МИХЕЕВ: Я вообще не знаю никого, кто когда-нибудь верил бы в «минский формат» как в возможность окончательного разрешения этой ситуации. То, что наша официальная позиция заключается в том, что «минский формат» на сегодняшний день является единственной приемлемой формой ведения переговоров, это так, но это вовсе не значит, что мы как-то глубоко все верим в то, что «минский формат» мог решить все эти проблемы. Михеев СергейПросто ничего лучше «минского формата» на тот момент с точки зрения переговорного процесса придумать не удалось. Вот, скажем так. И для нас — для России, и для наших друзей в Донецке и Луганске на тот момент это было как бы одно из компромиссных решений. Сейчас, конечно, на фоне вот этих вот законов, которые Верховная рада принимает, «минский формат» выглядит тоже более конструктивно, но это вовсе не значит, что кто-то так особо верил в то, что через этот «минский формат» можно решить все проблемы. В России, я думаю, в это не верили, понимая реальную ситуацию в украинской власти, а также — позицию внешних спонсоров вот этой нестабильности; в первую очередь это касается американцев. Они никогда не были заинтересованы, мне кажется, в «минском формате». На Украине никто не верил по той же самой, в общем-то, причине, понимая, что для Порошенко и его власти реализация «минского формата» будет равнозначна политической гибели. Ну, а на собственную политическую гибель он не пойдёт.

КОРНЕЕВСКИЙ: Хотя, говорят, он всё равно не имеет шансов на ещё одно президентство.

МИХЕЕВ: Ну, это неизвестно, имеет он шансы, не имеет. И поэтому тоже особо никто не верил. То есть вот «минский формат» – это такая странная шутка, которая… Вроде бы лучше которой ничего с точки зрения переговоров и дипломатии не придумано, и поэтому наши дипломаты, как бы официальные лица, придерживаются вот этой позиции, что кроме «минского формата» ничего нет. Но, с другой стороны, реальные её перспективы при нынешней власти в Киеве — они близки к нулю. И вот принятый Верховной радой закон о реинтеграции Донбасса, в котором о реинтеграции не сказано ни одного слова, зато много слов сказано о войне, агрессорах, оккупированной территории и так далее, а это ещё раз доказывает…

Сергей Михеев: железная логика 22.01.2018



Порошенко сказал, что он подпишет этот закон в любом случае — тоже, на мой взгляд, ничего такого в этом неожиданного нет. Это свидетельствует об одной простой вещи: «минской формат» для Порошенко неприемлем. Единственное, что, действительно, в 101 раз возникает вопрос: а зачем же Пётр Алексеевич Порошенко его подписал? И в каком он состоянии тогда находился, если всё-таки он взял и подписал вот этот документ, который уже несколько лет как выполнять не собирается, а вот этим законом фактически ставится точка в этой ситуации? Но, по крайней мере, я не думаю, что, скажем, Верховная рада нынешнего созыва может принять закон, а Порошенко – нынешний президент – может его подписать, а потом взять и всё это отменить. Это маловероятно. То есть как минимум до конца нынешнего президентского срока очевидно, что ни Верховная рада Украины, ни президент Порошенко — они не смогут приблизиться к какому-то более конструктивному варианту, это невозможно. То есть как минимум до следующих выборов можно совершенно чётко констатировать, что этот вопрос — я имею в виду движение по пути Минских переговоров — он заморожен.

популярный интернет


Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели