Китайские АУГ и АУС существенно уступают американским, но при благоприятных условиях, несмотря на превосходство противника, способны нанести ему поражение. Паритет в дальности взаимного воздействия палубной авиацией при возможности вооружения J-15 гиперзвуковыми ПКР позволяет рассчитывать на успех.

В мае 2018 года покинул судостроительный завод в Даляне и приступил к ходовым испытаниям «Шаньдун», первый китайский авианосец собственной разработки проекта 001А. «Ляонин» («Битва авианосцев»), бывший советский «Варяг», считается учебным. «Шаньдун» уже рассматривается как боевой. Правда, судя по данным открытой печати и спутниковым снимкам, а также фотографиям корабля, опубликованным в открытых источниках, он концептуально и конструктивно повторяет «Ляонин».

Китай планирует строительство более тяжелых авианосцев проекта 002, которые уже должны иметь электромагнитные катапульты. Эти корабли смогут принимать более тяжелые самолеты, чем J-15, составляющие авиагруппу «Ляонина» и «Шаньдуна». Всего китайское военное командование, судя по материалам открытой печати, предполагает иметь в составе флота шесть авианосцев. Это позволит Пекину держать на постоянной основе по две авианосные группы или по одному соединению (из двух авианосцев) в Тихом и Индийском океанах.

“Новейший авианосец «Шаньдун» концептуально и конструктивно повторяет «Ляонин», бывший советский «Варяг»”

Военно-морское командование страны полагает, что таких сил вполне достаточно для защиты интересов Китая во всех значимых для него регионах мира. Предполагается, что авианосные ударные группы (АУГ) и соединения (АУС) смогут успешно противостоять не только флотам региональных держав, но и основному геополитическому конкуренту – США. Надо заметить, что атомный подводный флот Китая в настоящее время слишком слаб, как в количественном, так и особенно в качественном отношении, чтобы представлять серьезную угрозу американским авианосным формированиям (в отличие от российского ВМФ, который имеет в составе подводные лодки, вооруженные ПКР большой дальности, способные успешно бороться с авианосцами США). Поэтому главный ударной силой ВМС НОАК могут быть только АУС и АУГ. Интересно оценить, что они могут противопоставить американским, и спрогнозировать итог столкновения.

Прежде всего обратимся к вероятному боевому составу противостоящих корабельных группировок. Типовая американская АУГ (АМГ) может включать, помимо авианосца типа «Нимитц», до 6–10 надводных кораблей класса крейсер и эсминец, а также две-три атомные подводные лодки. Сегодня и на ближайшую перспективу это крейсеры «Тикондерога» («Морской бой с тенью: «Москва» против «Тикондероги»), эсминцы «Орли Берк» («Орли Берк» – просто орел»), АПЛ типа «Лос-Анджелес» («Рубка на рубку») и «Вирджиния» («Хитроумные атомоходы»). Авианосное соединение может иметь в составе 12–18 надводных кораблей и до трех-четырех субмарин тех же типов.

Достоверных данных об авианосных группах и соединениях Китая пока нет просто в силу того, что они еще не привлекались к систематическим действиям флота в Мировом океане. Вероятный боевой состав можно оценить, отталкиваясь от наличия кораблей в ВМС НОАК, известных данных о кораблестроительной программе страны, а также по открытой информации о боевой подготовке с участием «Ляонина». К настоящему времени зафиксированы неоднократные выходы авианосца в море для отработки задач одиночного плавания и действий в составе корабельных соединений. При этом численность эскорта в некоторых случаях достигала 12 эсминцев и фрегатов. Вероятно, в боевых порядках авианосной группы присутствовали и многоцелевые подводные лодки. То есть это была полноценная АУГ, сформированная по американскому образцу. Судя по такой направленности боевой подготовки китайских ВМС, в области развития авианосных сил там взят курс на создание полноценных АУС, которые призваны обеспечить военную поддержку и защиту интересов Китая за рубежом, в том числе в удаленных районах.

В китайских боевых порядках

Для создания полноценных авианосных соединений надо иметь достаточное количество эскортных кораблей. В составе ВМС НОАК таких 53 единицы. Это шесть эсминцев проекта 052C и 15 проекта 052D (на ноябрь 2018 года, еще семь строятся), 32 фрегата проекта 054 и 054А. Ведется строительство эсминцев проекта 055. Этого вполне достаточно для создания полноценных АУГ и АУС.

«Шаньдун» поднимает волну

Помимо надводных кораблей, в состав авианосных соединений могут включаться АПЛ. Китай имеет их более десятка. Это в основном корабли проекта 093 «Шань» («Один «Шань» из десяти возможных»). Строятся более современные. Китайские субмарины по техническому уровню существенно отстают от российских и американских. То есть в решении противолодочных задач на них не стоит особо рассчитывать. Но эффективно действовать в составе крупных соединений разнородных ударных сил «Шани» могут вполне. И выделение достаточного количества таких кораблей для авианосных формирований китайских ВМС реально.

Можно представить вероятный состав АУГ во главе с авианосцем «Ляонин» или «Шаньдун». Помимо него в составе соединения может быть 4–5 эсминцев проекта 052D, 1–2 проекта 052С и до 4–5 фрегатов проекта 054, 054А, а также до 2 многоцелевых АПЛ проекта 093 «Шань». После 2020 года Китай уже может сформировать полноценное АУС в составе двух авианосцев – «Ляонин» и «Шаньдун», 6–8 эсминцев проекта 052D, 2–3 проекта 052С, 7–8 фрегатов проекта 054А (054) и 3–4 многоцелевых АПЛ «Шань».

Это серьезная сила, которая, исходя из боевого состава, вполне может бросить вызов американскому флоту. Интересно оценить, какими возможностями могут обладать китайские авианосные формирования в бою. Обратимся к ТТХ и составу вооружения основных кораблей, которые могут быть включены в состав китайских авианосных формирований. Естественно начать с авианосцев. ТТХ «Ляонина» известны. Данных по «Шаньдуну» в открытых источниках немного. Однако исходя из того, что Китай будет стремиться ставить на первый авианосец полностью собственной разработки самое совершенное вооружение, можно предположить его вероятный состав.

Основным средством контроля воздушного пространства этого корабля стала РЛС с ФАР. ТТХ, по оценкам иностранных специалистов, близки к РЛС системы «Иджис» (Aegis). ПВО корабля обеспечивается в зоне самообороны четырьмя ЗАК Тип 1130 и четырьмя ЗРС FL-3000N (четыре блока по 18 ячеек – всего 72 ЗУР). Особенностью ЗРС является то, что в ней используется ракета с пассивной ГСН, работающей в инфракрасном или СВЧ-диапазоне. Поражение цели после ее захвата ГСН происходит по принципу «выстрелил-забыл». Недостаток – зависимость от погодных факторов. Всего за цикл стрельбы при благоприятных условиях система ПВО «Шаньдун» способна уничтожить четыре-пять ПКР. При использовании противником средств РЭБ потенциал снижается на 30–70 процентов до одной – трех ПКР. Тем не менее можно уверенно констатировать, что корабль способен надежно отражать удары одиночных ПКР, а при благоприятных условиях и групповые налеты.

Авиационное вооружение оценивается примерно в 60 единиц, из которых до 36–40 могут быть J-15 (скопированные с проданного Украиной Т-10К – прообраза российского палубного Су-33) и около 20 вертолетов различного назначения, созданных на основе Ка-28, в том числе четыре – шесть вертолетов ДРЛО Z-18J, 10–14 противолодочных Z-18F и два – четыре поисково-спасательных Z-9C. Интенсивность действий авиагруппы следует оценить в 80–90 вылетов ЛА разных классов в сутки. Предельное число ЛА, которые можно поднять с палубы «Шаньдуна» одновременно, обусловлено имеющимися позициями предполетной подготовки. Их вероятнее всего 16, как на «Ляонине». Помимо задач борьбы с воздушным противником, китайский палубный истребитель, по данным открытых источников, может нести две ПКР KD-88 с дозвуковой скоростью полета и дальностью стрельбы около 250 километров. При оценке боевых возможностей авианосца необходимо учесть, что J-15 по характеристикам, прежде всего радиоэлектронному оснащению и системе вооружения, по мнению зарубежных специалистов, уступает американскому F-18E(F).

«Шаньдун» поднимает волну

Эсминец проекта 052С из ударного вооружения имеет две четырехконтейнерные ПУ, расположенные в средней части корабля, для низковысотных (около 30 м на маршевом участке, вблизи цели – 7–10 м) дозвуковых противокорабельных ракет YJ-62 (C-602) китайского производства с максимальной дальностью стрельбы около 280 километров. ПВО представлено морской версией многоканального ЗРК HQ-9, созданного на основе российской ЗРС С-300. Его основная тяжелая ракета имеет максимальную дальность перехвата целей 125 километров, время реакции – 10 секунд. На кораблях этого типа установлены восемь модулей установок вертикального пуска (УВП) HHQ-9 китайской разработки на шесть зенитных ракет каждый (всего 48 ракет). Они скопированы с российских ракет комплекса С-300Ф/«Риф». Для уничтожения СВН в зоне самообороны корабль имеет две 30-мм семиствольные АУ Тип 730 с дальностью до трех километров и скорострельностью 4600–5800. Для поиска подводных лодок эсминец имеет подкильную ГАС SJD-8/9, созданную на основе французской DUBV-23. По тактико-техническим данным SJD-8/9 существенно уступает ГАС американских кораблей. Эсминец имеет посадочную площадку и ангар для противолодочного вертолета Ка-28 или сходного по характеристикам китайского Z-9C.

Ракетное вооружение эсминца проекта 052D располагается в двух УВП по 32 ячейки и 24 ПУ ЗУР FL3000N. В УВП могут размещаться в различных комбинациях КР CJ-10, ПКР YJ-18 и YJ-83, ЗУР HQ-9 и DK-10A, а также противолодочные управляемые ракеты (ПЛУР) CY-5. Корабль имеет одноствольную 130-мм АУ H/PJ-38 и 30-мм семиствольный ЗАК Тип 730. Есть ангар и взлетная площадка для вертолета типа Ка-27.

Ракета CJ-10 в плане борьбы с надводными кораблями интереса не представляет – она предназначена для поражения наземных целей. ПКР YJ-18 имеет дальность стрельбы до 530 километров при скорости полета в крейсерском режиме около 900 километров в час, а в районе цели после захвата ее ГСН – 2,5–3 Маха. Это модификация российской Club, что позволяет оценить ее боевую часть примерно в 200–250 килограммов. ПКР YJ-83 (С-803) малой дальности, до 180 километров, вес БЧ – 185 килограммов. ЗУР DK-10A создана на основе ракеты класса «воздух-воздух», имеет дальность стрельбы по разным оценкам от 30 до 50 километров.

О вариантах боекомплекта эсминца достоверных сведений не имеется. Исходя из его вероятного боевого предназначения в составе авианосных формирований предполагаемый состав вооружения применительно к условиям войны с мощными надводными группировками: 8 КР CJ-10, 16 ПКР YJ-18, 8 ПЛУР CY-5 и 32 ЗУР HQ-9 в двух 32-ячеечных УВП. ПВО ближней зоны обеспечивается ЗРК FL3000N с 24 ЗУР.

Фрегаты проекта 054 располагают 16 ПКР типа YJ-83 с дальностью стрельбы 160 километров и дозвуковой скоростью полета. Основное средство ПВО – многоканальный ЗРК средней дальности HQ-16, представляющий российско-китайскую разработку на основе нашего «Штиля». ГАК МГК-335 позволяет эффективно решать противолодочные задачи.

Подлодки типа «Шань» имеют шесть носовых торпедных аппаратов калибра 533 миллиметра. Из них возможно применение торпед (в частности Yu-1, Yu-3 и Yu-6) и ракет YJ-82. Боекомплект – до 24 единиц. Вариант боевой загрузки в случае действий подлодки в составе авианосного формирования может включать восемь ПКР и 16 торпед различных типов. Дозвуковая ПКР, стартуя из подводного положения, имеет дальность стрельбы до 120 километров при боевой части около 170 килограммов. Высота полета на траектории – 50–100 метров со снижением до 5–10 метров в районе цели с момента ее захвата ГСН. Предполагаемая по аналогии с другими ракетами дальность действия ГСН вряд ли превысит 20–25 километров, и надо полагать, что значительную часть траектории в зоне досягаемости средств ПВО китайская ПКР будет идти на относительно больших высотах, что существенно снижает ее боевую устойчивость. В целом тактико-технические данные ПЛ проекта 093, прежде всего показатели шумности, особенно в инфразвуковом диапазоне, не позволяют успешно противостоять американским субмаринам. В этой связи их использование в составе авианосной группы имеет смысл лишь для решения задач тактической разведки и развития успеха ударов главных сил для уничтожения надводных кораблей, сохранивших боеспособность.

В чью пользу паритет

Подведем итог: суммарный боевой потенциал китайской АУГ – до 36 палубных многоцелевых самолетов, 64–80 ПКР большой дальности, 88–102 ПКР средней и малой дальности (160–280 км), в том числе до 16 на подлодках, до 40 целевых каналов ЗРК с общим боекомплектом более 450 ЗУР и до 30 вертолетов различного назначения.

Китайское АУС может иметь от 60 до 72 истребителей J-15, 96–128 ПКР большой дальности, 152–184 ПКР средней и малой дальности (160–280 км), в том числе до 24–32 на подводных лодках, до 64 целевых каналов ЗРК с общим боекомплектом более 700 ЗУР различной дальности и более 50 вертолетов.

“Китайский J-15 уступает американскому F-18 по радиоэлектронному оснащению и системе вооружения”

Ежесуточно, если принять для китайцев известную напряженность использования палубной авиации США, полученную из опыта ведения боевых действий в локальных конфликтах, АУГ ВМС НОАК может совершать до 90–110 самолетовылетов в сутки, в том числе 60–70 истребителями. Для АУС соответственные показатели – 180–220 и 120–140.

Исходя из вероятного построения боевых порядков китайских авианесущих формирований, можно оценить глубину воздействия авиации АУГ или АУС по надводным кораблям 600–700 километров, а ракетами – до 450–550 километров. Дальний рубеж перехвата воздушных целей корабельными истребителями может быть удален от авианосца до 300–400 километров при наличии поддержки самолетами ДРЛО наземного базирования и до 200–250 километров (притом только на больших высотах) при отсутствии такового. Зона перехвата СВН средствами коллективной корабельной ПВО может отстоять от центра ордера главных сил на расстояние до 60–150 километров в зависимости от направления подхода воздушного противника и построения соединения. ПЛО может быть надежно обеспечена только в ближней зоне – до 15–20 миль от центра ордера.

Анализ состава вооружения китайских авианосных формирований свидетельствует, что они достаточно мощные. Их сильными сторонами в бою с крупными надводными соединениями противника могут быть значительный потенциал ударного ракетного оружия, особенно ПКР большой дальности, которых, в частности, в настоящее время нет на вооружении вероятных противников (по данным открытых источников США, противокорабельный вариант ракет «Томагавк» снят с вооружения), наличие отвечающих современным требованиям многоцелевых палубных истребителей J-15. Важным преимуществом китайских АУГ и АУС станет оснащение надводных кораблей и самолетов гиперзвуковыми ПКР на основе «Синкун-2» («Китайский гиперзвук – звонок для США»). Это качественно повысит возможности ВМС НОАК и серьезно изменит соотношение сил на море в пользу Китая.

К числу слабых сторон следует отнести немногочисленность палубной авиации и малое число одновременно вводимых в бой машин (16 для АУГ и 32 для АУС), отсутствие самолетов-разведчиков, недостаточный противолодочный потенциал, что определяется технологическим отставанием Китая в этом виде вооружений, прежде всего в средствах поиска подлодок, а также невозможностью собственными средствами создать низковысотное радиолокационное поле необходимой глубины (четыре – восемь вертолетов РЛД не в состоянии это сделать на требуемую глубину). Эти недостатки потребуют организации поддержки АУГ и АУС силами авиации наземного базирования. В противном случае слабые стороны существенно снизят боевые возможности китайских АУГ и АУС.

Что касается аналогичных американских формирований, на основании хорошо известных ТТХ их кораблей вспомним основные показатели боевого потенциала. АУГ США имеет 60 многоцелевых истребителей и около 40 самолетов и вертолетов боевого обеспечения, 128–176 ПКР среднего радиуса действия (к ним относятся и новейшие модификации ПКР «Гарпун» при дальности стрельбы), до 50–60 целевых каналов ЗРК с общим боекомплектом более 700–900 ЗУР и до 15–20 противолодочных вертолетов на кораблях эскорта. АУС США с двумя-тремя авианосцами располагает 120–180 многоцелевыми истребителями и 80–120 ЛА боевого обеспечения, 200–280 ПКР среднего радиуса, до 80–90 целевых каналов ЗРК с общим боекомплектом более 1200–1500 ЗУР и до 25–30 противолодочных вертолетов на кораблях эскорта. По опыту ведения боевых действий в локальных конфликтах, АУГ может совершать до 160–180 самолетовылетов в сутки, в том числе 100–110 истребителями. Для АУС эти показатели соответственно 320–540 и 200–330.

Сильные стороны АУГ и АУС США – многочисленная палубная авиация, наличие всего комплекта самолетов и вертолетов боевого обеспечения, что позволяет создать глубокоэшелонированную систему обороны и наблюдения, мощные средства разведки подводного противника, большое количество одновременно вводимой в бой авиатехники (для АУГ максимум 40, для АУС – 80–120 машин), ПВО с хорошим боекомплектом. Слабые стороны – отсутствие в составе вооружения ПКР большого радиуса действия, а также низкая эффективность средств ПВО против перспективных гиперзвуковых китайских ПКР «Синкун-2».

Глубина воздействия американских АУГ и АУС по надводным целям палубной авиацией оценивается в 600–700 километров, а корабельными ПКР в зависимости от построения боевого порядка – в 300–350 километров от центра ордера. Рубеж ввода в бой истребителей может достигать 400 километров по данным своих самолетов ДРЛО. Глубина дальней зоны ПЛО – 350–400 километров и более на угрожаемых направлениях.

Сравним боевые потенциалы американских и китайских АУГ и АУС. По глубине воздействия палубной авиацией имеет место примерный паритет. Однако американцы могут одновременно в бой ввести в 2,5 раза больше самолетов. Глубина воздействия ПКР у китайцев больше почти в полтора раза. Но по общему количеству ПКР опять-таки примерное равенство. Глубина системы обороны китайских соединений меньше в три – пять раз. Почти вдвое или даже более уступают соединения ВМС НОАК соответствующим американским и по числу целевых каналов ЗРК и боекомплекту ЗУР.

Некоторый паритет по боевому потенциалу складывается, если сравнивать американскую АУГ с китайским АУС.

Анализ свидетельствует, что Китай существенно уступает США. Паритет достигается только в дальности взаимного воздействия палубной авиацией. При этом истребители могут существенно сократить глубину контроля надводной обстановки своим оппонентам. И это создает благоприятные условия для китайской стороны, чтобы, несмотря на превосходство противника, нанести ему поражение, особенно с применением перспективных гиперзвуковых ПКР. Однако и американцы могут принять меры и не допустить китайские носители этого оружия к рубежу его применения. Все будет определяться вероятной динамикой боя.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив