«Фармагеддон» — этот термин придумали сами врачи. Если изображать символ медицины «Змея и чаша» на современный лад, то змея давно уже заглотила свой хвост. Круг сомкнулся.
Теория заговора

Если раньше фармгиганты производили лекарства от болезней, то теперь они производят болезни для создания новых лекарств.

Теория заговора: Фармацевты 02.10.2014

Фарминдустрии выгоднее изобретать лекарства для снятия симптомов, а не лечения болезней. Если верить статистике, дисбактериозом страдает 90% населения. В аптеках продаются десятки препаратов от этой болезни. Пробиотики, пребиотики, симбиотики, и другие «тики». Нас пугают — если не лечить дисбактериоз, то он может привести к серьезным последствиям, вплоть до иммунодефицита и даже психических расстройств! Проблема лишь в том, что официально не существует никаких симптомов дисбактериоза, так как он сам – симптом!

Элиссон Шейн биохимик из США. Он больше 10 лет работал в транснациональной фармацевтической компании. Лекарства этого производителя есть в каждом доме по всему миру. Уволившись, Элиссон выступил с сенсационным заявлением. Он утверждает, что это продуманная политика фармкомпаний – изобретать лекарства только от симптомов.

Валокордин и корвалол просто «народные средства». Валокордин пришел к нам из Европы еще в 60-е годы прошлого века. А вскоре появился его советский аналог «корвалол». С тех пор в науке много что изменилось. Но большинство из нас уверено, что это лучшее лекарство «от сердца». Несмотря на возраст, эти препараты до сих пор остаются самыми популярными в России. Врачи их в шутку называют «опиум для народа».

Луиза Карева – корвалольщик со стажем. Она буквально «сидит» на сердечных каплях. Пьет их ежедневно. Все началось 5 лет назад. В семье Луизы произошло несчастье. За несколько недель она потеряла половину своих родных. Лекарства начала принимать потому, что прихватило сердце. Тогда Луиза думала только об одном, как не сойти с ума от горя. Привыкание пришло быстро. Через месяц 30 капель стало не хватать. Доза выросла до 50, сократились промежутки. Сегодня без капель женщина не выходит из дома. Скупает бутыльки в аптеках десятками. «Про запас». Мы привели Луизу к наркологу. Через несколько минут врач поставил диагноз. У женщины не что иное, как классический «синдром отмены». То есть проще говоря «ломка». Дело в том, что в состав корвалола и валокордина входит фенобарбитал, который оказывает наркотический эффект. В общем с точки зрения фармацевтического бизнеса валокордин и корвалол — идеальные препараты. Мало того, что снимают симптомы, так еще и сами вызывают привыкание! Вы становитесь самым преданным потребителем, так как не можете без него обходиться.

Швейцария. Неофициальная фармацевтическая столица мира. Здесь расположены основные структуры ВОЗ — Всемирной организации здравоохранения. Здесь же базируются многие транснациональные фармкомпании. Наша съемочная группа приехала сюда в командировку, а заодно мы захватили с собой корвалол и валокордин. Отправились в аптеку и пытались купить такие же бутылочки. Обошли пять, ни в одной не нашлось таких препаратов. За пределами Восточной Европы купить корвалол и валокордин практически невозможно. Нам еще повезло, что мы въезжали в Шенгенскую зону через швейцарскую Женеву. В некоторых странах — Литве, США, Объединенных арабских эмиратах эти препараты и вовсе запрещены к ввозу.

На фармацевтическом рынке огромная конкуренция. Даже для лечения одного и того же симптома есть десятки препаратов. Взять хотя бы жаропонижающие, под них отводят целый стеллаж в любой аптеке.

Перед фармкомпаниями все чаще встает проблема — а как еще стимулировать спрос? Да очень просто. Можно создать его на пустом месте. Проще всего самим придумать болезнь, а потом изобрести от нее лекарство.

Яркий пример – синдром хронической усталости. Вот как примерно выглядит схема лечения от этого «заболевания». Боли в мышцах и суставах? Здесь помогут анальгетики. Бессонница? Успокоительные. Усталость, депрессия, проблемы с концентрацией внимания? Антидепрессанты. Ослабленный иммунитет? Пейте иммуностимуляторы. А еще витамины для профилактики. И ноотропы, чтобы «мозги работали». Мы отправились в аптеку и скупили все по схеме лечения – получилось больше 10 тысяч рублей. На эти деньги можно, в общем, то и просто отдохнуть.

Какой-то очень затратный синдром. Может быть, и не нужно лечить его вовсе? Существует ли эта болезнь на самом деле? С этими вопросами мы обратились в Министерство здравоохранения. Но четкого ответа не получили. Тогда мы обратились в штаб-квартиру Всемирной организации здравоохранения. Здесь ведут международный медицинский реестр классификации болезней. Такой болезни нет в справочнике! Официально ее не существует. Болезни нет, а лечение есть. И не дешевое.

Как же фармкомпаниям удается всех провести? Для этого у них есть отделы маркетинга. Парадокс в том, что пока заводы штампуют таблетки от выдуманных болезней, есть множество реальных, от которых лекарства пока не существует. Почему? Ответ прост – невыгодно.

Наверное, все видели, как мировые знаменитости обливаются ледяной водой. Самая модная фишка сезона. Но мало кто понимает, зачем они это делают. На самом деле, таким образом, собирают деньги на создание лекарства от редкой болезни. Это смертельное заболевание, но болеет им «всего-то» пара миллионов человек во всем мире. Так что фармкомпаниям невыгодно разрабатывать такое лекарство.

Еще одна сторона заговора. В кулуарах мирового ученого сообщества давно ходят слухи, что лекарства от болезней века — СПИДа, диабета, язвы желудка — давно изобретены. Только крупные корпорации делают все для того, чтобы эта информация не просочилась. Про СПИД и диабет доподлинно неизвестно, но с язвой ситуация иная.

Нобелевский лауреат, профессор микробиологии Барри Джеймс Маршалл, несколько лет назад положил мировую фарминдустрию на лопатки, доказав, что смертельные болезни можно вылечить элементарными препаратами.

Ученый совместно с коллегами, доказал, что язва желудка – вовсе не хроническое заболевание, а процесс, который имеет бактериальную природу. То есть при правильном подборе медикаментов, ее можно вылечить раз и навсегда. Почему же тогда этого лекарства до сих пор нет в аптеках? По мнению ученых, фармацевтические компании не заинтересованы в разработке препаратов, позволяющих излечить якобы хронические болезни раз и навсегда. Им выгоднее производить лекарства для снятия симптомов.

В программе принимают участие:
Барри Джеймс Маршалл — Нобелевский лауреат, профессор микробиологии
Василий Викторович Власов — профессор, доктор медицинских наук. президент Общества специалистов доказательной медицины.
Элиссон Шейн — биохимик из США, больше 10 лет работал в транснациональной фармацевтической компании
Андрей Шульженко, завотделением аллергологии и иммунотерапии Института иммунологии ФМБА России
Павел Андреевич Воробьев, профессор, доктор медицинских наук, зам. председателя Формулярного комитета Российской академии наук,
Александр Леонидович Мясников – кандидат медицинских наук, бывший главврач Кремлевской больницы при Управлении Делами Президента РФ.
Иван Глушков, нач. управления корпоративного развития фармацевтической компании

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Ростислав Ищенко (новое видео)
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели