При высокой степени неопределённости медицинских оценок пандемии коронавируса давать оценки её влияния на экономику сложно, но такие оценки даются. Только выглядят они не прогнозами, а инструментами управления сознанием субъектов экономической деятельности.

Катасонов

Те, кто отвечает за управление экономикой (правительства, центробанки), и те, кто управляет рынками (market makers), начинают использовать аргумент коронавируса для быстрого проведения в жизнь решений, которые в условиях иного психического состояния общества было бы провести сложно.

С начала 2020 года, когда все заговорили о коронавирусе, уже несколько центробанков принимали решения по ключевых ставкам, и почти во всех случаях это сопровождалось ссылками на эпидемию.

Пример другим центробанкам подала Федеральная резервная система США. 3 марта ФРС снизила ключевую ставку до 1–1,25% с 1,5–1,75%. Главным аргументом стало ожидаемое негативное влияние COVID-19 на экономику США. Обратим внимание на два момента.

Во-первых, решение о понижении было принято не на плановом, а на чрезвычайном заседании Комитета по операциям на открытом рынке (КООР). Последний раз такое экстренное решение принималось в октябре 2008 года, после краха банка Lehman Brothers.

Во-вторых, ранее принимавшиеся решения всегда предусматривали понижение (или повышение) на одну ступеньку – 0,25%. 3 марта произошло опускание сразу на две ступеньки.

Ближайшее плановое заседание КООР должно состояться 17-18 марта. Эксперты считают, что может произойти ещё одно снижение. Президент Дональд Трамп приветствовал решение регулятора от 3 марта, указав, что ФРС должна действовать более решительно и идти на дальнейшее понижение ставки. «Больше послаблений и понижений!» – написал в Twitter американский президент.

Комментируя решение ФРС по ключевой ставке от 3 марта, Дональд Элленбергер (Donald Ellenberger), старший портфельный менеджер Federated Investors Inc., сказал«Складывается впечатление, что ФРС стреляет из своей базуки и, возможно, знает что-то, что может значительно усилить пандемию в США… Рынком просто движет страх».

И вот новый сюрприз. ФРС, не дожидаясь планового заседания 17-18 марта, приняла в выходные дни новое досрочное решение – понизила ключевую процентную ставку до 0-0,25% («из-за экономического спада на фоне коронавируса»). Трамп одобрил это решение.

Можно заключить, что ситуация в американской экономике такая же тяжёлая, как в 2008 году, когда произошел крах Lehman Brothers. Возможно, даже ещё более тяжёлая, поскольку в дополнение к снижению ключевой ставки регулятор принял ряд других чрезвычайных решений. Ссылаясь на «фактор коронавируса», Федрезерв объявил об активизации программы количественных смягчений (КС), то есть об увеличении оборотов печатного станка. В ближайшие месяцы ФРС США увеличит свой портфель государственных облигаций США по меньшей мере на 500 млрд. долл., величина портфеля достигнет 3 трлн. долл. Плюс к этому как минимум на 200 млрд. долл. должен прирасти портфель ипотечных облигаций, выпускаемых полугосударственными агентствами (Ginnie Mae, Fannie Mae и Freddie Mac); этот портфель раздуется до 1,6 трлн. долл.

В результате все активы ФРС вырастут в текущем году с 4,3 трлн. долл. до 5,0 трлн. долл. В ближайшее время Федеральный резерв пересечёт рекордную планку объёма активов, которая была достигнута в январе 2015 года (4,52 трлн. долл.). Некоторые эксперты обращают внимание на то, что наращивание Федеральным резервом своих активов через скупку казначейских и ипотечных бумаг в ходе реализации трёх программ КС (они были завершены к концу 2014 года) не привели к ожидаемому оживлению американской экономики. Поэтому рано или поздно Федрезерву придётся последовать примеру Банка Японии, который уже давно занимается скупкой корпоративных бумаг, как облигаций, так и акций. В отчаянных попытках спасти американскую экономику регулятор неизбежно придёт к решению о начале скупки акций американских корпораций.

Наконец, ещё одно беспрецедентное решение ФРС: регулятор снизил резервные требования к банкам (долю средств, которые банк обязан держать в резерве у ФРС) до нуля с текущих 10%. «Это действие снимает резервные требования с тысяч финансовых институтов и поможет поддержать кредитование домохозяйств и бизнесов», – сообщил Федеральный резерв. Такое решение даёт коммерческим банкам возможность увеличивать выдачу кредитов, участвуя в наращивании общего объёма денежной массы.

В фарватере ФРС движутся и другие центробанки. Они также понижают ключевые ставки, активизируют работу печатных станков, снижают или отменяют резервные требования к коммерческим банкам. И всё это под действием «фактора коронавируса», аргументация уже отработана.

12 марта прошло заседание Европейского центрального банка. ЕЦБ не стал менять процентные ставки, которые у него и так находятся на предельно низком уровне. Ставка рефинансирования осталась на уровне 0%, маржинальных кредитов – 0,25%, депозитов – минус 0,5%. Вместе с тем новый президент ЕЦБ Кристин Лагард, заявив об озабоченности распространением коронавируса в Европе, объявила о расширении программы покупки активов. До конца года Европейский центробанк должен нарастить свои активы на 120 млрд. евро, и значительную их часть составят корпоративные облигации. ЕЦБ начинает напрямую спасать корпоративных гигантов Европы.

А Банк Англии 11 марта продемонстрировал необыкновенную смелость в понижении ключевой ставки. Он принял решение снизить ставку сразу на 0,5 процентного пункта – до 0,25% годовых. Её новое значение – минимальное с 2016 года. Одновременно Банк Англии принял решение о программе срочных кредитов для банков, которые должны направлять эти деньги в реальный сектор экономики. Предусматривается также снижение требований к банкам по нормативам достаточности капитала на период острой фазы кризиса. Расширяется кредитование Банком Англии правительства. Программа государственных заимствований в Англии призвана обеспечить резкое увеличение финансовой поддержки правительством предприятий реального сектора экономики.

Примечательно, что понижение ключевой ставки Банком Англии было сделано с опережением – до запланированного на 26 марта заседания по данному вопросу. Некоторые эксперты не исключают, что в конце марта Банк Англии дополнительно понизит ключевую ставку до 0,05% и объявит о запуске программы количественных смягчений.

Среди других ведущих центробанков, которые снижают ключевые ставки в ответ на эпидемию коронавируса, – Банк Канады. Он вслед за ФРС тоже опустил ставку сразу на две ступеньки, с 1,75 до 1,25%. А 14 марта произошло ещё одно понижение и опять на две ступеньки – до 0,75%. «Это незапланированное решение по ставке является превентивной мерой в свете негативных последствий для экономики Канады, вызванных пандемией COVID-19 и недавним падением цен на нефть», – указывается в заявлении канадского Центробанка.

В тенденцию снижения ключевой ставки включаются и центробанки более мелкого калибра. Так, Центральный банк Норвегии 13 марта сообщил о снижении ключевой ставки 1,5 до 1,0%. Как отмечается в пресс-релизе Центробанка, «существует значительная неопределенность в отношении продолжительности и последствий вспышка коронавируса, несущей риск выраженного экономического спада».

В самом начале марта в Вашингтоне состоялась встреча финансовой «семёрки» (центробанки и минфины G-7). В центре обсуждения была эпидемия коронавируса, сломавшая производственные цепочки и обвалившая фондовые и сырьевые рынки. Минфины стран G7 «готовы принять меры, в том числе фискальные», а центральные банки продолжат «задействовать свои мандаты, поддерживая стабильность цен и экономический рост, равно как и устойчивость (мировой) финансовой системы», говорится в итоговом документе встречи.

Наблюдается всё большая синхронизация в действиях центробанков. Обнародована информация о том, что ФРС и ещё пять центральных банков (Банк Канады, Банк Англии, Банк Японии, ЕЦБ и Швейцарский национальный банк) договорились в рамках G-6 (группа шести центробанков) усовершенствовать взаимное предоставление ликвидности через действующие долларовые своп-линии. Достигнута договорённость о снижении стоимости таких свопов на 0,25 п. п. Центробанки, занимающие доллары у ФРС, будут предлагать их в каждой соответствующей юрисдикции в еженедельном режиме на срок 84 дня (в дополнение к существующим операциям с недельным сроком).

Что касается Центрального банка России, то последний раз изменение ключевой ставки им производилось 7 февраля. Ставка была понижена на 0,25 процентных пункта до 6,0%. В пресс-релизе Банка России по итогам решения от 7 февраля никаких ссылок на «фактор коронавируса» не содержится. Следующее плановое заседание Банка России по вопросу ключевой ставки состоится 20 марта. Логично было бы предположить, что Центробанк России должен будет понизить ключевую ставку, но ему кроме «фактора коронавируса» при принятии решения придётся учитывать и другие важные факторы – падение цен на нефть, усиление оттока капитала из страны, вероятность введения новых экономических санкций против России.

Обзор деятельности ведущих центробанков мира приводит к выводу: «фактор коронавируса» становится важным аргументом в пользу дальнейшей либерализации и без того сверхмягкой денежно-кредитной политики. Однако какой бы «мягкой» ни была денежная политика, она не может предотвратить назревающий мировой экономический кризис. Его спишут на коронавирус, но настоящие причины грядущего кризиса – в алчности хозяев денег и в капиталистической модели устройства мировой экономики.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews