Три главных «бизнеса» войны
Шоком стала обнародованная недавно в Сети переписка бывшего адвоката Юлии Тимошенко Сергея Власенко и немецкого врача Ольги Вибер о продаже органов пострадавших в ходе «антитеррористической операции» украинских солдат в Европу. ukr_soldatЕсли верить этому документу, «бизнес» поставлен на поток. Вот лишь один заказ из Германии: «17 сердец, 50 почек, новая печень в количестве 35 штук, 30 поджелудочных желез и 5 легких». Причем глава службы безопасности Украины Наливайченко якобы в курсе.
Неужто такое действительно возможно? Или история со взломанной перепиской — черный пиар, часть информационной войны, которую ведут между собой лидеры Украины?
— Я читала эту переписку, — говорит доктор политических наук Елена Пономарева, автор книги о развале Югославии «Преступный интернационал в центре Европы. Как NATO создает государства-бандиты». — Сразу подчеркну, информацию надо тщательно расследовать, чтобы обвинения не были голословными. Но у меня как специалиста, многие годы изучающего балканские войны, сама возможность черной трансплантологии на Украине удивления не вызывает. Известно, в ходе любого военного конфликта наиболее прибыльными оказываются три «бизнеса» — проституция, наркотики и торговля органами. Они не просто приносят огромную прибыль организаторам, но серьезно влияют на политический, социальный, экономический и психологический климат в конкретном регионе.
Что же касается украинского кризиса, там изначально было все «по-черному». Иначе зачем уже в первые дни противостояния бойцы самообороны майдана захватили киевский морг и крематорий на улице Оранжерейной, топка которого с того момента работала круглосуточно? Почему всех погибших хоронят без судмедэкспертизы, способной установить истинную причину смерти? Значит, есть то, что новые властители Украины хотят скрыть.

Почки вырезали прямо в шахте

— Елена, с проституцией, наркотиками понятно. Но органы! Разве можно в полевых условиях их изымать?
— Можно. Нужна лишь комната с операционным столом, анестезия, инструмент. И обычный хирург. Как правило, в условиях конфликтов происходит изъятие относительно «простых» органов — почек, печени, легких. Нередки случаи забора крови. С перевозкой тоже нет особых сложностей — нужны лишь специальные контейнеры и транспорт. А заказчики ждут. Именно поэтому особо изуверские и масштабные формы торговля человеческими органами приобретает в период вооруженных конфликтов.
Самые страшные и многочисленные факты подобного «бизнеса» имели место на территории Косово и Албании. Лидеры косовских боевиков по жестокости и цинизму превзошли всех черных трансплантологов. Еще в 1999 году почки изымали у «неизвестных доноров» (как чаще всего пишется в официальных документах Международного трибунала по бывшей Югославии) в больничном центре в Тиране (Албания), который по мрачной иронии называется «Мать Тереза», и университетской больнице Скопье (Македония). Использовались также часть больницы в Байрам-Цури и оздоровительный центр на заводе «Кока-Кола» в Тиране, психоневрологическая больница тюрьмы № 320 в г. Буррели и частный дом, оснащенный под больницу в окрестностях г. Тропоя, т. н. желтый дом, клиника «Медикус» в Приштине. Даже в шахте Дева на границе Косово и Албании оборудовали тюрьму и операционную! Все эти факты были задокументированы.

В Косово были целые лагеря доноров

— Почки, печень вырезают у погибших бойцов или только у тяжелораненых? В опубликованной переписке врач предъявляет претензии, что часть «товара» некачественная.
— Весь цинизм и жестокость заключается в том, что органы нужны от молодых и здоровых людей. Тяжелораненый теряет много крови. Его «запчасти» уже не представляют особого интереса. Поэтому, как свидетельствует косовский конфликт, органы изымали либо у попавших в плен бойцов, либо у похищенных гражданских лиц, преимущественно сербов, содержали которых как скот в специальных лагерях-бойнях. Вырезали органы, когда был точный заказ. Например, по свидетельствам сербской прокуратуры, подпольный донорский центр в г. Буррели функционировал с 1999 по 2003 год. Жертвы доставлялись из концлагерей и тюрем. За это время в Буррели убили (в результате медицинских операций) более 500 человек. Среди них не менее 50 русских! У наших добровольцев, приехавших защищать православных братьев, албанцы вырезали органы с особым удовольствием. Считалось, что уж их-то точно никто искать не будет.

perepiska

— Если верить переписке, на Украине тоже выполняют конкретные заказы по почкам, легким… А как преступники заметают следы? Ведь наверняка много свидетелей!
— Тела обычно хоронят или сжигают. Причем делают это руками ожидающих своей участи жертв. Свидетели? Да, они есть. Охранники, врачи, медсестры… Но все они включены в этот «бизнес» и вряд ли сами явятся в суд.

— Как можно переправить такое большое количество донорских органов из зоны конфликта в мирную Европу? Ведь в Евросоюзе вроде все под контролем!
— А почему вы думаете, что их обязательно нужно переправлять в Европу? Украинские клиники ничуть не хуже, а может быть, даже лучше косовских и албанских, где черная трансплантология была поставлена на поток. Но даже если нужно перевезти орган в Европу, это будет сделано. Международная мафия тем и сильна, что для нее не существует границ. Нас же не удивляет, что тонны афганских наркотиков переправляют в Европу…
— Кстати, а кто пациенты?
— Обеспеченные люди. Как правило, из Европы, США и Канады. Они не занимаются морализаторством и не утруждают себя вопросами, откуда почка.

Международная мафия не допустит расследования?
— История со взломанной перепиской о продаже органов прогремела и тут же затихла. Кто может сейчас провести расследование? Сами киевские власти этим заниматься явно не будут, памятуя истории со снайперами на майдане и одесской трагедией 2 мая. Надежда на ЕС, ООН?

— Наивный вы человек! Надеяться на заинтересованность международных
организаций в поиске черных трансплантологов на Украине не стоит. Ведь бесчеловечный «бизнес» косовских боевиков по изъятию органов у тысяч живых людей расцвел как раз на территориях, с июня 1999 года подконтрольных миротворческим силам ООН и НАТО. Документальные свидетельства этих изощренных зверств косовских албанцев были в распоряжении Международного трибунала по бывшей Югославии уже в 2000 году. Но серьезное расследование началось лишь в 2008-м, а в мае 2011-го прошли первые судебные слушания. Причем импульс разоблачению этих преступлений был дан докладом швейцарского депутата Дика Марти, озвученным им в ПАСЕ 12 декабря 2010 года. В этом документе указывается, что руководители Армии освобождения Косово (своего рода прототип нацгвардии на Украине), в том числе действующий премьер-министр Хашим Тачи, непосредственно участвовали в нелегальной торговле органами!
О масштабе зверств, о наличии целых трансплантологических инкубаторов миру стало известно из мемуаров бывшего уже прокурора Международного трибунала по бывшей Югославии «железной» Карлы дель Понте. Будучи прокурором, она не смогла ничего сделать. То же самое можно сказать и о докладе Дика Марти. Несмотря на расследование его комиссии, «цивилизованные страны» признали не только независимость Косово, но и легитимность Хашима Тачи — одного из самых одиозных личностей на Балканах и прямого организатора черной трансплантологии. Заслуженного наказания настоящие преступники до сих пор не понесли. Посадили «пешек». Что лишний раз доказывает политику двойных стандартов т. н. «цивилизованных» стран, которые готовы закрывать глаза на зверства своих «сукиных сынов».
Но очевидно одно. Такие преступления, как в свое время преступления нацизма, не должны иметь срока давности. Их организаторы и исполнители должны быть наказаны. Но для этого нужно собрать неопровержимые доказательства преступлений.

ЦЕНА «ТОВАРА»

Миллионы евро на черной трансплантологии

— Какая цена органов на черном рынке?
— Она зависит от места их изъятия и пересадки, — объясняет Елена Пономарева. — Так, если в Турции легальная операция по пересадке печени будет стоить от 70 до 100 тыс. евро, то в Германии и Израиле — от 150 до 280 тыс. Пересадка почки дешевле — от 30 до 70 тыс. евро. Операция по пересадке сердца, причем не включая стоимость самого органа, стоит в среднем 100 — 130 тыс. евро. Приблизительная стоимость кератопластики (пересадки роговицы) на один глаз — от 1500 до 3000 долларов. Стоимость органов на черном рынке напрямую связана с ценовой политикой легальной медицины и, конечно, в разы дешевле. Ведь «донору», похищенному в зоне конфликта, не надо платить.

— Как распределяется прибыль?
— Точный ответ могут дать лишь следователи и суд. Все зависит от масштаба преступлений. По самым скромным подсчетам бывшего прокурора Международного трибунала по бывшей Югославии Карлы дель Понте, на торговле органами, изъятыми у живых людей, премьер Косово Хашим Тачи заработал более 2 млн. евро!
Если трансплантологическим «бизнесом» решил заняться какой-то полевой командир, то и «прибыль» будет незначительная. Другое дело, когда создана непрерывная цепочка — от изъятия органа до места его пересадки. В эту цепочку включены десятки людей и служб. И самое простое в этом «бизнесе» — изъять орган. Далее его нужно сохранить и транспортировать. Операция по пересадке требует современного оборудования и профессиональных врачей, начиная от анестезиологов и заканчивая хирургами. Конечно, властные структуры, обеспечивающие безопасность таких операций, тоже нуждаются в оплате. Именно поэтому криминальный бизнес процветает в зонах, неподконтрольных государству, или там, где само государство стало, по выражению американского исследователя Шацберга, бандитом.

http://www.kp.ru/daily/26257.3/3135826/

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Ростислав Ищенко (новое видео)
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели