 трлн – остатки по операциям РЕПО. Аналитики «ВТБ Капитала» подсчитали, что к Новому году правительством будет изъято с банковских счетов примерно 70 процентов, или 2 трлн рублей.

Бегство денег из банковской системы может привести к очень серьёзному банковскому кризису. Чтобы не допустить оглушительного банковского обвала, Банк России прибегает ко всё большему кредитованию коммерческих банков. Включён «печатный станок» ЦБ, продукция которого (в виде кредитов РЕПО) призвана замещать потери российских банков, вызванных бегством физических (а отчасти и юридических) лиц из банковского мира.

В дополнение к такому инструменту, как «печатный станок» будет вновь задействована такая мера ЦБ, как отзыв банковских лицензий. Примерно два года назад Набиуллина заявила, что Банк России в основном закончил «прополку банковских грядок» (отзыв лицензий у ненадёжных банков). В следующем году Банк России обещает возобновить активную «прополку».

И, конечно же, Банк России продолжит проведение своей долгосрочной политики на полное вытеснение кеша из мира денег. «Физиков» необходимо полностью и окончательно заточить в электронно-банковском концлагере.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews