Ровно через год после госпереворота в Киеве, спецкор «КП» отправился в этот город, чтобы узнать — поняли ли украинцы, какой роковой шаг они тогда совершили…

Евромайдан и АнтимайданЧЕРТОВ ЛЕДОРУБ

Вот хожу я сейчас по киевскому Майдану, который залит таким же неуместно-веселым солнцем, что и мясорубка в Дебальцево, хожу мимо свечей, черных ленточек, мимо рабочих, монтирующих сцену для траурного митинга в годовщину расстрела тут «небесной сотни»…

И все время натыкаюсь на волонтеров собирающих деньги на лечение раненых.

«Мы не мошенники! – кричит молодой парень с коробкой и пакетом документов, пробираясь по вагону. — Вот лицензия, вот печати… Деньги на лечение раненых…

«Раненых», «раненых».

О них я слышу в метро, на улицах, в магазинах, где у касс обычно стоит тележка, куда люди кладут продукты для воюющих в Донбассе…

— У меня треть класса там, в той зоне? — говорит мой киевский приятель, — Да и я бы …

Тут он дипломатично замолкает…

Мы пьем пиво и размышляем – как бы не задеть друг друга.

— И долго Украина способна воевать? –осторожно спрашиваю.

— Бесконечно, – хмурится он…

На стене метро наклейка «Бойкот. Iгноруйте товари та послуги краiни оккупантiв» (игнорируйте товары и услуги страны-оккупанта). В списке грузинское «Боржоми»…

Почему, блин, Боржоми? — думаешь автоматически.

Впрочем уже плевать.

Если кто-то помнит братскую Украину и расслабленный Киев двух-трехлетней давности, сюда, наверное, лучше не приезжать… Больно.

Для русского, любящего Украину, Киев, здесь надо стараться не замечать войну. Но это тяжело.

Тут даже не включая телевизор, просто садишься в кафе, рассматриваешь наклейки на стенах, призывающие лютую смерть к российскому президенту, и слушаешь.

— Сидим в подвале, эти п..сы кричат – сдавайтесь! Мы вас даже п..ть не будем, – рычит хлопец за столиком слева. — Мы им – пошли вы на… Они – и че делать будете? Мы – а просто сидеть. И очередями их, очередями…

— Не бывает болевого шока! Не бывает! — доказывает справа одна подруга другой. — При перевязке видишь, все от темперамента зависит – кто-то орет, кто-то терпит…

— До Майдана лишь пара процентов населения Украины считала Россию врагом, теперь больше трети – рассказывал мне киевский социолог Research & Branding Group Евгений Копатько. – Не зря же сейчас в Украине младенцев все чаще называют Айдарами (в честь батальона нацгвардии. — Ред.). Россия Украину теряла не вдруг, она уходила давно. Взаимный образ врага взращивался чуть ли не всеми президентами, включая евроинтегратора Януковича… И теперь это надолго.

Но я мысленно никак не мог уйти с того, промозглого Майдана прошлого года, ищу – где была та роковая ошибка, от чего Украина с грохотом и стрельбой полетела в тар-тарары.

Здесь, вспоминаю, стояла баррикада с проходом и половичком в виде советского флага, тут большая палатка с надписью «Донецк», тут бак, у которого обычно грелся странный человечек – он ходил с палкой, к которой был привязан ледоруб и топор…

Я потом часто вспоминал эту жуткую штуковину.

Ледоруб потом превратился в коктейль Молотова, в катапульту, потом в «зеленых человечков», в старые танки и БТР, потом в новые, потом в «Точку У», Буки…

Может мы, братья, пошли друг на друга именно из-за этого чертового ледоруба?!.

КОНЕЧНО, БЫЛО И ЦРУ…

— А Майдан в России вообще никогда не поймут. – махнул рукой один из лидеров “Оппозиционного блока” (считается условно пророссийским) депутат Рады Вадим Рабинович, — Потому что вы, россияне, заранее знаете все ответы. По вашему, это сделали американцы, ЦРУ. Так?

— Так. И еще нацисты – отвечаю я с уверенностью в 80%, аккуратно соответствуя настроениям своей страны.

— Вы видели здесь фашистов? — поинтересовался Рабинович.

(Растерянно оглядываюсь на его пресс-секретаря Владимира Кацмана – тут-то я думал найти антифашистов)

— Подождите-подождите, – говорю. — А как же «москаляку на гиляку»? «Кто не прыгнет тот москаль»?

— То есть я от того, что кто-то в 140-миллионной России сказал «хохлы, жрите свое сало», а кто-то в 40-миллионной Украине скажет «москаляку на гиляку» — что, давайте стрелять?! Мы не может годами резать друг друга из-за того, что Бандера действительно неоднозначная фигура.

— Но разве такие крики и Бандера не разъединяли страну?

— Все разъединяло. И крики Тягнибока, что бандеровские танки дойдут до Донецка, и заявления других уродов… И неадекватная реакция Москвы.

— И ЦРУ?

— Конечно, на Майдане было и ЦРУ! – тут же согласился Рабинович, — И ваша внешняя разведка и другие силы притяжения. Но не они сыграли решающую роль в революции… Да, при каждом Майдане надо поставить палатки, подвести еду, заплатить за то, за это… Но ни деньги, ни пусть трижды заокеанские режиссеры не могли сами по себе создать Майдан. Хотите проверить? Пожалуйста. Возьмите денег больше, чем потратили в прошлом году, расставьте палатки, и я посмотрю как у вас получится… Я знаю целые фирмы, которые занимаются народным гневом. У них на одной полке плакаты, например, «Янукович тиран», а на другой «Янукович, вернись!» Наймите их. Но если вам нужен Майдан в миллион человек – не получится. Он случится, если у людей такая задета струна, которую деньгами не оценить… Поймите, я сам не люблю Майдан. Он мало, что дает практического – и экономике, и управлению… Когда вокруг меня люди радостно собирались на площадь, я им говорю: будет значительно хуже. Но! Майдан радует!
Зима 2014-го года. Флаги украинских националистов в колонне противников Януковича. Фото: ЛЮКОВ Максим

— Радует?!

— Нет, вы не поймете, – Рабинович смотрит на меня, кажется, с жалостью, — Да, незаконность отстранения Януковича была очевидна. Но при этом вы не найдете много людей в Украине, которое скажут, что жалеют о Майдане или скучают по Януковичу. Поймите, революция дарит людям чувство, которое не дает им превратится в быдло. Ведь казалось еще пара месяцев правления Януковича, и он скажет – «сечь холопов!» Янукович проиграл внутренне, на духовном уровне, хотя…

— … Нам россиянам это не понять, – киваю. — Ну разумеется. Но россияне в отличие от вас хотя бы логичны. Если революционеры сдержались бы, не согнали пусть трижды плохого Януковича, который и так ушел бы через год, было бы…

— Было бы! Было бы! – взрывается Рабинович. — Это все равно что сказать – надо было бы не жениться еще годик, и брак был бы удачен. Вы это серьезно?! Неизвестно – что было бы дальше. Послушайте – еще при первом избрании Януковича, когда его приближенные (крупные такие мужики) прыгали и кричали «Ура!», в сторонке плакали молоденькие девушки-журналистки, и камера крупно показывала их слезы. И я еще тогда сказал: «Янукович проиграл». Не важно, что он выиграл выборы, вот она — глубокая эмоция, которая не случайна, и которая отзовется в будущем. То же самое с Майданом – не важно, кто его режиссировал. Когда я увидел, как бьют студентов, и эта телекартинка разошлась по стране – сказал снова: Януковичу кранты. Я видел, как интеллигентные люди брали железяки, наматывали себе на грудь стиральную доску и шли на Майдан умирать.

— А дальше?

— А дальше, конечно, разочарование. Тупая экономическая политика, воры остались на месте, коррупция на том же уровне, гривну обвалили, полстраны поубивали. Да, это так! – сказал мне на прощание Рабинович в уверенности, что я опять плохо пойму…

А, я признаться, действительно перестал понимать Украину. Вокруг страшный кризис, война, почти полное отсутствие реформ, теряющий популярность Порошенко. А она снова не в силах ждать выборов. Она снова готовится… к третьему Майдану.

Украина опять с отчаянием берется за ледоруб…

Мы решили сравнить, какими были экономические показатели Украины за последние несколько лет до майдана и к чему страна пришла за год после него.

Экономика Украины

ЭТОГО ХВАТИТ ДЛЯ НОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ

То что в Киеве зреет новый Майдан, уже милитаристский, когда на площадь могут выйти демобилизованные из Донбасса батальоны – знают здесь все, от чего депутаты от партии Порошенко иногда комически срываются на мини-истерики в стиле «Мы не дадим Майданам решать судьбу президента».

Год назад они говорили обратное…

Социолог Евгений Копатько считает, что социального напряжения накопилось вполне достаточно для нового взрыва. 20% опрошенных готовы принять участие в протестных акциях.

— Это, поверьте, хватит для новой революции, — говорит социолог. — Ведь нынешнее правительство – это власть хорошо организованного меньшинства над деморализованным большинством.

— Но тогда Украина вообще развалится! Разве никак нельзя обойтись без Майданов и потерпеть хоть теперь? – изумляюсь я.

— Вам, русским, действительно иногда трудно нас понять, — с грустью кивнул социолог.

http://www.kp.ru/daily/26344.4/3227003/

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Ростислав Ищенко (новое видео)
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели