В самой горячей точке Донбасса — городе Дебальцево продолжаются кровопролитные бои, «котел» окружения, в который попали здесь украинские войска, продолжает неумолимо сжиматься.

ПленныеНа передовой тут вчера был легко ранен в ногу глава ДНР Александр Захарченко. Мы разминулись с ним возле штаба группировки штурмующей Дебальцево — ему быстро оказали первую помощь и отправили в Луганск.

Мы двигаемся дальше, за межевой знак обозначающий зону боевых действий. Некогда прекрасное шоссе Донецк-Луганск перегорожено цистерной с надписью «Добро пожаловать в Донбасс». Надпись обращена в сторону противника, который, похоже, серьезно изменил свои планы в последние дни. Проезжаем позиции ополченцев-казаков атамана Козицина — они давным-давно пусты. Казаки ушли вперед, бросив добротные подземные дома из грузовых контейнеров и траншеи, которые копали еще их деды во время оборонительно-наступательных боев в декабре 1941 года. Осенью, в одной из таких траншей казаки нашли останки трех красноармейцев…

Украинские солдаты под Дебальцево начали массово сдаваться в плен

Мы встретились с пленными в пригороде Дебальцево. Изгиб трассы, гора извести высотой с пятиэтажку — под ее прикрытием спрятался укрепрайон — строительные вагончики, блиндажи, доты. И горы мусора, в который война мгновенно превращает все хорошие вещи — лишь прикоснется к ним на одно мгновение. На ветру хлопает дверь с криво нарисованным синим крестом — медпункт. Внутри, среди невообразимого беспорядка, лежит украинский солдат. Он был ранен в грудь осколком. Когда украинские войска в панике бежали из укрепрайона, раненого забирать не стали. Просто выстрелили ему в лоб, в упор — на желтой, восковой коже, черный кружок. Штанцмарка — след от порохового ожога при выстреле в упор…

Во дворе этой разоренной крепости, толпятся сумрачные грязные мужчины. Закопченные, небритые. Без шапок и знаков различий. Некоторые пленные уже успели частично переодеться в гражданку и сразу исчезли куда-то бесследно злые бандеровцы. А ведь еще недавно все они были бойцами батальона «Кривбасс». Остались, Тарас да Василь, те самые «зробитчане», что днем рубили баньку где-нибудь на даче под Питером или Москвой, а вечером вместе с нами ходили удить рыбу в тихой среднерусской речушке. И хочется их пожалеть, но не получается, мешает голос ополченца, который допытывается — кто стрелял по его дому? Злой разговор и неприятный. Четыре сутулые фигуры стоят, вцепившись в углы плащ-палатки. На брезенте лежит их мертвый товарищ.

Ополченец на взводе, через пятнадцать минут он уйдет обратно в бой, в Дебальцево, которое сегодня — ад на земле. Он спрашивает:

— Ну что, помог вам Порошенко? Помог? Он вас как мясо тут списал! Он говорит, что вы тут не в окружении.

Мы коротко и односложно говорим с пленными. Все они, как ни странно, жители «сомнительных» с точки зрения Киева, «сепаратистских» областей — Херсонщина, Харьков, Днепропетровск. Бывший боец с хорошей «украинской» фамилией Курочкин пытается оправдываться:

— Да не знал я, что мы в окружении! Я чо? Я стрелок, у меня командиры надо мной. Нам говорили — держать позиции, мы и держали. Потом вместе сдались.

— Неужели домашние не говорили вам про «котел»? Ведь вы с ними созванивались!

Курочкин мрачнеет:

— Созванивался… А что я мог? Один отступить?

Пленных выстраивают в два ряда на насыпи — их много, очень много. Ополченец с позывным «Коммунист» (заместитель командующего народной милицией Министерства обороны ЛНР), в кожаной фуражке с красной звездой на лбу говорит пленным напутственную речь:

— Я вам своим комиссарским словом гарантирую нормальное отношение. Сейчас вас отвезут в тепло, покормят, помоют, и возможно — не обещаю, переоденут. И мертвого товарища своего из медпункта заберите.

«Коммунист» рассказывает нам, что они 2 дня вели переговоры с «сидельцами»:

— Сначала шесть человек перешло, потом двенадцать. Вчера они нас обманули, как только переговорная группа ушла, нанесли удар и по нашим позициям. У нас были раненые. Не смотря на эту провокацию, мы все таки решили не уничтожать их, а отнестись как к военнопленным.

— Как у них там жизнь, в котле?

— Собак не едят, но с момента начала активных боевых действий настроение у них упало. Им давно перестали подвозить боеприпасы и продукты. А пайки у них, сами видели — через двое суток ноги протянешь.

По словам «Коммунист», в «котле» осталось порядка 7 тысяч мирных жителей Дебальцево, которые уже реально голодают неделю. Из подвалов их не выпускают украинские «освободители» — чтобы не путались под ногами, не шлялись по улицам. Обычное поведение, нам рассказывали про него во всех городах и селах «освобожденных» Киевом. Теперь и Дебальцево должны вот-вот освободить от «освободителей».

По словам нашего источника в ополчении, под Дебальцево в целом повторяется сценарий гибели армии Паулюса под Сталинградом — центростремительные силы и ополченцы, гуртуют украинскую армию в центре плацдарма, а с внешней линии обороны, солдаты, сражавшиеся за Киев, бегут. Только во вторник тут сдались 120 солдат.

Бывшие украинские воины бегут туда, где их простят.

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Ростислав Ищенко (новое видео)
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели