Налицо проблемы в отношениях Москвы и Минска. Это диагноз главы МИД Белоруссии Владимира Макея, который накануне встретился с Сергеем Лавровым. Давайте вспомним, что за последние дни Александр Лукашенко предъявил России целый ворох обвинений. Иногда было такое впечатление, что редакторы новостных сайтов перепутали «Лукашенко» с «Порошенко». Так что же это за проблемы, наличие которых признаётся даже на высоком правительственном уровне?

Сергей МихеевКорень проблем простой: Лукашенко нужны деньги на поддержание той модели экономики и управления, которая четверть века выстраивалась в Белоруссии, потому что это, в свою очередь, является гарантией его власти, в том числе и личной. Грубо говоря, надо удержать власть в руках, нужно удержать страну в повиновении, а на это категорически не хватает денег. Деньги белорусы рассчитывали получить от России. В общем-то, они их и получали достаточно долгие годы. Лукашенко в прошлом практиковал простую формулу: военно-политическое, стратегическое партнёрство в обмен на экономические преференции. Чем дальше, тем этот процесс проходит всё труднее и труднее. По разным причинам. И по причинам белорусской позиции, и по причинам российской позиции. Попытка Лукашенко шантажировать нас политическими вопросами тоже не нова. Он к этим вещам прибегал неоднократно, но в этот раз действительно, на мой взгляд, переходит некие границы. Я думаю, что, во-первых, это связано с его личным раздражением. А во-вторых, это раздражение связано с тем, что нынешние экономические проблемы в Белоруссии гораздо более глубоки и серьёзны, чем всё, что происходило когда-либо раньше. Потому что по Белоруссии ударил и кризис, связанный с российской экономикой, которая подвержена санкциям, и в целом глобальный кризис, который действуют на все страны мира.

Об этом свидетельствуют и те нововведения, которые Александр Григорьевич практикует внутри страны. Этот «налог на тунеядство», некоторые другие меры, которые уже вызывают социальное напряжение и протесты. Я думаю, что Лукашенко ни за что в жизни не пошёл бы на непопулярные шаги, если бы вопрос нехватки денег в бюджете не стоял так остро. Последние меры и демарши белорусского лидера – это свидетельство того, что действительно не хватает ресурсов на поддержание нынешней модели. При этом с Россией складывается ситуация любви-ненависти: вроде бы Лукашенко мировоззренчески (по крайней мере когда-то) в общем и в целом стоит на схожих с нами позициях, но деньги он может взять только у России. По крайней мере – взять относительно безболезненно, как это делалось раньше. А Россия этих денег не даёт – или даёт, но не столько, сколько давала раньше. И это, видимо, начинает трансформировать и мировоззренческие установки Лукашенко, что, на мой взгляд, характеризует его не с лучшей стороны. Довольно долгие годы он казался харизматичным политиком, с устоявшимися убеждениями, а сейчас оказывается, что эти убеждения могут «поплыть» по простым причинам – борьбе за власть и нехватке ресурсов.

Митинги в Минске и других городах Белоруссии свидетельствуют о том, что трон если не шатается, то, во всяком случае, крепления его несколько подослабли. В этой ситуации вместо того, чтобы опереться на единственного союзника, Лукашенко со всей бесшабашностью клеймит Россию. Насколько крепкой выглядит политическая система Белоруссии в свете митингов и роста националистических настроений?

Что касается митингов, то по этому поводу существуют разные мнения. Некоторые говорят, что митинги абсолютно спонтанные. Я, будучи знаком с белорусской политической реальностью, в спонтанность митингов не сильно верю. Но возможно, это и так. Но за игры Лукашенко с оппозицией – налицо. Поэтому я не исключаю, что отчасти в этих митингах может быть какой-то манипулятивный момент в плане выпуска пара. Но очевидно то, что Лукашенко занимает абсолютно непродуктивную позицию, пытаясь ссориться с Россией и заигрывать с националистами и украинской темой. Мне кажется, что ему просто отказывает политическое чутьё, потому что на этом пути ничего, кроме разрушения, он не получит. Довольно странно, что он не замечает негативного опыта (или по крайней мере не хочет его оценить), который есть совсем рядом – на Украине.

К чему привела украинская затея? Даже если убрать фактор Крыма и противостояние с Россией, разве всё, что там случилось, привело к какому-то процветанию, достижению каких-то успехов? Сейчас – третья годовщина Майдана. И какие успехи? Ничего, кроме разговоров, что они освободились от России, на самом деле нет. Произошли вещи абсолютно разрушительные, тем более, что радикальные националисты чаще всего бредят войной. Они бредят поиском врага, бредят необходимостью кому-то за что-то отомстить. Поэтому в Белоруссии будет примерно то же самое, если нациков выпустить из-под контроля. В итоге это кончится просто войной. Может быть, он рассчитывает использовать этих людей для какой-то внутренней игры? Но такая игра – очень рискованная. Это показал опыт Януковича, который тоже пытался использовать радикальных националистов для укрепления собственного положения. Чем это кончилось? Странно, что Лукашенко этого не видит.

Что касается отношений с Россией – да, действительно долгие годы отношения с Россией были главной гарантией сохранения Лукашенко у власти. Это является главной гарантией и сейчас. Но Лукашенко, видимо, хочет сохранить достаточно автономные позиции и показать, что он в Белоруссии хозяин, вполне себе способен на жёсткое решение любых проблем. Если в нынешней ситуации он пойдёт на уступки России, то я думаю, что в Минске считают, что это снизит самостоятельность Лукашенко лично и белорусской власти в целом. А для того, чтобы получать какие-то преференции, надо пойти на какие-то уступки. Возможно, этих уступок требуют в Кремле. Видимо, Александр Григорьевич находится в состоянии такого внутреннего конфликта, который порождает, соответственно, раздражение, а раздражение это порождает все резкие высказывания, не очень продуманные шаги и так далее, и тому подобное. Президент Белоруссии не хочет, чтобы выглядело так, что он идёт на поклон к Москве, потому что он считает, что таким образом потеряет часть самостоятельности. Может быть, здесь он даже прав с чисто технологической точки зрения. Но с точки зрения стратегической, несомненно, его последние шаги, такая явно экзальтированная реакция на проблемы – это ошибка. В том числе и в плане перспектив сохранения личной власти, и в плане перспектив сохранения той модели белорусской экономики и белорусского государственного устройства.

Можно здесь предъявить претензии российской стороне? Наверное, можно, потому что действительно по ряду направлений Россия пытается с Белоруссией общаться на известном бизнес-языке, свойственном олигархам – не только нашим, но и всем. Продайте вот это, продайте вот то, тогда будем разговаривать. Видимо, Лукашенко так поступать не хочет. Но, с другой стороны, та игра, которую он сейчас затевает, гораздо более опасна, чем все бизнес-интриги. Крайней важно всё-таки отнестись бережно к самому Союзу Белоруссии и России, так как это стратегически большая ценность, чем любые личные претензии или какие-то бизнес-споры.

Лукашенко позавчера в Сочи приехал вроде бы с частным визитом. И тут же на сайте Кремля появилось высказывание Дмитрия Пескова о том, что в графике президента Путина в ближайшие недели нет времени для встречи с президентом Белоруссии. Можно ли это воспринимать как ушат холодной воды, выплеснутый на горячую голову Александра Григорьевича?

Воспринимать можно, но будет ли от этого голова Александр Григорьевича менее горячей – непонятно. Вроде бы по типажу, по харизме он человек заводной и ему крайне тяжело взять и отступить. Особенно потому, что он любит сначала наговорить с три короба, а потом как от этих слов отказываться самому? Это достаточно сложно. Вообще, во все предыдущие разы посещения Сочи он с Путиным так или иначе –в рабочем или нерабочем форматах, официально или неофициально, – но встречался. То, что Кремль сейчас отказался от встречи – несомненно, для Лукашенко крайне неприятно. Дело в том, что свободных манёвров у него немного. Хорошо, он высказался отрицательно по поводу ЛНР и ДНР. Хорошо, он поддержал Порошенко. Но разве Порошенко – это тот человек, который может чем-то помочь Александру Григорьевичу? Абсолютно нет, он может только навредить. Пётр Порошенко своей собственной стране ничем помочь не может, он только вредит ей. А думать о том, что союз с нынешними властями в Киеве каким-то образом поможет Белоруссии – это настолько серьёзное заблуждение, что оно свидетельствует о том, что трезвого анализа и оценки ситуации просто нет. Понятно, что проукраинские выражения могут раздражать Москву. Понятно, что они здесь будут восприниматься враждебно. Но никакой реальной помощи от этого Белоруссия не получит, не говоря уже о том, что это на самом деле вбивает клин в отношения к Белоруссии, лично к Лукашенко со стороны россиян и внутри Белоруссии тоже. Потому что понятно, что там тоже были и есть национал-радикальные силы, были и есть силы, ориентированные на Европу. Но, во-первых, этих людей меньшинство, а во-вторых, от них тоже пользы-то и толку никакого. Они могут замутить какой-нибудь конфликт, они могут устроить какое-нибудь побоище, но ничего конструктивного сделать они не в состоянии – просто у них не под это мозги заточены. А попытка искать решение проблем на пути шантажа и имитации движения в Европу – это тоже ни о чём, потому что и Европа на самом деле серьёзно помочь Белоруссии не может. А если она и даст денег, то под политические условия или невероятные проценты, которые тоже надо потом отдавать.

И опять обратимся к примеру Украины. Посмотрите: а после того, что произошло там – чем, собственно говоря, Запад в итоге помог Украине? Он даёт деньги, который поддерживает на плаву нынешний политический режим. А говорить о том, что есть какая-то серьёзная масштабная помощь типа инвестиций, программ – не приходится. Всё, что говорит Запад Украине – давайте, продавайте, что у вас есть. Нам интересно то, то и то, продавайте нам это за копейки, а в остальном – это ваши проблемы. Примерно то же самое он скажет и Белоруссии с одной только разницей, что у Белоруссии есть гораздо меньше чего продать. На Украине есть порты, есть чернозём и прочее. В Белоруссии всего этого нет. Скажем, пяток каких-то предприятий, которые могут быть кому-то интересны – и всё, больше ничего.

Вернёмся к встрече глав МИДов Белоруссии и России. Можно ли сказать, что таким образом предпринята попытка вылить бочку масла в бушующие волны, и таким образом Лавров и Макей готовят почву для нормализации отношений?

То, что они готовят повестку для встречи лидеров – это точно. Иначе бы и смысла встречаться не было. Но будет ли встреча Путина и Лукашенко и чем закончился диалог министров иностранных дел – мы на самом деле достоверно не знаем. Но в любом случае нынешнее обострение, к сожалению, оставит негативный след на истории отношений, потому что такого риторически радикального обострения не было уже давно, а, может быть, даже и вообще не было. При этом Лукашенко решил надавить на самые больные мозоли «брата». И я думаю, что это не будет забыто ни в Минске, ни в Москве. Такое ощущение, что всё-таки не хватает мудрости политической. Ещё раз говорю: мне кажется, что союз России и Белоруссии стратегически, в долгосрочном плане важнее любых личных амбиций и бизнес-планов. Но, впрочем, это вообще проблема всех постсоветских элит – их невысокое качество стратегического планирования.

популярный интернет

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Василий Кот
2017-02-24 10:51:49
другое интересно, мурка, как ты выжила то?
Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели