В интервью изданию Ukraina.ru украинский общественный деятель Татьяна Монтян сделала прогноз на 2017 год: народ ждет дальнейшее обнищание, безработица и обвал гривны, социальная напряженность будет нарастать, но до майдана дело не дойдет

Татьяна МонтянКаковы, на Ваш взгляд, главные итоги уходящего года для Украины?

Монтян: — Продолжается тотальный геноцид населения, развал государственности. Майданная власть дружными рядами вместе со страной летит в пропасть, бумеранги за ними тоже уже вылетели. Сразу после инаугурации Трампа начнется цирк и воздаяние за все, что они сотворили со страной за эти три года. Вообщем ждать уже недолго, скоро будет елка, как говорил Янукович. Я не вижу в происходящем даже намека на позитив. Украину превращают в Гаити и Сомали.

Как повлияет национализация «Приватбанка» на финансовую ситуацию в стране?

Монтян: — Повлияет так, что они немножко еще курс подержат и все понесется. Однако то, что этот банк они угробят, и ежу понятно.

Что будет с гривной в следующем году? Какой курс прогнозируете?

Монтян: — Думаю, вполне реально и 30, и 40. За счет чего они будут курс удерживать? Денег им больше никто не даст. И еще раз повторяю, как только инаугурируется Трамп, о какой бы то ни было поддержке этой власти извне можно будет забыть, поэтому здесь все возможно, дефолт в том числе. Вы поймите главное: судьба Украины сейчас полностью находится в руках Путина и Трампа. Как они решат между собой — так и будет. Хотя я думаю, что там уже все договорено, просто ждут формального вступления нового американского президента в должность.

Вчера Порошенко таки подписал повышение минимальной зарплаты с 1 января до 3 200 гривен. Какими будут последствия?

Монтян: — Катастрофическими. Сокращение рабочих мест, безработица еще интенсивнее продолжит расти. Все как обычно. Средний и малый бизнес уйдут в тень, зарплаты в конверты, многие предприятия будут закрываться, людей будут массово увольнять. Соответственно вырастут цены, а это больнее всего ударит по пенсионерам, так как пенсии людям существенно поднимать никто не собирается.

Савченко на днях заявила о создании политической платформы «РУНА». Как Вы оцениваете ее перспективы стать серьезной политической партией?

Монтян: — А кто ее зарегистрирует, простите? Все проекты, которые когда-либо делал на Украине Медведчук, оканчивались полным провалом. Я не думаю, что его проект «Наденька» — это исключение. Я задавала Медведчуку прямой вопрос: «Объясните, зачем Вы ее пиарите?» Для адекватных людей она навсегда останется троещинской шалавой. А в глазах майданных стояльцев, которые за нее вопили, она теперь враг народа. Я не понимаю, на кого направлен пиар Нади.

Как Вы считаете, есть сейчас на Украине хотя бы намеки на политическую силу, которая могла бы переломить ситуацию в стране?

Монтян: — Нет, потому что ни у кого из вменяемых людей нет денег. Они нищие, как церковные крысы, а финансовый барьер вхождения в политику у нас такой высоты, что его не перепрыгнуть простому человеку. Нужно как минимум миллионов 20 долларов, чтобы просто поучаствовать в политике. Без этих денег соваться бесполезно, потому что вы не сможете даже агитки напечатать — страна-то немаленькая.

Кроме того, за эти три года из страны выехали миллионы институционально состоятельных людей, которые способны хоть что-то делать сами. Их охотно приняли соседние страны. Те же поляки, которые поддерживали майдан, теперь получили больше миллиона рабов-гастарбайтеров, заменивших в свою очередь лучших поляков, уехавших в Германию. Поляков это очень устраивает, и они уже жаждут отпилить Львов и прочие, как они говорят, исконно польские земли.

Соседние страны тоже не в накладе: венгры хотят отпилить кусок Закарпатья, Румыны — кусок Черновицкой области и так далее. И все, как шакалы, ждут полного обескровливания Украины, чтобы оторвать каждый свой кусок.

Внутри страны полный разгул беспредела: никаких способов защиты от того, что тебя придут и ограбят, лишат собственности нет. Полиции в стране тоже нет, потому что тех, кого они набрали после трехмесячных курсов, полицией назвать нельзя. Прокуратуры нет, в судах половина вакансий не заполнена, потому что люди разбежались. А сейчас у них новая идея — набрать в Верховный суд научных работников! Это ж надо додуматься! У меня 21 год практики в уголовной адвокатуре. Я бы в жизни не пошла даже в апелляционный суд, потому что знаю, что это такое. Там только год придется учиться толково отписывать апелляционные определения, что говорить о Верховном суде?

То есть, эти люди просто невменяемые; они развалили все, что можно. И кто теперь это будет разруливать? И главное за какие шиши?

Многие украинские эксперты, у которых мы спрашивали о перспективах на 2017 год, прогнозируют большую вероятность социального взрыва и нового майдана.

Монтян: —  А кто будет выводить людей? Все эти майданные сборища — это куча денег. Кто в них будет инвестировать и зачем? Зачем вкладывать колоссальные средства в мероприятие с непрогнозируемым результатом?

Значит, хоть в этом нам можно быть спокойными: в год Петуха «красного петуха» на Украине не будет?

Монтян: —  Я этого не сказала. Центробежные процессы будут нарастать, и в какой-то момент ситуация может выйти из-под контроля, а в неуправляемой ситуации может быть все что угодно.

А что будет в следующем году с Донбассом и «Минском-2»?

Монтян: — Будут продолжать постреливать. Поймите, власти незачем прекращать эту войну. Они тырят военные бюджеты, зарабатывают на всем, что шевелится — на справках с людей, которые покидают оккупированные территории, на блокпостах. Они готовы вести эту войну до последнего украинца. Но думаю, что все решится где-нибудь в середине февраля. Давайте подождем прихода Трампа.

Что же Вы посоветуете простым украинцам в такой ситуации: запастись терпением или искать лучшей доли?

Монтян: — Стараться выжить. Что еще могу пожелать? На самом деле все, кто хоть что-то собой представляет, давно отсюда смылись. Я осталась, потому что мне как старому институционалисту интересно наблюдать за процессом развала государственности.

Какой-то совсем уж беспросветный сценарий вы перед Новым годом нам обозначили.

Монтян: — Потому что у меня нет ни малейшего повода для оптимизма. Необоснованный оптимизм — это диагноз тех, кто стоял на майдане. Я себя к ним не отношу.

Популярный интернет

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели