Прежде всего банкиров интересует показатель «финансовый результат». Если он с плюсом, то его называют «прибылью», если с минусом — «убытком». Из 464 кредитных организаций 365 на 1 июля 2019 года продемонстрировали положительный финансовый результат, их прибыль составила 1,118 млрд руб. Остальные 99 кредитных организаций (21% общего их числа) закончили полугодие с убытками, составившими 113 млрд руб.

Кстати, доля убыточных кредитных организаций снизилась по сравнению с аналогичным периодом 2018 года, когда она составляла 28%. Отчасти это объясняется интенсивной «прополкой грядок» в банковском секторе — отзывом Центробанком лицензий у кредитных организаций. Только за первое полугодие 2019 года их лишились ещё 20 банков. Число убыточных банков несколько уменьшилось в связи с тем, что Центробанк расширил масштабы санирования ряда кредитных организаций, вливая в них гигантские средства через специально созданную организацию Фонд консолидации банковского сектора (ФКБС).

Ещё одной важной причиной сокращения убыточных кредитных организаций является создание в России «плохого» банка. Он называется «Траст». На него происходит перегрузка «токсичных» активов других кредитных организаций. В прошлом году убыток «Траста» составил 155 млрд руб.

Полугодовая разница между суммарной прибылью и суммарными убытками, называемая чистой прибылью банковского сектора Российской Федерации, впервые за всю историю существования банковского сектора страны превысила один триллион рублей. Если быть точным, она составила 1,005 млрд руб. По итогам первой половины прошлого года чистая прибыль банковского сектора была равна 634 млрд руб. Получается, что чистая прибыль за год выросла почти в 1,6 раза. Это, между прочим, один из самых высоких показателей прироста чистой прибыли за многие годы существования банковской системы страны.

«Достижения» банковского сектора по итогам первого полугодия 2019 года выглядят очень впечатляюще на фоне нескольких предыдущих лет. В 2014 году в банковском секторе был достигнут один из самых высоких финансовых результатов: чистая прибыль по итогам года составила 589 млрд руб. Правда, в следующем году произошёл, можно сказать, «обвал». Прибыль в 2015 году упала до 192 млрд руб. Видимо, главной причиной такого падения стал обвал валютного курса рубля в декабре 2014 года, спровоцировавший кризис в экономике. Плюс к этому сработал такой негативный фактор, как введение экономических санкций против России в 2014 году.

рубли

Однако банковский сектор сумел адаптироваться к новым условиям. Уже в следующем, 2016, году его чистая прибыль выросла до 930 млрд руб. Такой впечатляющий рост был достигнут в результате того, что в начале 2015 года правительство приняло решение о выделении более двух трлн руб. из бюджета в виде помощи экономике для ликвидации разрушительных последствий обвала рубля в декабре 2014 года. Опуская многие детали, скажу, что большая часть этой казённой помощи в конце концов осела в банковском секторе (ведь она направлялась в экономику в первую очередь для того, чтобы предприятия сумели погасить свои долги перед ростовщиками).

Далее, в 2017 году, чистая прибыль российских банков составила 790 млрд руб., а в 2018 году — 1,340 млрд руб. Львиная доля всех чистых прибылей банковского сектора в последние годы приходилась на Сберегательный банк. Так, в прошлом году Сберегательный банк пересёк рекордную планку объёма прибылей до уплаты налогов — один триллион руб. Доналоговые прибыли всех остальных банков составили лишь 900 млрд руб. Из них наиболее крупными оказались ВТБ с показателем 292 млрд руб. и Альфа-банк со 135 млрд руб. Далее с большим отставанием идет Райффайзенбанк — 33 млрд руб. Всего доналоговая прибыль свыше 10 млрд руб. была зафиксирована у 19 кредитных организаций.

Большинство финансовых аналитиков в начале текущего года прогнозировали, что рост чистых банковских прибылей продолжится, и по итогам 2019 года они составят 1,8-1,9 трлн руб. Если экстраполировать финансовые результаты первой половины 2019 года на весь год, то должно получиться даже более двух триллионов руб. Прогнозы могут быть «перевыполнены». 

В учебниках по банковскому делу пишут, что основным средством наращивания прибыли банками является увеличение их активов. Активы банковского сектора РФ на 1 июля составили 92,5 трлн руб. На середину прошлого года показатель был равен 86,6 трлн руб. Прирост за год на 6,8%. Получается, что рентабельность активов банковского сектора (отношение чистой прибыли к активам) по итогам первого полугодия 2018 года составила 0,73%, по итогам первого полугодия 2019 года — 1,08%. Рентабельность активов за год выросла почти в полтора раза!

рубли

Основная часть активов банковского сектора — кредиты. На первом месте по объёмам — кредиты компаниям и организациям различных секторов экономики, а также межбанковские кредиты (последние, как правило, являются очень «короткими»). На втором месте — так называемый сектор домашних хозяйств, т. е. физические лица, граждане. На третьем месте — государство (как сектор государственного управления, так и государственные предприятия). Про первые два направления кредитной активности российских банков я сейчас говорить не буду. Коротко скажу лишь о третьем направлении.

В настоящее время государственный бюджет Российской Федерации является профицитным, поэтому в займах и кредитах Минфин не нуждается. А вот многие субъекты Российской Федерации являются дотационными регионами, их бюджеты дефицитны, эти дефициты покрываются с помощью кредитов российских банков (в первую очередь Сбербанка, также ВТБ). А что касается государственных предприятий, то в первую очередь это предприятия российского ОПК (оборонно-промышленного комплекса). В этом месяце была обнародована величина долга предприятий ОПК российским ростовщикам — 2,3 трлн руб.

Процентные ставки банковских кредитов (по всем трём основным направлениям) остаются запредельно высокими. И это на фоне того, что ключевые ставки ведущих зарубежных Центробанков стремятся к нулевой отметке. Банк России лишь символически понизил ключевую ставку. И на сегодняшний день она остаётся ростовщической и убийственной для всех категорий заёмщиков. 26 июля она была снижена на символические 25 базисных пунктов и стала равна 7,25%. Коммерческие банки не очень-то следуют даже за такими символическими снижениями ключевой ставки Центробанка. Их процентные ставки примерно в два раза выше ключевой. Отказ от снижения своих ставок банки обосновывают тем, что риски кредитования растут. А они действительно растут. Так, доля проблемных кредитов в портфелях коммерческих банков действительно запредельно высока — около 16%, и она не имеет тенденции к снижению.

банк

Если бы такую эффективность демонстрировали отрасли реального сектора экономики! Увы, рентабельность активов там или не растёт, или даже падает. И это неудивительно. Я уже писал о том, что российская экономика, построенная на принципах экономического либерализма, ориентирована не столько на производство, сколько на перераспределение общественного продукта и национального богатства. В этом смысле её можно представить в виде системы нескольких сообщающихся сосудов. Ежели в одном сосуде «убыло», то в другом «прибыло».

Мы видим, как «прибывает» в сосуде под названием «банковский сектор». А убывает в таких сосудах, как «реальный сектор экономики», «государственная казна», «сектор домашних хозяйств» (кошельки простых граждан). Кстати, в этом году появился ещё один сосуд, из которого очень сильно «убыло». Это Банк России, который продемонстрировал гигантский убыток по итогам 2018 года — 435 млрд руб. Это беспрецедентное событие в истории Банка России (до этого у него лишь один раз был убыток — в 1998 году, но сравнительно небольшой). Спасая («санируя») такие банки, как «Открытие», БИН, Промсвязьбанк, «Траст» и другие, ЦБ бросил на это не менее трёх триллионов руб., и это загнало его в убытки. Не исключено, что и в этом году Центробанк пожертвует своими прибылями ради того, чтобы банковский сектор мог прирастать прибылями. Правда, остаётся открытым вопрос: кто будет спасать «кредитора последней инстанции» — Центробанк, — если он станет хронически убыточным?

Власти не демонстрируют никаких признаков того, что на деле собираются заниматься наполнением деньгами таких сосудов, как «реальный сектор экономики», «государственная казна», «сектор домашних хозяйств». Слышим лишь мантры насчёт «роста» — экономики, реальных доходов населения, инвестиций и т. п.

правительство

Реально мы наблюдаем лишь рост банковского сектора, особенно его «финансовых результатов». Мне этот рост напоминает распространение раковой опухоли в живом организме — процесс пожирания здоровых клеток. Специалисты говорят, что раковая опухоль может расти по законам геометрической прогрессии, если вовремя не начать лечение.  

Применительно к экономике под раковой опухолью следует понимать долг перед банкирами живых клеточек — предприятий и организаций реального сектора экономики и граждан. Пожирание этих клеточек раковым вирусом (ростовщическим процентом) будет происходить по законам сложных процентов (та же геометрическая прогрессия). Найдётся ли врач, который остановит стремительное распространение метастазов по организму нашего общества? Методы лечения давно уже известны человечеству и не раз с успехом применялись. Но об этих методах как-нибудь в следующий раз.

Еще по теме

Поддержите нас
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews