МИХЕЕВ: Школьник пожалел немецких солдат, давайте и мы пожалеем школьника. И скажем вот что, начну я с того, что, например, в принципе, конечно, чувство сострадания к любым людям  в этом нет ничего плохого. Само по себе чувство сострадания оно на самом деле является вполне свойственно нормальным людям. И я думаю, что, если это сострадание искреннее, то за это не стоит осуждать – с одной стороны, с другой стороны, давайте пожалеем мальчика за то, что, к сожалению, он стал жертвой вот этих вот грантовых программ — это первое, и второе – за то, что ему, скажем, не хватило образования и ума, для того чтобы правильно расставить акценты. Михеев СергейНасчет грантовых программ: вот те цитаты, что вы зачитали из доклада, это в чистом виде обычный язык грантовых организаций, тех, кто работает на западные гранты. Они именно в таких примерно непонятных каких-то, не вполне русских выражениях обычно и пишут, потому что это чаще всего бывает калька с иностранных переводов с европейских языков. «Я был огорчен, что подтолкнуло меня посетить…» и прочее… Слушайте, но  я довольно много видел таких писулек, это чисто в контексте выполнения, отработки грантовых денег. То есть тех, кто эти гранты получали, я так понимаю, что это было в рамках немецкой грантовой программы. Вот те, кто, видимо, ответственен за получение этих грантов, понимали, что необходим подобного рода доклад, и конкретного мальчика использовали для того, чтобы он этот доклад написал. Может быть, мальчик, вообще, ни сном, ни духом, но сам по себе язык доклада совершенно четко говорит о том, что это отработка грантовых денег. Это я  о чем? Это я о том, что периодически приходится слышать, особенно в контексте обсуждения всех этих законов об иностранных агентов: вы знаете, что в этом ничего страшного нет, на самом деле западные организации предоставляют здесь гранты исключительно с благими целями, нельзя вообще оказывать на это давление, нельзя это запрещать и прочее, прочее.

Сергей Михеев: от двух до пяти 20.11.2017



Но на самом деле у всех практически гуманитарных грантовых программ – европейских или американских – всегда есть политический подтекст, иногда он более прямой, иногда – менее, в данном случае совершенно очевидно,  что речь идет о такой, знаете, попытке мягкой переписки истории. А те, кто эти гранты получили, ведь кто-то их получил, эти деньги? То ли это гимназия, то ли еще кто-то, они понимали, что для того, чтобы и дальше получать эти деньги, надо соответствовать требованиям гранта, в том числе и негласным требованиям гранта, вот этой скрытой, непрямой политической подоплеке. И они этого мальчика, видимо, сагитировали, подтолкнули его к тому, чтобы он этот доклад написал и, скорей всего, корректировали текст доклада. Я очень сомневаюсь, что мальчик в таких выражениях сам все эти вещи написал. Они, скорей всего, откорректировали текст доклада так, как это будет удобно слушать немецким грантодателям. Это первое. Что касается работы этой организации, в этом смысле мальчик – жертва. Второе, почему он тоже жертва: ну вот он жертва той исторической матрицы, которая через подобные организации, подобные грантовые программы, а также их носителей в Российской Федерации, внедряется в сознание молодого поколения. То есть разобраться в предмете недосуг, еще раз повторю, главное – попытаться сформировать иную, альтернативную концепцию истории.

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели