Абстрагируясь от крайностей («нам поставлен ультиматум, всё пропало» или «мы одержали сокрушительную дипломатическую победу») в реальности на встрече Тиллерсона с Лавровым и Путиным мы увидели, во-первых, то, что наши ожидания по поводу Трампа оказались завышенными. Трамп всё равно остаётся плотью от плоти американского истеблишмента – просто какой-то его маргинальной ветви.Михеев Сергей Во-вторых, Трамп продолжает исходить из позиции, что Америка – первая на планете, а значит, имеет право делать всё, что считает нужным. Но при этом Трамп одновременно показал слабость во внутриполитической борьбе со своими оппонентами в США. И для успеха в этой борьбе показал готовность жертвовать внешнеполитическими направлениями. А кроме всего прочего, в голове у него по вопросам внешней политики – явно абсолютная каша и концепция пока не прослеживается. Видимо, её просто нет, как не было и в период избирательной кампании. Пока внешняя политика Трампа выглядит крайне слабой, разнонаправленной, внутренне конфликтной. В том числе это показали последние действия США. То есть именно с такой Америкой нам придётся иметь дело в ближайшем будущем. То есть дела обстоят не очень хорошо в этом смысле.

Но, с другой стороны, конкретно в визите Тиллерсона я не увидел ничего катастрофического. Совершенно очевидно, что он не привёз нам ультиматума. Да, где-то в Европе он произнёс какие-то фразы, которые звучали достаточно жёстко. Но американская политика давно уже балансирует на грани шоу-бизнеса, а Трамп просто откровенный шоумен. И многие высказывания и действия, которые делают политики США, необходимо воспринимать именно как шоу-бизнес. В Москве же Тиллерсону пришлось опуститься с небес на землю и разговаривать на реальном языке об абсолютно реальных вещах. Поэтому нет никакого намёка на то, что он привёз нам ультиматум, что он поставил нас в тупик, что он задал какие-то положения, абсолютно для нас безвыходные. Этого нет. Да, встреча с Лавровым проходила в очень холодном тоне. Видимо, Тиллерсон обозначил жёсткие позиции американцев: они хотят быть первыми и в принципе будут делать то, что считают нужным. И нет никаких признаков отмены санкций. Но и ему была предельно откровенно и достаточно твёрдо изложена наша позиция по основным внешнеполитическим вопросам. Никого ни на что менять мы не собираемся. Какого-то более-менее внятного предложения со стороны США мы пока не видим. А движение навстречу возможно только в обоюдном формате, а не в формате сдачи Россией своих позиций. Кроме всего прочего, мне кажется, что Тиллерсон по складу немножко другой человек, чем предыдущие американские визитёры. Он отличается вменяемостью от Керри, от Байдена, от большинства других американских политиков. И мне кажется, что то, что Путин его принял – это не знак какого-то конструктивного продвижения, а просто президент и министр иностранных дел использовали ситуацию, при которой можно было вдвойне, дуплетом надавить на Тиллерсона. И так как Путин с ним встречался ранее, появилась возможность такого откровенного разговора с глазу на глаз.

Сергей Михеев: Тиллерсон у Путина и Лаврова 14.04.2017

В ходе переговоров (как мне показалось по пресс-коференции) наши аргументы были однозначно сильнее американских. Американская политика, которая, как и другой шоу-бизнес, работает в определённом формате с заданными пределами, при встрече с глазу на глаз чаще всего проваливается. Одно дело – говорить под телекамеры, под сотни фотовспышек, делать политическое шоу. Другое дело – оказаться в замкнутом пространстве с глазу на глаз с человеком, который говорит: карты на стол, вот наши аргументы, где ваши доводы? И в такой беседе, скорее всего, Тиллерсону сказать было нечего. Я думаю, что в этом плане мы немного переиграли американца. По крайней мере, на пресс-конференции Тиллерсон выглядел, откровенно говоря, слабовато. Слабее многих предыдущих американских госсекретарей.

Я думаю, что ту информацию, которую Тиллерсон получил, он будет вынужден донести до Трампа, причём в формате тет-а-тет. Я думаю, что ему была изложена информация по возможным провокациям с химическим оружием, которые могут ещё случиться в Сирии, о чём наша страна говорила. Излагая эту информацию, мы в определённой степени обезоруживаем тех, кто эти провокации хотел бы или намерен провести. Когда мы говорим, что может быть примерно так и так и делимся по этому поводу имеющейся информацией – хотите-не хотите, вам придётся это учитывать. Поэтому я думаю, что в этой беседе с Путиным Тиллерсону было неуютно. Аргументация американцев, которая годится для шоу-бизнеса – типа весь цивилизованный мир уверен, убеждён и прочее – это катит для газетных заголовков, а для разговора с глазу на глаз со знающим собеседником не подходит, потому что здесь нужны реальные доводы. Мне кажется, что их у американцев для такой беседы было меньше, чем у нас. Не буду говорить, что кто-то выиграл, а кто-то проиграл. Но встреча с Тиллерсоном не была вовсе столь катастрофичной, как её хотели бы представить, когда говорили про ультиматум и прочее. Она была сверкой позиций, причём эта сверка, как минимум, проходила на равных. Уж как минимум.

Интересно и то, что по той проблеме, которая всех достаточно сильно волнует в России (а именно украинскому вопросу), Рекс Тиллерсон выступил очень нейтрально. Я напомню, что, находясь в Европе на встрече с министрами иностранных дел, он позволил себе высказать достаточно жёсткую антироссийскую фразу по Сирии, которую многие и выдали за ультиматум. Но по Украине он даже в Европе высказывался достаточно прохладно. Он сказал о том, что не видит особых причин для того, чтобы американские налогоплательщики тратились на украинские вопросы. А в Москве на пресс-подходе он вообще про это практически ничего не говорил. Известна реакция бывшего посла США в России Майкла Макфола: мол, Тиллерсон ничего не сказал про аннексию Крыма и этим допустил ошибку. То есть пока американская позиция по Украине, если говорить о сигналах – знаете, как любят распространяться о сигналах, – выглядит весьма нейтрально. Это не очень приятно для нынешнего украинского руководства, но для нас это достаточно интересно, как минимум. Не буду говорить «важно», но достаточно интересно.

В целом произошёл обмен мнениями – и только. Я думаю, что это лучше, чем, скажем, полная блокада отношений. Ещё раз оговорюсь, что Тиллерсону, хочет он или не хочет, так или иначе позиции России изложит Трампу, и американцы будут вынуждены их учитывать. Я не думаю, что это серьёзно скажется на позициях Америки, но Трампу придётся понять, что необходимо вырабатывать некую концепцию для подхода к отношениям с Россией. Кстати, характерно, что в тот же день, когда Тиллерсон прилетел в Москву, Трамп заявил о том, что речи не идёт о наземной операции США в Сирии. И в тот же день с ним разговаривал по телефону китайский лидер Си Цзиньпин, который отметил, что у сирийского вопроса должно быть политическое решение. То есть я не буду говорить, что переговоры – победа, но это и не поражение. Это достаточно твёрдый, жёсткий обмен мнениями, в котором наши аргументы выглядели достаточно уверенно.

Существует и такая версия, что на самом деле Путин ни слова не говорил с Тиллерсоном об Украине или Сирии – это всё было возложено на Лаврова. А, памятуя предыдущую деятельность Тиллерсона на нефтегазовом поприще, как раз углеводородные вопросы вопросы Владимир Владимирович и обсуждал с американским госсекретарём. Могло ли быть так? Наверное, могло, а может быть, не могло. То, что вряд ли Лавров и Путин полностью друг друга повторили – это очевидно. Понятно, что у них, видимо, были разные разговоры с Тиллерсоном на разные темы. Но я, честно говоря, не думаю, что Путин не упомянул в разговоре с Тиллерсоном сирийскую и украинскую тему. Это практически исключено. Была ли там тема нефти и газа? Может быть, была. Но президент не мог не говорить с Тиллерсоном по международным вопросам, потому что всё эти вопросы составляют квинтэссенцию отношений между странами, а вовсе не нефть и газ. Я считаю, что надо трезво относиться к разговорам о том, что всю мировую политику определяют транснациональные корпорации. Да, они определяют многое, но не всё. Эта популярная в интернете тема – некоторое упрощение ситуации. Да, есть ExxonMobil, есть Газпром – а что, собственно говоря, мешало в нефтегазовом смысле полюбовно жить все предыдущие годы? Не было этого. А ExxonMobil был, и Газпром был. Откуда вдруг появится заинтересованность со стороны американцев в сотрудничестве с нами в этой сфере, которая должна выровнять все политические разногласия? Мне кажется, было бы необоснованным так считать. Прошло уже больше двадцати пяти лет с тех пор, как ситуация изменилась и ExxonMobil могут иметь интерес в России. Ну и что?

Квинтэссенция российско-американских отношений крутится в области политики, а не в области экономики. Я не вижу какого-то мощного взаимного интереса, который мог бы взять и на раз убрать все проблемы в нашей политике. Здесь есть расчёт на то, что Трамп другой, он бизнесмен. И Тиллерсон другой, он бизнесмен. Сейчас мы с ними договоримся по деньгам – «и тогда наверняка вдруг запляшут облака»… Но мне кажется, это подход немножко упрощённый, потому что Трамп другой, но всё равно существует американский политический класс, который не даст президенту настолько радикально изменить американскую политику, чтобы она вся свелась к деньгам. А что касается денег, всё равно прямо уж такой заинтересованности в России со стороны американских нефтяных компаний, которая позволила бы выключить весь негатив в нашей политической повестке дня – не существует. Что мы можем предложить им? Сахалин? Разработку шельфа в Арктике? Наверное. Это интересно. Это было интересно и пять лет назад. Это было интересно и десять лет назад, но никаких серьёзных совместных проектов не случилось, когда отношения были гораздо более мягкими, чем сейчас.

Ещё один важный момент. Всё-таки госсекретарь Тиллерсон при первом визите в Россию, насколько я понимаю, не встречался ни с кем из российской либеральной оппозиции. Раньше американские госсекретари достаточно часто встречались с прозападной оппозицией. По этому поводу было достаточно много шума в СМИ. Сейчас этого не произошло. Пусть госсекретари не каждый встречались с либералами, когда приезжали в Россию, но для первого визита Тиллерсона это было бы вполне закономерным. Сейчас этого не произошло. Опять же тем, кто любит говорить о сигналах, этого нельзя не заметить. Я считаю, что нашим «западникам» особо радоваться нечего. Их расчёт на то, что американцы сейчас начнут раскачивать ситуацию к президентским выборам в России. Под этот расчёт, в принципе, подстроились бы многие, и деньги нашлись бы, и сторонники внутри элиты. Но пока этот расчёт балансирует где-то 50:50. Мне кажется, что прямого, чёткого, жёсткого намерения раскачивать ситуацию к выборам путём контакта с нашей оппозицией мы пока не увидели ни со стороны Трампа, ни со стороны Тиллерсона.

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели